Николай Николайчук: Я действительно многого хочу

Мэр Томска рассказал, как будет жить город в 2012 году и как сделать невозможное возможным

Приглашая к себе в гости, журналисты в отличие от большинства радушных хозяев легкой и приятной беседы за чашкой чая никому не обещают. Спрашивать предпочитают не об успехах (они уже состоялись, чего о них говорить?), а о проблемах и недостатках. Бывает, даже привычные к неудобным манерам газетчиков собеседники немного обижаются. Так и на этот раз: в завершение бурного полуторачасового обстрела вопросами гость редакции градоначальник Николай Николайчук воскликнул:– Ребята, на календаре середина октября – года четыре назад вы бы меня спрашивали, когда появится отопление да почему дома и соцсфера не готовы к зиме, горячей воды нет… На сегодняшний день в городе всего в четырех десятках малоэтажных домов отопление не включено, причем в 12 из них – из-за неплатежей. Но вы меня об этом почему-то не спрашиваете. Сделанное не замечается…

Мы же начали разговор с финансовых вопросов. Потому что сколько денег – столько и песен. Как обстоят дела у города с этими самыми песнями сегодня и что запоем в следующем бюджетном году?

Фрагменты интервью:

 

«Таковы реалии»

– У города собственных доходов нынче 5,1 млрд рублей, а бюджет – 11 млрд.

Плюс те 3 млрд, которые придут на развязку, – итого 14 млрд. Впервые Томск будет иметь такой огромный бюджет.

– Но своих доходов чуть больше трети?

– Дополнят субсидии по федеральным и немного по областным программам на конкретные дела: тут и 185-й ФЗ, и благоустройство внутриквартальных проездов, и «Дороги России»…

Когда приходят деньги на подобные объекты, в придачу к радости мы получаем огромный объем работ по их ведению. Но на содержание департамента капстроительства и Технадзора, которые этим занимаются, средства можем брать только из собственных доходов, то есть этот огромный объем дополнительной работы чиновников никаким финансированием не подтвержден. Так что муниципальной власти куда проще было бы ничего не инициировать, не добиваться…

– Но все же в целом бюджет Томска благополучен?

– Нет. Мы и раньше говорили, что с трудом концы с концами сводим, а теперь год завершаем вовсе плохо: по нашим прогнозам, не только с предельным дефицитом, но, скорее всего, еще и с некоторой кредиторской задолженностью. Это означает, что в начале года придется делать ряд очень жестких шагов…

В доходной части бюджета есть законодательно закрепленные доходные источники: не менее 30% – НДФЛ плюс допнорматив. В прошлом году (2010) норматив был 6,2213%, на 2011 год – 6,23%, на 2012 год — сокращен и составит 5,62%.

С НДФЛ дела тоже плохи: снижаются темпы роста поступле­ний налога в бюджет, бизнес пошел в тень. Спасают налого­плательщики-федералы, в первую очередь университеты, медицина. Есть еще налог на вмененный доход (это малый бизнес), но он тот еще, сами понимаете…

Все знают, сколько построенных коттеджей хозяева не вводят в строй, чтобы не платить налог на имущество физлиц. Задолженность по арендной плате за землю составляет полмиллиарда рублей: половина неплательщиков – строительные организации, другая – крупные промпредприятия. Мы с ними работу, конечно, проводим, но не добивать же их. Бизнес-активность снизилась – не идет продажа земли. И приватизировать городу уже по большому счету нечего…

Возьмем 2009 год: он был кризисным, тяжелым, но тогда у нас хотя бы по 17 копеек с каждого собираемого в Томске налогового руб­ля оставалось. В 2010-м уже 13 копеек. А сейчас по итогам 9 месяцев всего 10 копеек!

Почему?

– Меня тоже этот вопрос очень занимает… Но реалии таковы. Уже три года доля города в региональном кошельке законодательно регулируется, так что спорить, требовать бесполезно.

