Несостоявшееся убийство на сцене, верный путь к сердцу зрителей и другие секреты любимых артистов

Статей на сайте: 204

Фото: Юрий Цветков

_DSC0580

Встреча с томскими и северскими артистами в редакции «Томских новостей» накануне Международного дня театра (27 марта) началась по законам комедии положений. Захотели журналисты угостить служителей Мельпомены ароматным чаем из самовара. Начистили его до блеска, разложили по тарелкам плюшки. А когда пришло время разливать чай по чашкам, выяснилось, что заело краник. Пришлось довольствоваться кипятком из электрического чайника. Но самовар на стол мы все равно водрузили: «Все идет по плану! Это – реквизит!»

Участники круглого стола

Угрюмова Постников Кондратьева

  • Татьяна Угрюмова, заслуженная артистка России, актриса Северского театра для детей и юношества
  • Александр Постников, заслуженный артист России, художественный руководитель школы-студии-театра «Индиго»
  • Олеся Кондратьева, актриса Томского областного театра куклы и актера «Скоморох»

Завьялов Асатрян Валиев

  • Антон Завьялов, солист Северского музыкального театра
  • Анна Асатрян, солистка Северского музыкального театра
  • Закир Валиев, солист Северского музыкального театра

Савиных Сидоров

  • Игорь Савиных, актер Томского областного театра юного зрителя
  • Андрей Сидоров, заслуженный артист России, актёр Томского областного театра драмы

_DSC01

Чердак вместо сцены

– В отличие от всех нас артисты отдыхают не в субботу и воскресенье, а по понедельникам. Если не секрет, от чего мы оторвали вас в единственный выходной?

Александр Постников:

– У меня выходных не бывает, к сожалению. А может быть, к счастью… Наш проект «Кино/театр» получил грант областной администрации, и сейчас полным ходом идут съемки фильма по спектаклю «Слепцы». Утром мы ездили за темными линзами для съемок, потом смотрели отснятый материал.

Антон Завьялов:

– У меня тоже выходного дня не получилось. Подобралась компания артистов, этаких рьяных борцов за искусство. Они задумали снять кино. Как раз сегодня мы обсуждали эту затею. Потом у меня было занятие по актерскому мастерству с ребятишками. А после него – бегом к вам.

Андрей Сидоров:

– Какие все занятые, надо же (улыбается). Вот я уже пятый день живу один: дети разъехались, Саликова (супруга, актриса театра драмы Елена Саликова. – Прим. ред.) сейчас в Москве. Поэтому я с утра полы перемыл, белье погладил, ужин приготовил. В общем, собираюсь завтра встречать жену.

– Столичные критики, гостившие на томском фестивале «Маска», удивляются, как много театров есть в нашем небольшом городе. Вы больше коллеги или все-таки конкуренты, которым приходится бороться за зрителя?

Андрей Сидоров:

– Никакой жесткой конкуренции у нас нет. Так сложилось, что каждый театр занял свою нишу и обзавелся своими поклонниками. Например, те, кто любит томский ТЮЗ, редко ходят в драму. И наоборот. Своя аудитория сформировалась у кукольников и Северского музыкального театра. Хотя, конечно, есть небольшой процент зрителей, которые ходят на все томские премьеры.

Антон Завьялов:

– Зато абсолютно у всех есть проблемы с количеством зрителей. Как раз потому, что города наши небольшие и далеко не все люди, как мы понимаем, являются театралами. В музыкальном театре, например, самый большой зрительный зал – 800 мест. Если три премьерных показа прошли с аншлагом, значит, постановку посмотрело полгорода. И начиная с четвертого спектакля артисты после второго звонка выглядывают из-за кулис: если заполнено ползала – это уже счастье. С детскими спектаклями еще печальнее. Иногда приходится играть для 20–30–40 зрителей. А у нас в некоторых спектаклях заняты по 100 человек: это и хор, и солисты, и оркестр, и балет. Ощущения для артистов, как вы понимаете, не очень комфортные.

Закир Валиев:

– Хорошо, что сейчас появилась возможность приглашать на наши спектакли томичей. Желающие могут заполнить анкету на сайте театра и сделать временный пропуск в Северск. Но нужно позаботиться об этом заранее – на оформление документов уходит несколько недель.

– Сегодня билеты в театр покупает в большинстве своем «добрый зритель в девятом ряду» или те, за любовь и внимание которых вам приходится бороться?

Александр Постников:

– На каждом спектакле перед актерами стоит задача сделать так, чтобы зрители захотели снова прий­ти к нам. Есть и другая проблема – в принципе заманить людей в театр. А для этого нам не хватает рекламы. Раньше, например, в ЦУМе стоял ларек, где можно было купить билеты на спектакли всех томских театров. И была единая сеть распространителей. Сейчас все это, к сожалению, рухнуло. И еще, на мой взгляд, происходит нарушение технологии продаж. Нужно не навязывать людям билеты, а заинтересовывать их.

