Татьяна Трошина

онкодиспансер

В последние несколько лет Томский областной онкодиспансер (ТООД) претерпел разительные перемены. Это заметно даже тем, кто просто проходит мимо главного (поликлинического) корпуса на пр. Ленина. Преобразившийся фасад, светящаяся вывеска красноречиво говорят: здесь расположено современное, уважающее своих пациентов учреждение здравоохранения. Исчезли с тротуара хвосты огромных очередей, в которые выстраивались больные люди – для них созданы комфортные условия ожидания. Да и сама очередь в регистратуру больше не существует: альтернативные способы записи на прием ликвидировали ее как класс. Впрочем, это все наглядные, доступные взгляду внешние перемены. Однако внутренняя «начинка», изрядно пополнившаяся очень качественной дорогостоящей аппаратурой, скрыта от посторонних глаз. А ведь аппаратура – это высокотехнологичные методы диагностики и лечения новообразований, позволяющие людям во всем цивилизованном мире успешно противостоять коварному заболеванию. Теперь подобные методы становятся доступными и томским пациентам.

Быстро, качественно, адресно

– Одно из наших последних приобретений, – рассказывает заведующий патолого-анатомическим отделением диспансера д.?м.н. профессор Игорь Пурлик, – уникальный прибор Biodyne Cellprep для диагностики преимущественно рака шейки матки методом жидкостной цитологии. Этот метод позволяет быстро и качественно, без риска изменения материала провести его обработку. При традиционном способе материал может приходить в негодное состояние из-за нарушения правил транспортировки или забора, а при новом методе подобное исключается. Материал забирается специальной щеточкой, помещается в одноразовый сосуд (виалу), наполненный специальным раствором для фиксации. В этом растворе он может храниться несколько месяцев, что очень важно при его доставке из отдаленных районов области.

По словам Игоря Леонидовича, при новом методе сохраняются практически все клетки взятого материала, что гарантирует правильную диагностику, а правильная диагностика – это правильное лечение. Спектр заболеваний, которые можно диагностировать с помощью прибора, очень широкий: от предраковых состояний шейки матки, мочевого пузыря, легких, молочной и щитовидной желез до ранних стадий доброкачественных и злокачественных новообразований. Кроме того, этот метод дает возможность выполнять еще и иммуногистохимическое исследование (ИГХ), которое позволяет либо подтвердить диагноз рака, либо его опровергнуть.

Еще одна новинка – полностью роботизированная система для выполнения ИГХ. Аппарат называется Leica Bond-max, он единственный в Томске. Поскольку система полностью роботизирована, исключается влияние субъективных факторов. Плюс значительно сокращается время исследования: если раньше, например, на ИГХ-диагностику рака молочной железы уходило до 20 дней, то сейчас она занимает считаные часы. К тому же на новой технике ИГХ-диагностика возможна для опухолей всех локализаций.

– От момента первичного обращения пациента до начала лечения проходит минимальный срок, – резюмирует Игорь Пурлик. – В плане современной, быстрой и качественной диагностики это значительный шаг вперед.

Онкология излечима

– За рубежом онкологический диагноз люди не воспринимают как приговор, – рассуждает заведующий отделом радионуклидной диагностики отделения лучевой диагностики Всеволод Гуляев. – А у нас, к сожалению, в массовом сознании сложился устойчивый стереотип: рак – это неизлечимая болезнь. На самом деле это не так. Своевременная диагностика и, соответственно, раннее правильное лечение дают положительный результат и увеличивают продолжительность жизни.

Мы со Всеволодом Мильевичем находимся в одном из помещений недавно введенного в строй радиологического корпуса онкодиспансера, расположенного рядом с ОКБ и с чьей-то легкой руки нареченного радиологическим каньоном. Название, как разъяснили специа­листы, неверное: на самом деле в корпусе четыре изолированных каньона, в каждом из которых установлено соответствующее диагностическое и лечебное оборудование. За стеклом в капсуле под простыней лежит пациентка, а люди в белых халатах наблюдают за изображением на мониторах.

– Это обычное полифазное исследование брюшной полости на гибридном томографе ОФЭКТ/КТ фирмы «Сименс», – комментирует завотделом. – На нем можно выполнять как рутинные радиоизотопные, так и отдельные томографические компьютерные исследования. Возможность запустить такой аппарат у нас появилась со сдачей нового корпуса. В Томской области, если не брать во внимание узкопрофильный кардиологический томограф, это единственный гибридный аппарат широкого профиля. С его установкой мы приблизились к европейским стандартам обследования. Пациентам теперь не надо ездить в другие регионы, пройти обследование они могут на базе нашего онкодиспансера. Вообще все новое здание – это прорыв онкологической диагностики в Томской области. Специа­листы получили возможность более надежного и раннего выявления новообразований, а значит, и более эффективного лечения.

От себя заметим, что новый корпус поражает красотой, комфортом и заботой об удобстве пациентов.

Мечты сбываются

– Самый мощный среди установленных в новом корпусе аппаратов – линейный ускоритель «Электа». Он позволяет проводить конформную, то есть повторяющую форму опухоли, лучевую терапию, – делится информацией заведующая радиотерапевтическим отделением Ирина Пыжова. – На старой аппаратуре мы могли лечить только прямыми лучами, при этом захватывались и здоровые части тела. Кроме того, если человек дышит, грудная клетка движется, вместе с ней движется и опухоль. Поэтому попасть точно в цель на старой аппаратуре было очень сложно. Ускоритель же работает в режиме синхронизации по дыханию. Это новая методика, которой никогда в Томской области не было. Также аппарат позволяет подбирать режим лечения в зависимости от размеров опухоли. Когда размер очень маленький, мы можем сразу дать большую разовую дозу. За один-два сеанса можно лучом, образно говоря, «вырезать» опухоль. В зависимости от энергии, которую мы зададим, глубина проникновения будет разная. То есть мы можем подбирать лечение индивидуально каждому пациенту.

– Кобальтовый источник, используемый в старой аппаратуре, – продолжает Ирина Пыжова, – работает непрерывно. Через каждые пять лет он вырабатывает свой ресурс, его надо менять. Это хлопотно, дорого, неэкологично. Ускоритель же не требует перезарядок, его можно просто включить и выключить. На сегодня это один из самых современных и эффективных аппаратов для лечения злокачественных опухолей. Это высокие технологии, которых никогда раньше в Томске не было.

Второй аппарат, X-Trahl 300, – рентгенотерапевтический. Он совершенно нового поколения, используется для лечения новообразований, находящихся на поверхности или не глубоко, преимущественно рака кожи. Не проникая глубоко, он разрушает лишь раковые ткани. Этот аппарат за счет мягкого действия лучей хорошо лечит и доброкачественные заболевания – пяточные шпоры, остеохондрозы, радикулиты, арт­розы. Шесть степеней свободы движения излучателя позволяют проводить лечение в удобном для пациента положении.

Еще два аппарата Multisorce и Teratron, по словам заведующей отделением, – кобальтовые, но совершенно другого уровня. Один для контактно-лучевой, внутриполостной терапии. Он снабжен специальными устройствами – эндостатами, которые можно вводить максимально близко к опухоли, например в полости органов человека при гинекологическом раке, раке прямой кишки, ротоглотки, носоглотки, пищевода, бронхов и через них подавать лучи на опухоль. Широкий набор эндостатов дает возможность лечить весь спектр доступных видов рака. Второй аппарат – для дистанционной лучевой терапии – может вращаться вокруг больного, воздействуя на него лучами под любым углом. Конфигурация и мощность пучка рассчитываются врачами-топометристами и медицинскими физиками на компьютерах с помощью специальной программы.

Новая аппаратура потребовала квалифицированного сопровождения. Все специалисты, которым предстояло иметь дело с высокими технологиями, прошли обучение в Москве, Санкт-Петербурге, Барнауле, Челябинске и других городах России, трое учились за границей – в Израиле, Австрии, Болгарии. Да, это дорогостоящее мероприятие. Но без подготовленных специалистов супертехника будет стоять мертвым капиталом.

– Мы очень рады, что в нашем онкодиспансере появилась новая техника такого уровня, – признается Ирина Борисовна. – И ветераны, и молодые сотрудники давно мечтали об этом. И вот дождались. У меня такое ощущение, что из позапрошлого века мы сразу шагнули в завтрашний день.

Кардинальные перемены в лечении онкологических заболеваний стали возможны благодаря усилиям областного руководства во главе с губернатором Сергеем Жвачкиным и регионального департамента здравоохранения. В 2013–2014 годах после участия Томской области в федеральной и регио­нальной онкологических программах удалось максимально обновить технологическую составляющую Томского областного онкологического диспансера. Также благодаря активным действиям главврача учреждения Льва Кудякова и команды специалистов в регионе отмечается положительная динамика по выявлению и лечению онкологических заболеваний.

онкодиспансер2

1 комментарий

  1. Уважаемая Татьяна!
    С чувством горечи прочла Вашу статью в № 25 «Завтра начинается сегодня». Так совпало, что утром мне нужно было забрать направление для знакомой на Ленина 115, а на следующий день попала на глаза Ваша статья. Я понимаю, что Вы – не главврач, который может принять меры, да и у меня не жалоба и не желание найти виновных, а крик души. Просто сама несколько лет работала журналистом в районной газете, поэтому, наверно, посчитала своим гражданским долгом дополнить картину.
    Дело в том, что моя знакомая из Шегарки с диагнозом «рак» вынуждена каждый месяц приезжать за рецептом в описанное Вами учреждение. Это еще ничего – наверное, этих правил с личным приездом не избежать. Но практически каждый раз теряется карточка, и ее отфутболивают просто как мячик то в регистратуру, то в один кабинет, то в другой (с ее-то больными ногами и мучительными болями!!), и даже из отделения на Ленина в отделение на И. Черных. Не раз она звонила со слезами мне на работу, и я приезжала помочь ей. Иногда и у меня это не получалось…
    Это ее безысходное терпение и смирение и заставило меня найти время для этого письма. Коротко о последнем случае (хотя случаем это уже трудно назвать): моя задача по пути на работу заехать на Ленина 115: «позвонили, с 8.00 можно заехать-забрать в 303 каб. направление на обследование» растянулась на 40-50 минут поисков по маршруту: каб. 303 («у нас нет, спросите в регистратуре у Тамары Александровны» — регистратура («мы сегодня не видели Тамару Александровну») – заведующая «у меня платный прием до 10.00, закройте дверь») – встреча в коридоре с медсестрой из 303 («Тамары Александровны нет, заведующая не принимает, куда идти?» — «что Вы женщина тут ходите, с утра настроение всем портите, идите в каб. 301, там мужчина стоит, который тоже ищет»). Поиски местонахождения Тамары Александровны, ее телефона, ожидание ее ответа… . Наши направления оказались там, откуда поиски и начались — в каб. 303 («я не знаю, что где тут лежит, врачей несколько работают, мне ничего не передавали»).
    Это отделение «Уважающее своих пациентов»? Это называет главный врач в своем приветствии на сайте «облегчить страдания»?
    Так хочется верить в «разительные перемены», но, честно, говоря, такого отношения к пациентам и такой «неорганизации» труда давно не встречала. К своему счастью, в отделении № 2 поликлиники № 3 и женской консультации №2 на ул. Ленина, офтальмология в ОКБ, куда я обращаюсь, тактичность и предупредительность во всем и на всех уровнях – от гардеробщиков, регистраторов и врачей до заведующих.
    В одном я с Вами соглашусь. Наверняка, оборудование и методы лечения становятся все целенаправленнее и эффективнее. Тем грустнее, что пресловутый человеческий фактор (врачи тоже не Боги, но клятву Гиппократа никто не отменял?) может свести на нет и нововведения, и тяжелый труд профессионалов, и «комфорт и заботу об удобстве пациентов». Простите, что разрушила Вашу иллюзию по поводу моей интерпретации «внутренней начинки, которая скрыта от посторонних глаз». Это просто повод для размышления, что не все так красиво в этом королевстве…
    Так хочется, чтобы «сегодня» с онкологическими больными обращались приветливо, с улыбкой (ничто не дается нам так дешево и не ценится так дорого … — если это так сложно, минимум – достойно), не рассчитывая на их беспомощное состояние и отсутствие сил для поисков и недовольств . Жестко, но другого объяснения я просто не нахожу для равнодушия и открытой грубости медперсонала, который как никто другой понимает профессионально обреченность многих больных. И тогда, соединившись с новейшим оборудованием, упорством больного в лечении, верой и оптимизмом, которых в избытке у моей Валентины, «завтра» будет и у нее … .
    А для всех наступит время «золотых стандартов диагностики и лечения рака» и сбудется мечта не только ветеранов и молодых сотрудников, но и больных и их близких.
    Я ни на что не претендую, тем более, моя знакомая, которая и не знает об этом письме – ей хватает стрессов, — просто спасибо, что прочли мою утопию …
    С уважением Ирина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 68 = 71