Впрочем, в территориях эти нормативные акты по-разному применяются. Например, в Омской области 18% региональных налогов отдается городу. У нас – 9%. (Бюджету города Томска установлены отчисления от следующих налогов – доп. норматив по НДФЛ, норматив от налога на добычу общераспространенных полезных ископаемых.)

«Больше песен – меньше денег»

– Из-за чего же дефицит?

– Возьмем защищенные статьи: зарплата в бюджетной сфере, повышенная нынче на 16 и 30%, – это почти 40% доходной части бюджета. Оплата коммунальных услуг (5% от бюджета): уже третий год мы не увеличиваем стоимостную величину, которую доводим до плательщиков-учреждений, при этом рост тарифов в прошлом году составил 11%. Значит, на эту недостающую сумму нашей социалке придется энергосберегать. Есть еще капстроительство и капремонт школ, детсадов и т.д. По уже заключенным контрактам, без новых объектов затраты составят почти полмиллиарда – под 10% бюджета. Наша программа социальной ипотеки растет…

Да – сколько денег, столько и песен. Но в приложении к городскому хозяйству есть и обратная зависимость: больше песен – меньше денег…

– Это как?

– Мы за три года ввели почти 6 тыс. дополнительных мест в детских садах, и это очень хорошо. Но текущее содержание одного ребенка ежемесячно обходится бюджету около 5 тыс. рублей, отсюда дополнительные текущие затраты – более 300 млн в год. То же и с новыми дорогами: мы ввели Балтийскую, Клюева – их надо обслуживать, провели инвентаризацию и взяли на баланс бывшие бесхозные дороги – всего 46,6 км. На их содержание тоже ни копейки дополнительно не получили. У нас работала программа по развитию сетей наружного освещения города почти на 30 млн в год: установлено 1 800 новых светильников плюс отремонтированные… На их содержание и электроэнергию никаких дополнительных ресурсов мы также не получили.

– На чем будем экономить?

– В бюджете будущего года сильно сокращены некоторые программы, например «Здоровое питание», «Старшее поколение», вовсе убрали развитие уличного освещения, сетей водоснабжения… Это очень непопулярные шаги, но выхода нет. Из начального объема городских целевых программ 2,1 млрд рублей мы оставили всего 960 млн. И все равно получается, что даже при предельном дефиците бюджета в 450 млн сумма не балансируется, если не сократить текущее содержание муниципальных учреждений на 20%.

«Хорошо, но дорого»

– Странное дело: город устанавливает 1 852 светильника, но при этом оставляет гореть только треть. По ночам тьма египетская, люди травмируются и даже погибают… Сколько нужно денег, чтобы все фонари горели?

– Чтобы осветить Томск как следует, текущее содержание «Гор­света» придется увеличить с 54 до 169,9 млн рублей.

– Но 100 млн – это же такая малость по сравнению с бюджетом в 14 млрд!

– Малость, но если бы они у нас были…

– Очевидно, что система уличного освещения нуждается в модернизации. Есть программа перехода на энергосберегающие лампы, тогда бы, наверное, денег на светлый город хватало. Почему она не реализуется?

– Программа есть – светильников нет. Укажите мне на энергоэффективные светильники, которые способны заменить дроссельные лампы, обеспечив аналогичную светоотдачу, число часов наработки (50 тыс.), и при этом будут обеспечены сервисом и гарантийным обслуживанием. Таких нет.

– Но первые энергоэффективные фонари уже устанавливали… И есть проект с «Филипсом»…

– «Филипс» и «Сименс» – это как мерседес: очень хорошо, но дорого. Да, на ул. 79-й Гвардейской дивизии мы поставили тайваньские светильники, которые собирала фирма в Подмосковье. Так теперь ее нет. А если мы поменяем все 25 тыс. своих светоточек и потом окажемся без гарантийного обслуживания, без сервиса, ремонта и замены? То есть все сгоревшие лампы нужно будет заменять на новые. Стоимость тайваньского фонаря – 15 тыс. руб­лей, значит, на замену потребуется не менее 300 млн рублей. Какая выходит окупаемость? Лет восемь, не меньше. Но 300 млн надо выложить сразу.

