На территории Томской области акция «Блокадный хлеб» проходит в 314 школах, 23 колледжах и техникумах. В ней участвуют более 80 тыс. школьников, студентов, волонтеров.

В Солнечном 125 блокадных граммов…

– Все основные мероприятия мы начинаем в пятницу, 24 января, – рассказывает директор школы № 58 города Томска Светлана Сидорова. – Наши юнармейцы расскажут ребятам начальных классов о страшных днях блокады и беспримерном подвиге ленинградцев. Отдельная часть будет посвящена «Блокадному хлебу». Конечно же, объявим минуту молчания. А накануне в школьном музее мы открыли экспозицию, посвятив ее ветеранам-блокадникам: в нашем микрорайоне сегодня проживает пять человек.

Неделю назад педагоги вместе с учениками приступили к подготовке акции памяти «Блокадный хлеб». Ее символом стала осьмушка черного хлеба в 125 граммов: в блокадной буханке почти не было муки, она наполовину состояла из жмыха, шрота, выбойки из мешков, а также из хвои и пищевой целлюлозы. В памяти сразу же всплывают чеканные строчки из «Ленинградской поэмы» Ольги Берггольц: «Сто двадцать пять блокадных грамм с огнем и кровью пополам».

На двух белоснежных блюдцах на столе школьного музея выставлены составляющие блокадного хлеба: серая ржаная мука, хвоя, жмых, а еще картофельная кожура, из которой сибиряки делали драники. Рядом на весах с гирями лежит 125-граммовая осьмушка. Нагляднее, наверное, и не придумать.

Здесь же представлены уже готовые открытки, которые будут вручены ветеранам-блокадникам 27 января.

Сохраненная каллиграфия

К слову, 58-я школа имеет художественно-эстетическую направленность, поэтому все участники акции с большой охотой проявили свои таланты художников-декораторов. Вместе со всеми в творческом конкурсе принимали участие школьные юнармейцы. За два года здесь был создан самый многочисленный городской отряд.

– Как только были сделаны первые открытки, мы стали их подписывать, – рассказывает обладательница каллиграфического почерка ученица 9-го класса юнармейка Дарья Денисова. – Я сама помогала составлять тексты, подыскивала слова, чтобы как можно лучше выразить наше уважение к величайшему подвигу ленинградцев. Я хотела передать словами, коротко и душевно, что наше поколение не забывает подвига ветеранов.

Даша рассказала, что ее прадедушка Михаил Илларионович Андреев в 1943 году воевал на Курской дуге. Фронтовик дожил до 91 года.

– Я его помню, хотя была маленькой, – рассказывает школьница-отличница. – На войне он получил ранение в руку и часто повторял: «Первая пуля ранила меня, вторая пуля ранила коня». Я очень хочу пойти 27 января на встречу с ветеранами-блокадниками.

Лиза Кошкина из 4-го класса расположила на фоне георгиевской ленты цветы Победы. Открытка получилась и праздничной, и торжественной одновременно.

– Моя прабабушка Соня работала на заводе в Юрге, где делали снаряды, – говорит Лиза, – а мои прадедушки Ваня и Миша воевали на фронте. Каждый год вместе с родителями мы несем их портреты в «Бессмертном полку».

Лиза знает, что блокада Ленинграда началась 8 сентября 1941 года, а закончилась 27 января 1944-го, и мечтает побывать в спасенном городе на Неве.

Учитель изобразительного искусства Наталья Следенко рассказывает:

– Жанр открытки интересный. Поэтому без знаний об историческом событии сложно придумать композицию, создать фон. Но, мне кажется, у нас получилось.

Руководитель школьного музея и педагог дополнительного образования Татьяна Сиволапова дополняет:

– В основном у семиклассников получились рисованные открытки, – поясняет Татьяна Петровна. – А у ребят младших классов больше аппликационных работ в разных техниках, например квиллинга (бумагокручение).

По словам педагога, современным школьникам было непросто попасть точно в тему, ведь о вой­не они знают лишь понаслышке. Поэтому на их открытках обычно традиционные символы: яркие гвоздики – символы пролитой крови, пятиконечные звезды с Вечным огнем, разорванные кольца.

– Когда на уроках по ИЗО мы проходим тему Великой Отечественной войны, я рассказываю детям со слов бабушек, дедушек, которые воевали на фронте или работали в годы эвакуации в Томске, – продолжает Татьяна Сиволапова. – Например, мой дед дошел до Берлина, он разминировал мосты. Очень важно, чтобы они помнили и понимали Великую Отечественную войну через человеческие истории.

 

53 ветерана-блокадника проживает в Томской области.

 

Обогреть и накормить

В первые месяцы войны Томск принял несколько тысяч ленинградцев.

– Жители из блокадного Ленинграда прибывали в Томск в течение нескольких месяцев: к нам эвакуировались три предприятия вместе с сотрудниками, причем этот процесс начался еще до блокирования города, в августе 1941-го, – рассказывает начальник отдела Государственного архива Томской области Ольга Хмельницкая. – Кроме того, к нам были эвакуированы ленинградские детские дома, научные институты, в том числе льняная опытная станция. Говоря современным языком, это было демографическое и инфраструктурное давление. Понятно, что Томск не был готов к размещению такого огромного количества людей и предприятий, поэтому городским властям пришлось взять на себя функцию регулирования: по мере того как в город прибывали очередные крупные группы, раздавались директивы. Например, тресту столовых в течение двух-пяти дней необходимо было обеспечить двухразовым горячим питанием определенное количество людей. А затем ленинградцев распределяли по месту работы или учебы, после этого функции организации их быта переходили к соответствующим структурам – заводам, вузам. Так плечом к плечу томичи и ленинградцы работали на общую Победу.

По словам представителя архива, сибиряки, как могли, старались облегчить пребывание ленинградских беженцев, ведь многие из них приехали истощенными. Например, детским домам выделялись дополнительные продовольственные и материальные фонды. Например, по сто килограммов шиповника или макаронных изделий. И это при острейшем дефиците продовольствия.

– Считается, что в Томск, а потом уже и на территорию Томской области прибыло более пяти тысяч детей, а вот количество взрослых точно не было учтено, – утверждает Ольга Евгеньевна. – Для юных ленинградцев и их воспитателей были организованы отдельные детские дома: один – на территории города, остальные – в районах области. После адаптации в Сибири все дети трудились в подсобных хозяйствах, занимались сбором грибов и лекарственных трав.

После снятия блокады была организована реэвакуация.

– Она проходила не очень быстро: часть предприятий в конце войны централизованно направлялась обратно, а кто-то вернулся домой уже в мирное время, – продолжает Ольга Хмельницкая. – С детьми все было сложнее: если у них не находились родители или близкие родственники, они оставались у нас. Так и рассеялись по всей России жители блокадного Ленинграда.

Автор: Татьяна Абрамова
Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

39 + = 48