Игорь Савиных:

– Сегодня важно удивлять пуб­лику. Например, большой интерес зрителей вызвал наш проект «Дыши свободно». Мы предложили людям неформатное знакомство с театром. Они могут побывать в самых недосягаемых его местах: на чердаке, за кулисами, в творческих цехах. В каждом пространстве проходят разные мероприятия: читка пьесы, показ эскиза спектакля… У зрителей есть возможность пообщаться с актерами в неформальной обстановке.

Андрей Сидоров:

– Между прочим, это важный момент. Было поколение артистов – Лебедева, Долматова, Мохов – их зрители знали в лицо и по именам. Знали, чем они увлекаются и чем живут вне театра. Могут ли похвастаться такой же популярностью актеры сегодня? Не уверен. У меня есть классная история на эту тему. Когда я в 1986 году пришел в драму, там работал артист Миша Крылов. Мы тогда жили в гостинице «Сибирь» и пока шли домой после репетиции, он обращался к каждой симпатичной барышне примерно с таким текстом: «Девушка, какие у вас красивые глаза! Как вы потрясающе выглядите! Как вас зовут? А меня Миша Крылов. Я – артист, в таких и таких спектаклях играю. Приходите обязательно!» В итоге от театра до гостиницы мы добирались часа по два, пока он со всеми не перезнакомится. Я не знаю, то ли Мишкино обаяние срабатывало, то ли зрители раньше так сильно любили театр, но поклонницы ходили на его спектакли толпами. А потом караулили у служебного входа.

А как же воздушная пища?

– Вы понимаете тех, кто находится по ту сторону рампы? Зачем зрители сегодня идут в театр, с какими ожиданиями?

Андрей Сидоров:

– Сейчас я скажу гадость: у меня такое ощущение, что зрители выбирают спектакли стихийно. В драме больше десяти лет идет «Слишком женатый таксист», которого посмотрел, наверное, уже весь город и не по одному разу. Когда заболел исполнитель главной роли Гена Поляков, спектакль на время выпал из репертуара. Недавно мы «Таксиста» восстановили, по-прежнему играем его с аншлагами. И стоят рядом с ним в афише премьеры «Амели», «Анна в тропиках». Спектакли просто потрясающие, а народ на них не ломится. Почему такое происходит, не понятно.

– Тогда, может быть, есть беспроигрышные темы, жанры, авторы? То, на что зритель уж точно клюнет?

Татьяна Угрюмова:

– Публику цепляют спектакли, которые могут одновременно развеселить и разбередить душу. Людям нравится театр, когда они там могут не только посмеяться, но и всплакнуть. Потому что слезы, оброненные в зрительном зале, очищающие, после них жить становится легче. В этом и заключается миссия театра. Хотя предлагать людям легкие комедии тоже нужно. Просто это более грубая пища.

Александр Постников:

– По поводу грубой пищи поспорю… Зрители приходят на комедию с настроем отдохнуть, посмеяться. И никому даже в голову не приходит, сколько легкой и воздушной пищи можно получить на таком спектакле. А не происходит этого, потому что жизнь нынче тяжелая и будни серые заели. Людям хочется просто отключиться от проблем, хотя бы на пару часов, пока идет спектакль.

– А еще кое-кто из столичных артистов говорит, что в наше время театру для привлечения внимания необходим скандал. Если не настоящий, то хотя бы придуманный…

Андрей Сидоров:

– Скандал помогал театрам во все времена! В 1990-е годы у нас шел спектакль «Аномалы». В нем меня убивают. Однажды пистолет дал осечку и выстрела не произошло. Моя партнерша Люда Павлова не растерялась: подбежала ко мне и со всей силы засандалила пистолетом по макушке. Пробила мне голову, пришлось ехать по скорой в травмпункт. Врач, пока мне рану зашивал, спросил: «Военный, что ли?» Я говорю: «Зачем же военный? Артист!» «Вот это я понимаю – система Станиславского в действии!» Такие истории быстро в народ уходят. А через какое-то время в Томск приехала моя знакомая из Санкт-Петербурга и говорит: «У вас есть какой-то спектакль, там артиста убили. Весь Питер по этому поводу гудит. Как бы мне на эту постановку попасть?»

Татьяна Угрюмова:

– Я по причине похожей шумихи пошла на «Амели». Сначала интерес подогревали полярные отзывы о спектакле: от восторга до полного неприятия. Потом прошла информация о том, что постановку запретили к показу французы. А когда «Амели» вернулась в афишу, в первых рядах побежала на спектакль – вдруг опять отменят.

Олеся Кондратьева:

– Когда вокруг спектакля возникает какая-то история, это всегда будоражит. Премьера сама по себе не событие. В роддоме рожают детей, в пекарне пекут хлеб, а в театре выпускают спектакли. Должна быть какая-то интрига. «Скоморох» этой весной пригласили на «Золотую маску» со спектаклем «Панночка». По городу пошли разговоры, потому что томские театры в номинацию не попадали уже много лет. Не скажу наверняка, но подозреваю, что именно поэтому последние показы «Панночки» прошли с аншлагами.

Вот такая радиоактивность…

– Давайте пофантазируем о том, как видоизменится и каким станет театр через 50–150–200 лет.

Игорь Савиных:

– Вряд ли это будет что-то принципиально новое. Меняются только выразительные возможности театра – свет, звук, декорации. Но до тех пор, пока в зрительном зале сидят люди, а не роботы, суть этого вида искусства останется прежней – театр будет изучать жизнь человеческого духа.

– В преддверии своего профессионального праздника поделитесь, в чем все-таки заключается магия подмостков? Почему, однажды придя в театр, люди расстаться с ним уже не могут?

Анна Асатрян:

– Может быть, прозвучит высокопарно, но это какая-то необъяснимая химия. Когда ты выходишь на сцену и начинаешь взаимодействовать с публикой, когда понимаешь, что можешь управлять эмоциями и настроением зрительного зала, тебя охватывает настоящая эйфория. Ни в какой другой жизненной ситуации получить подобные эмоции невозможно. А отказаться от них, испытав однажды, очень непросто.

Олеся Кондратьева:

– Мне кажется, что театр – какая-то отдельная реальность, окунувшись в которую, выныривать оттуда уже не захочешь. Все актеры, и кукольники в особенности, азартные и по-хорошему сумасшедшие люди. Ты и сам становишься таким очень скоро.

Андрей Сидоров:

– Ленивые мы просто, потому и не уходим никуда (улыбается). Не хочется пробовать что-то еще в жизни и начинать все с нуля.

– Были в вашей жизни ситуации, когда актерское ремесло вас выручало в повседневной жизни?

Андрей Сидоров:

– Не само актерское ремесло, но профессия выручала. Я должен был вести праздник в аэропорту. Опаздываю. Мчусь по Нахимова на более чем приличной скорости, и тут меня гаишник тормозит. Я начинаю ему что-то судорожно объяснять. «Начальник, у меня елочка (артисты так называют работу вне театра. – Прим. ред.) через 20 минут начнется, времени нет совсем. На елочку я опаздываю, понимаешь?!» «Какая, – говорит, – тебе елочка: лето на дворе». В отчаянии вывалил ему последний довод: «Я – артист!» Но после этих слов гаишник ко мне почему-то особенным уважением проникся: «Ну если артист, тогда, конечно, проезжай».

Игорь Савиных:

– А у меня забавный случай был в военкомате. Во время прохождения комиссии меня неожиданно узнал психиатр. Оказалось, что он театрал и по доброте душевной решил помочь. «Не бойся, – говорит, – парень, не пойдешь ты в армию. Я тебе сейчас справку сделаю». А я как раз планировал водительские права получать, и мне такая рекомендация была совсем ни к чему. Пришлось сослаться на невропатолога, который меня уже до него «забраковал».

– Чем будут жить театры в ближайшее время, чем вы порадуете нас, зрителей?

Олеся Кондратьева:

– У «Скомороха» сейчас горячая фестивальная пора. На днях в Новом Уренгое завершился международный сказочный фестиваль «Я – мал, привет!». Наш театр получил спецприз критиков за «Сказку о рыбаке и рыбке». На очереди – «Золотая маска». Мы претендуем на три номинации: «Лучший спектакль театра кукол», «Лучшая работа режиссера» (заслуженный деятель искусств России Владимир Бирюков) и «Лучшая работа художника» (Виктор Никоненко).

Татьяна Угрюмова:

– Наши молодые актеры скоро представят спектакль «Я приду завтра». Его жанр обозначен как история одного выстрела. Премьера состоится 1 апреля. И это не шутка!

Александр Постников:

– 9 апреля приглашаем всех в «Аэлиту» на просмотр фильма по спектаклю «Злоумышленники» и творческую встречу с его художественной группой.

Анна Асатрян:

– Мы ждем северчан и томичей на музыкальную комедию Исаака Дунаевского «Белая акация». Это будет очень необычная постановка в жанре одесского анекдота.

Игорь Савиных:

– Обязательно приходите на день рождения ТЮЗа! Обещаем вас удивить! Это будет не капустник, не квартирник, а театральный закулисник.

Андрей Сидоров:

– В нашем театре готовятся сразу три постановки. Это лирическая комедия «БА» с Ольгой Мальцевой в главной роли, спектакль «Председатели земного шара». Его героями станут Маяковский и Хлебников, и французская комедия «Радиоактивность» про Пьера и Марию Кюри. А 27 марта на сцене томской драмы пройдет большой праздничный капустник с участием артистов всех театров. 30 марта мы повторим его в Северске. В этом году в нашем капустнике впервые примут участие самодеятельные коллективы: ЛХТ, драматическая студия «Зеркало», объединение «КИТ» – актеры Колемасов, Иванищев, Татаренко… Будет интересно!

От 20 до 30 премьер ежегодно выпускают томские и северские театры.

ЦИФРА

>320 тыс. зрителей посетили спектакли томских и северских театров в прошлом году.

ЦИФРА

>1600 спектаклей, бенефисов и творческих вечеров прошло на сцене театров Томской области в 2015 году.

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,,,,,,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

22 + = 23