– А что говорят местные инноваторы?

– НИИПП нам обещает, что оте­чественные светильники вот-вот появятся, что-то даже показывают на выставках… Мы поставили несколько их ламп в Губернаторском квартале, но они плохо светят…

«Веолия» – наш успешный опыт»

– Когда в Томск заводили «Веолию», симпатии горожан щедро удобряли перспективами крупных инвестиций в городской водопровод. Время идет, а инвестор вкладываться в нашу рухлядь, похоже, не торопится. Инвестировать будет опять горожанин?

– То, что прописано в конкурсной документации по сокращению потерь, по установке приборов учета, созданию гидравлической модели города (кстати, стоит она 2 млн евро!) – все это компанией будет сделано до конца года. Модель позволит понять, где и какие инвестиции в «Водоканал» реально нужны. И – важно! – когда они вернутся.

Губернатор сказал недавно: самое главное, чтобы не только мы не разочаровались во французах, но и французы не разочаровались в нас. Фраза – ни убрать, ни добавить. Почему же мы разочаровались в французах? Потому что они деньги не дают просто так, а требуют обоснования возврата инвестиций?

– Но такими темпами дождемся ли мы сокращения потерь с сегодняшних 48 до 0,5%?

– За 29 лет это будет сделано в соответствии с условиями конкурса.

Потери делятся на технологические и коммерческие. Первые – это протечки и неэффективность работы оборудования. Мы же магистральными насосами подаем воду на 11–14-е этажи, это все равно что коробок спичек КамАЗом возить. Мы держим в сети избыточное давление 10–12 кгс/см2, а во всем мире – до 1 кгс/см2. Чтобы построить разумную, эффективную водопроводную систему, нужна гидравлическая модель города, которую разрабатывают для Томска французы.

«Веолия» – это наш успешный опыт. Мы с самого начала понимали, что все нюансы этой аренды, конкурсной документации будут носить не локальный томский характер, а, скорее, общероссийский. Мы заранее оформили все имущество, сделали техпаспорта, получили свидетельства о собственности и только после этого объявили конкурс. Вот только сегодня на меня выходили мэры Ярославля и Мурманска – хотят узнать, как мы сумели провести конкурс по «Веолии»…

«Эффективные механизмы придуманы»

– Сейчас мощно набирает обороты тема ОДН-2 – общедомовые нужды по водоснабжению. Эта услуга подороже электроснабжения, так что и волна народного недовольства будет, по всей вероятности, круче…

– 17 тыс. квартир с нулевым балансом по регистрации – это данность Томска. В этих 17 тыс. квартир и живут те 50 тыс. студентов, не обеспеченных общежитиями. Поверьте, это весьма существенная часть 48% потерь «Водоканала». По новым правилам и за неплательщиков, и за непрописанных жильцов в квартирах без счетчиков платить будут соседи. Федеральный закон об энергосбережении, конечно, обязывает всех установить внутриквартирные счетчики, однако срок все время отодвигается…

Но неужели ТСЖ или УК не могут разобраться в своем хозяйстве? Не желают граждане регистрироваться, ставить счетчик или платить по счетам – ТСЖ может обратиться в суд. Уже придуманы эффективные механизмы воздействия и на самых ушлых неплательщиков. Доколе с жалобами на непорядок в своем доме люди будут обращаться в мэрию?

Обратите внимание: у нас уже нет департамента жилищно-коммунального хозяйства. И ЖКХ нет, а есть жилищное хозяйство и коммунальное. Коммунальное – это все блага цивилизации, которые должны быть предоставлены дому, за это – да, отвечает власть. А вот содержание жилого фонда – это уже забота самих жильцов.

Даже когда власть делает все от нее возможное, чтобы навести порядок, без сознательной поддержки людей эффект не тот… Взять тот же мусор: пару недель назад деревни Черная Речка, Тахтамышево задыхались от дыма: свалка горела. Неизбежность? Но ведь у нас полигон в Сурово-Сухоречье работает уже четвертый год и не горит, потому что там сделано все в соответствии с технологиями: открытые карты, специальная техника уплотняет… Стоит это удовольствие десятки миллионов руб­лей.

