Вторая попытка

Это только кажется, что стать волонтером легко. На сайте широко разрекламированного общероссийского волонтерского движения, где я заполнил заявку, меня заверили, что непременно позвонят. Ждал-ждал, но не дождался. Поехал к ним в офис. Блуждал по хорошо знакомой Университетской роще. Никто не знал, где здесь прячутся волонтеры. Пришлось обратиться по другому адресу: в региональное отделение партии «Единая Россия», которое в последней декаде марта открыло собственный волонтерский центр. Закрывать пока не торопится.

– На вчерашний день у нас было 582 обращения, – говорит руководитель регионального исполкома Степан Михайлов. – Люди обращаются с самыми разными просьбами: от купить продуктов до помочь крыс потравить.

– А еще один дедушка попросил купить цветочки и занести в аптеку провизору, – руководитель волонтерского центра Асмар Велиева улыбается, потому что у самой сегодня день рождения, и в кабинете – цветы.

Именно Асмар лично беседует с каждым, кто хочет стать волонтером.

– В первые дни режима повышенной готовности по квартирам кто только не ходил, в том числе и мошенники, – вспоминает она. – Поэтому адекватность наших волонтеров…

– И отсутствие судимости! – вставляет Михайлов.

– …были очень важны для нас, – завершает фразу Велиева. – Отсеялись восторженные романтики первых дней, и сейчас у нас 40–60 человек, которые готовы бескорыстно и регулярно помогать одиноким пожилым людям в самоизоляции.

Конечно, среди волонтеров есть члены «Молодой гвардии», участники партийного проекта «ПолитСтартап», но самыми бесценными людьми, по словам Михайлова, стали как раз беспартийные, пришедшие в волонтерский центр по собственному желанию. Угроза пандемии, как выяснилось, отличная возможность развернуть партийную работу «на земле», с самыми рядовыми избирателями, привлечь к партийному проекту не функционеров и руководителей, а самых неравнодушных томичей.

– А кто они, ваши волонтеры? – спрашиваю я Асмар.

– Это мужчины и женщины, примерно поровну, в возрасте от 30 до 40 лет, они уже испытывают эмпатию к старшему поколению, и в период самоизоляции у них появилось больше свободного времени. Много индивидуальных предпринимателей, у которых сильно сократились обороты в бизнесе, например в сфере услуг.

Парус над абрикосом

Пока мне делают бэйджик и выдают маску и перчатки (это обязательно!), Велиева проводит подробный инструктаж. Самое главное условие – минимум контактов с пожилыми.

– Редкая наша бабушка не пригласит волонтера попить чаю, – смеется Асмар. – Так вот – никаких чаепитий. А то одной нашей подопечной так приглянулся волонтер, что она только его и вызывает, и своей соседке его присоветовала. В квартиру не заходим! Пакет с продуктами или лекарствами и обязательно с чеками оставляйте на пороге и отходите. Деньги вам бабушка перечислит на карту. Если не перечислит – ну, что-то не получится у нее, – никаких разборок с ней. Просто сообщите нам, и мы всё урегулируем.

Впопыхах я забываю спросить про наличный расчет: торопимся на первый адрес. Бабушка попросила купить ей капотен и нимесулид.

– А нимесулид в таблетках или порошке? – спрашиваю.

– А вот это лучше у самой бабушки спросить по телефону, – говорит Асмар. – Мы ее уже предупредили, что вы приедете, так что высылаю вам через мессенджер ее заявку и телефон.

Все волонтеры объединены в общем чате. Сообщения туда поступают едва ли не ежеминутно. Если кто-то из волонтеров берется выполнить просьбу, тогда ему в личку сообщают адрес, детали заказа, способ расчета, телефон и имя заявителя.

Я уже собрался ехать в аптеку, как из кол-центра сообщают: бабушке полегчало, а капотен отыскался в домашней аптечке.

– Придется вам ехать за продуктами, – предупреждает Асмар. – Это гораздо хлопотнее. С лекарствами попроще: дозировку, лекарственную форму и цену согласовали – можете покупать. А вот к продуктам наше старшее поколение относится щепетильно: нужно купить именно такой хлеб, именно такого производителя и именно по такой цене…

Новая заявка и правда посложнее: пенсионер, назовем его Яковом Сергеевичем, 1944 года рождения, из Советского района, просит привезти шесть штук кисло-сладких яблок, семь крупных помидоров, блины с творогом и мясом, один батон, килограмм пельменей по 223 рубля (говядина + свинина), две пачки сигарет и бутылку водки («самую дешевую по 240 рублей для лечебной спиртовой настойки из прополиса»).

Что уж там Яков Сергеевич будет делать с водкой – явно лишняя информация, но в ближайшем сетевом магазине я нахожу водку еще дешевле: за 230 рублей. Беда с кисло-сладкими яблоками: что это такое, никто из продавцов не знает. Звоню заявителю:

– «Симиренко» подойдет?

Покупаю водку, батон, помидоры и «симиренко». Блинов и подходящих пельменей нет. Думаю, куда отправиться на их поиски. Тут же в персональный чат приходит сообщение от Асмар: «Заявитель просит купить продукты в магазине «Парус» рядом с его домом. Дополнительная информация: расчет наличными, купюра в 1 000 рублей».

Яков Сергеевич понял, что бестолковый волонтер забрел не туда, и перенаправил куда надо.

Сделал дело – гулял смело

Решаю все-таки проконсультироваться с центром, поскольку сомневаюсь, можно или нет волонтерам покупать водку для заявителей. Выясняется: нельзя, даже для настойки прополиса. Установка у волонтеров на этот счет жесткая. Так что купленную бутылку водки приходится убрать из пакета с заказом.

В магазине «Парус» продавщицы средних лет моего заявителя знают как дядю Яшу. Поэтому и блины, и пельмени, и кисло-сладкие яблоки (вообще ни разу не «симиренко») находятся быстро, и весь продуктовый набор я покупаю заново. Удивительно, но он обходится мне ровно в 1035 рублей. У дяди Яши в «Парусе» все ходы записаны! Конечно, можно было попросить убрать один помидор или пару яблок, чтобы получилась ровно тысяча рублей. Но как-то не хотелось обижать еще неведомого мне человека: ему зачем-то надо было точно шесть яблок и семь помидоров. А просить его добавить 35 рублей – как-то не по-волонтерски. И сдачу искать на пороге – тоже.

Двери открыл сам дядя Яша. И сам же быстро передал мне деньги. Видно было, что для него это уже дело привычное и удобное. Так что контакт с группой риска, пусть и через денежную купюру, все-таки случился.

А еще дядя Яша сказал спасибо.

– Понимаете, сейчас в мире так много негативной информации, что людям не хватает простых позитивных эмоций, – рассуждает Велиева. – А в нашем деле они очень быстрые и искренние. Старшее поколение и правда благодарно, что молодые о них заботятся в такое сложное время.

Мы с фотографом ехали по домам и рассуждали о том, много ли социальных связей наладится между поколениями благодаря самоизоляции. Зрелые, но еще молодые люди приходят помогать пожилым – не родственникам, не знакомым. Какие-то знакомства, возможно, продолжатся и после карантина. Так что эту всероссийскую проверку на великодушие следовало бы, наверное, даже выдумать.

– Ну, тут уже без пол-литры не разберешься, – сказал фотограф.

А она у нас как раз и была.

Автор: Андрей Остров
Фото: Евгений Тамбовцев

Сведения на вес золота

Махорочная прима

Летом запахло

Короткое лето – большие планы

Когда жить красиво!

Семья – наша!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

78 − 73 =