Альбина Сафарова, ученица 8-го класса Молчановской средней школы № 1, рассказывает о письмах ребятам и гостям музея.
«Сначала я не хотела заниматься этой темой, – призналась Альбина. – А когда мы вместе с Тамарой Викторовной их почитали, тогда мне стало интересно. Меня очень трогают те чувства и та искренность, с которой солдаты писали своим родным. В них есть очень эмоциональные, захватывающие моменты».
В музей девочка ходит с третьего класса. В этом году вступила в поисковый отряд

«…наши войска отбивают по два, по пять городов в день. Берут десятками тысяч в плен. Приду домой не позднее как в мае 1945 года. Будем возвращаться домой с Победой…»

Это письмо рядовой Дмитрий Пургин написал своим родителям 11 февраля 1943 года. В нем наш земляк предсказал месяц и год окончания войны. Через девять месяцев, за полтора года до Победы, он погибнет, освобождая Украину.

В военно-историческом музее «Поиск» Молчановской средней школы № 1 хранится более 300 писем времен Великой Отечественной войны.

Карандаш – польский, бумага – немецкая

В бесценной коллекции больше всего писем – 30 – от жителя поселка Лугового Николая Лютова.

Когда пареньку исполнилось 16 лет, он пошел работать на могочинский лесозавод. Оттуда удрал на фронт – в его трудовой книжке так и записано. Он часто писал домой письма, первое – в январе 1942 года. Писал где придется:

«Бумагу эту я положил на приклад своего автомата, так как положить под лист нечего, и пишу вам, дорогая мамаша и Шура, письмо на краю своего окопа и шлю далеко-далеко отсюда домой. Письмо это я пишу польским карандашом на немецкой бумаге и посылаю в русскую землю именно вам, дорогие мои».

Коля дошел до Берлина, но на родину не вернулся – погиб 25 апреля 1945 года. Ему было всего 19. За день до смерти он написал свое последнее письмо.

«Здравствуйте, мои дорогие мама, папа и сестрица Шура! Пишет вам воспитанный вами ваш сын Николай Лютов. Мы уже ведем бои в центре фашистского логова – Берлине, и скоро должны закончить и навсегда отучить немцев ходить на Россию… Писать много не могу. Идут тяжелые бои. Вот и сейчас над головой свистят пули и снаряды, раздается артиллерийская канонада…

Мама, пропишите, как у вас дела, хватило ли на зиму дров, сена? Как с налогами?

Я часто вижу вас во сне. Вот и сегодня был дома и пил много молока».

Победа уже пришла в Молчановский район, когда мать Коли Лютова получила весточку. Радовалась, что сына скоро увидит. Она и не заметила на солдатском треугольнике другую запись, сделанную чужой рукой…

Письмо в Колиной гимнастерке нашли товарищи и решили его отправить. После войны один из них, Спиридон Слипченко, приезжал к Колиным родителям и рассказал, как он погиб.

Коля Лютов похоронен в Берлине в Трептов-парке.

Такое вот счастье

В школьном музее очень много писем с фронта, а тех, что отправлялись на фронт, всего три. И все от Шуры Лютовой, сестры Николая. Одно из них Шурочка написала 2 мая, когда брата уже не было в живых. Это письмо с пометкой «Адресат выбыл» вернулось в Луговое, проделав огромный путь до Берлина и обратно.

«…Жаль, что письма от нас доходят редко и ты совсем не знаешь о нашей жизни. А я написала тебе уже, наверное, 50 или даже 100 писем. Вот и сегодня отправлю сразу два письма – большое и маленькое. Уж сильно ты уверил, что все до одного дойдут до тебя.

Мы живем хорошо, мама работает на заводе, а я выучилась на бракера, сдала на отлично. Получила такую же красную книжечку, как и ты, что сдавал на моториста. Корову держим, еще не отелилась, сена хватило, так как этот год не было воды. Картошки тоже много, так что живем очень хорошо, но плохо, что тебя нет. Добивай немца и приезжай с победой. Я передала привет от тебя Сунько Ивану. Он сразу же списал адрес. Теперь ожидай от него письма. Иван вернулся раненый в левую руку и в ногу немного, работает зав. базой в Луговом. Бочагов Ив. учится, Бобешко М. работает на катере «8», Сидоров ранен в ногу, ходит на костылях, Литусов Иван работает буфетчиком в столовой, раненый в правую руку. Раненые в ногу Ходыкин Ан. работает в Молчаново, Путинцев Ив. работает зав. пекарней, Михаил Верейтин – заведующий на мельнице. Так что у многих ребят есть счастье, и они пришли домой. Быть может, и ты, Николай, придешь домой с Победой. Письма от Пети Горжевского идут. Он был в госпитале, наступил на мину, но сейчас едет в тыл. От Дорожкова и Терёхина тоже идут письма, но адреса меняются.

Мама не знает, как тебя дождаться домой, каждый день вспоминает. Она работает по 8 часов, а я по десять. Если ты получишь хоть одно письмо, это будет для нас большим счастьем. А у Дорожковых отца взяли, а Нюра у них заблудилась. Пока, до скорого свидания. Жду ответа. Я очень часто ворожу и падает, что придешь домой».

Мое сердце скорбит бесконечно. Особенно когда я смотрю на черно-белые фотографии. А на них эти парни. Они такие изумительные, такие красивые, молодые, и ты знаешь, какова их судьба…

Тамара Шпенглер,
руководитель школьного музея «Поиск»

 


 

Фотография с неба

Эта фотография была вложена в письмо для старшего сержанта Константина Меркурьева. На ней его мама, Екатерина Романовна, и сестра Лиля.

В 1942 году с тяжелыми боями 2-я ударная армия, где воевал Константин, продвигалась на прорыв блокады Ленинграда. Силы были неравные, фашистам удалось сдержать наступление наших войск и окружить у Мясного Бора. Три месяца 92-я дивизия была в окружении. Этот плацдарм потом назвали Долиной смерти.

Бойцов, как могла, поддерживала советская авиация – иногда прорывалась и сбрасывала оружие, продовольствие. Они бродили по лесам и натыкались на эти мешки. В одном из них была почта. Разбиравший почту командир крикнул: «Меркурьев, тебе письмо!» Костя тогда понял: они выберутся, это был знак с неба!

Пять ветеранов Великой Отечественной войны остались в живых в Молчановском районе. Самому младшему 92 года.

Измученные, голодные солдаты прощупывали, где у немцев есть слабые пулеметные точки. Нашли, пошли на прорыв. Кто выйдет, тот выйдет… 20 июля вырвались из окружения. Константина тяжело ранило в бою, его вынесли товарищи. Потом были госпитали. Домой он вернулся лишь в декабре с той самой фотографией с неба. Спустя несколько лет Константин Дмитриевич будет представлен к награде – ордену Отечественной войны I степени. Тамара Шпенглер узнала об этой удивительной истории из первых уст – лично от Константина Меркурьева. Он вырастил двух замечательных детей. Сын Валерий стал военным летчиком, а дочку назвал Лилией в честь сестренки. Фотографию в музей передала жена Константина Меркурьева после смерти мужа. Сейчас Вере Антоновне 93 года

 


 

Знай наших!

Вот такую благодарность от командования получили родители гвардейца Ивана Половкова за оборону Сталинграда. Неизвестный художник с большой любовью нарисовал его портрет карандашом и затер серебрянкой.

«Ваш сын, Половков Иван Иосифович, в боях за нашу советскую Родину с немецко-фашистскими захватчиками показал себя смелым и отважным. Работал связистом в нашей части. К этому важному делу относится со всей присущей ему серьезностью. Там, где гвардеец Иван Половков, связь работает отлично. При выполнении боевых заданий командования и проявленные при этом смелость и отвагу против немцев награжден орденом Красной Звезды и двумя медалями «За отвагу» за оборону Сталинграда».

В школьном музее хранится фотография Ивана Половкова. Они очень похожи. Иван Иосифович вернулся с войны, работал в Могочине.

5 224 жителя Молчановского района ушли на фронт, 2 235 из них погибли.

Володя Рогачев из Гришинского сельского совета очень любил рисовать. Сохранился единственный рисунок, который он прислал с фронта для сестры Вали и племянницы Томочки. В коротком письме боец просит девочек не рвать его – «он рисован мной в часы досуга». 19-летний Владимир Рогачев пропал без вести в декабре 1943 года

 


 

Володя Рогачев из Гришинского сельского совета очень любил рисовать. Сохранился единственный рисунок, который он прислал с фронта для сестры Вали и племянницы Томочки. В коротком письме боец просит девочек не рвать его – «он рисован мной в часы досуга». 19-летний Владимир Рогачев пропал без вести в декабре 1943 года

Несколько лет назад на раскопках бойцы поискового отряда «За Родину!» нашли могилы трех учтенных немцев. Определили по медальонам. У наших солдат они в виде капсулы, а у немцев – овальные. Когда немецкий солдат погибал, медальон разламывали. Одну часть забирали, другую вставляли в зубы – кости черепа долго сохраняются. У одного фашиста ребята обнаружили советские рубли, у другого – золотое обручальное кольцо с гравировкой: «Навеки душой с Люлю», у третьего – семь красноармейских звездочек, завернутых в тряпицу. Одну из этих звездочек ребята привезли в музей, остальные раздали поисковикам. После этого случая в Молчановском музее появилась традиция – ребята стали делать солдатские звездочки своими руками в память о погибших солдатах. Они лежат среди экспонатов, их дарят дорогим гостям. Памятные звездочки теперь есть и в редакции «ТН»

 


 

Двадцать лет и вся жизнь

«Дорогие мама и сестры. Прошу, не волнуйтесь за меня сильно. Хотя приходится трудно, но я все перенесу на своих плечах, чтобы защитить свою страну и свой народ. Мама, если я погибну, то знайте, что погиб, защищая нашу Родину и вас, мои дорогие! Думаю, что честно выполню свой солдатский долг. Враг в этой войне найдет свою могилу. А вы, дорогие сестры, должны заботиться о нашей маме, ведь она так болеет…»

В 1939 году из деревни Тювинки ушел служить в Красную армию обычный крестьянский паренек Никифор Копытов. Когда началась война, он добился, чтобы его из Владивостока отправили на фронт. Ему было 20 лет.

Это письмо Никифор написал домой за три дня до своей гибели. 5 августа 1942 года он погиб в бою за деревню Николаевку Калужской области.

 


 

Владимир Гайдученко из села Молчаново много лет разыскивал своего отца, Демьяна Галактионовича. Он считался пропавшим без вести. Запросы в архивы результата не дали. Владимир обратился в школьный музей.

«Кроме похоронки у Владимира Галактионовича оказалось последнее письмо отца, – рассказывает директор музея Тамара Шпенглер. – По номеру полевой почты мы можем определить части, которые она обслуживает, в каком районе искать».

Но прочитать штамп было очень сложно – цифры и буквы стерлись за давностью лет. На помощь пришли компьютерные технологии. Ребята установили номер полевой почты, связались с коллегами-поисковиками, и через какое-то время пришел ответ: старший сержант Демьян Гайдученко похоронен в деревне Коровитчино Старорусского района Новгородской области. Прислали коллеги и фотографию мемориальной плиты с именем.

«Сын попросил свозить его на могилу отца. Владимиру Демьяновичу уже было под 80 лет, но мы рискнули, – вспоминает Тамара Шпенглер. – С моими парнями-поисковиками мы сопровождали его. Сняли видеофильм».

Драгоценное письмо, которое помогло найти отца, Владимир Демьянович хранит у себя дома

 


 

Среди экспонатов школьного музея манекен солдата, одетого в военную форму 1941 года, кроме гимнастерки – она образца 1943-го. Винтовку Мосина, которая была на вооружении нашей армии, ребята-поисковики собрали из трех экземпляров, найденных на раскопках.

Манекен труженицы тыла носит имя реальной женщины – Фаины Петровны. Внук Саша принес одежду своей бабушки. Долго искали манекен мальчика-подростка. Не могли найти подходящий, попадались сплошь гламурные – красивые и холеные. Этот манекен Тамара Шпенглер увидела на рынке в Новосибирске. Он был в ужасном состоянии, пришлось реставрировать

 

 

 

 


 

Я скучаю

«Здравствуйте, дорогие родители, мама, тятя, Вера, Маня, Готя и Петя.

В первых строках моего письма спешу вас уведомить, что мы живы и здоровы, того и вам желаем. Мама и тятя, сообщите мне, пожалуйста, пишет ли вам что-нибудь Вася. Вот уже полтора месяца нет от него никакого известия. В своем последнем письме с фронта просил выслать в посылке сала, сахара и булочек. И после того нет ничего. Я ему все это собрала, дала две телеграммы: одну ему, другую – командиру части, но никто ничего не отвечает. Так и лежит посылка дома. Пособие на Васю не дают, потому что один ребенок. На одного не дают, говорят, работать надо самой. Ну а я, конечно, давно работаю по 12–14 часов на заводе.

У Ниночки сегодня был день рождения. Ей исполнилось четыре года. Она сильно скучает об Васе, что кушает, то ему и оставляет. Говорит, пусть это будет для папочки. Я тоже очень скучаю без Васи и все время думаю о нем. Мне кажется, мама, что он не придет к нам больше никогда. Нина часто плачет, и я сказала ей, что папа скоро вернется и что он поехал к бабушке с дедушкой за ягодками. Мама и тятя, вышлите, пожалуйста, ягод».

Письмо свекру и свекрови Якову и Анне Антоновичам отправлено в с. Гришино от снохи Екатерины Николаевны 18 сентября 1941 года. Как сложилась дальнейшая судьба Екатерины и ее дочки, неизвестно. Василий Антонович вернулся с фронта и женился на другой женщине.

«ТН» выражает огромную благодарность руководителю военно-исторического музея «Поиск», учителю истории Тамаре Шпенглер за помощь в подготовке материала.

Фото: Вероника Белецкая

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

61 − = 53