Вот мы поставили 42 контейнера вокруг города, платим 17 млн «Спецавтохозяйству», чтобы везти из них мусор в Сурово-Сухоречье. А кто его в эти контейнеры сыплет? Компании Томского района. Полистайте любую рекламную газету – там полно объявлений «вывезу ТБО». Кто-нибудь проверил, есть ли у этих предпринимателей договоры со «Спецавтохозяйством» или они втихушку сбрасывают его нам в контейнеры? Этим уже прокуратуре впору заниматься…

«На длинную перспективу»

– Волну недовольства горожан вызвало заявление мэрии о намерении сократить семь автобусных маршрутов…

– Пока начнем с семи. Мы говорим о том, что у нас транспортная сеть сложилась, как ее накатали маршрутники, как это удобно и выгодно им, а не пассажирам. Огромная степень дублирования, стада маршруток, стоящих на остановках, и полное отсутствие перспективы развития как у маршрутников, так и у городского транспорта. Мы разработали новую общественную улично-дорожную сеть. Ее предложили для общественного обсуждения. Утвердили определенное количество маршрутов. Каждый из них станет, по сути, отдельным предприятием. Думаю, в следующем году начнем объявлять конкурсы и отдавать маршруты в эксплуатацию на длинную перспективу. На определенных условиях, оговорив минимальное количество работающих автобусов, график замены пазиков на автобусы средней вместимости…

Мы к этому четыре года идем. Провели два конкурса лизинга по электротранспорту, выслушали по этому поводу все нападки и бредни популистов… А не работали бы, и никаких хлопот не было бы…

«Давайте все же делить ответственность»

– Как вы оцениваете ситуацию с дольщиками?

– Очень плохо оцениваю. И степень нашей вины в этом есть. Зная, что некоторые компании находятся в сложном положении, мы тем не менее старались оттянуть закономерный исход: выделяли участки, помогали во всем, закрывали глаза на неплатежи за землю… Именно поэтому и расхлебываем: выделяем 150 млн, ищем застройщиков… Сейчас, по сути, зам­губернатора Игорь Шатурный и заммэра Евгений Паршуто работают как управленцы СУ-13 и прочих проблемных строителей – считают бизнес-планы, ищут решения.

Но давайте все же делить ответственность. Ну как это так? Земли нет, разрешения на строительство нет, само строительство даже не началось, а люди свои деньги с готовностью несут… Это и Салтыкова-Щедрина, 23 (Магель «Строймонтаж»), Карташова, 13 (Петровский, «Лан»).

– Тем строительным компаниям, которые выжили, катастрофа уже не грозит?

– Сегодня ни одна компания не работает «на склад». Есть потребление – будет и предложение. Социальная ипотека очень поддержала многих строителей. Две наши ипотечные программы за каждым бюджетным рублем привлекли больше 10 банковских, в общей сложности в строительную сферу привлечено 3.7 млрд рублей, а это не шутки. Мы нащупывали, рассчитывали этот механизм давно. Другие города спохватились развивать свои ипотечные программы только сейчас, послушав премьера. Они только рассматривают проблему и изучают наш опыт.

«Работать надо»

– Вас критикуют, и довольно убедительно, за ряд красивых, но не вполне актуальных и реальных проектов – еще один мост через Томь, скоростной трамвай… Разве городу это сейчас нужно?

– Послушайте, мост стоит в генплане города с 1975 года! Сегодня мы нашли для него транспортный коридор, подписали постановление о резервировании земель, договорились с «Сибмостом», что он за свои деньги концепцию делает… И опять меня критикуют…

Я действительно многого хочу: и новую новогоднюю иллюминацию, и чтобы город по ночам сиял огнями, чтобы мы перешли к цивилизованному транспортному рынку, и чтобы миллионник строился… Многие уже состоявшиеся проекты при первом озвучивании также называли нереальными. Чтобы они получились, работать надо. Так давайте над всем этим вместе и поработаем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *