11.03.2019

О том, какую медицину надо спасать

Статей на сайте: 16783

Александр Ростовцев, депутат Законодательной думы Томской области

— Президент России Владимир Путин потребовал от чиновников выплачивать врачам и средним медицинским работникам, поехавшим работать на село по программам «Земский доктор» и «Земский фельдшер», полную сумму – по миллиону и 500 тыс. рублей соответственно без удержания налога на добавленную стоимость. Министр финансов Силуанов заверил, что деньги на это найдутся.

На первый взгляд, справедливость восторжествовала, потому что никакого миллиона медики, решившие воспользоваться этой программой, не получали. Но это не решает проблему в целом. Сама программа «Земский доктор» построена на том, что, посулив разовую крупную сумму, можно восполнить кадровый дефицит. На самом деле это не так. На мой взгляд, миллион рублей – это оскорбление для врачей, многие из которых, будучи доведенными до отчаяния из-за нищенских зарплат, неустроенности, вынуждены срываться с места и ехать в незнакомые места, чтобы решить свои семейные проблемы. Некоторые из них даже села в глаза не видели. А попав на село, сталкиваются с новыми трудностями.

Не везде врачу предоставляют квартиру. Значит, он вынужден снимать жилье и платить за аренду. Но даже если жилье дают, не факт, что в нем можно жить. Недавно я как депутат побывал в Тегульдете. Там по программе «Земский доктор» работает невролог, неплохой специалист, дефицитный даже в городе. Но собралась уезжать, потому что в квартире, которую ей дали, сыро, грибок. Два года она всюду писала, и все безрезультатно. Пришлось вмешаться, использовать контакты для спонсорской помощи. Крышу дома наконец починили.

Сельский уровень жизни существенно отличается от городского. Условия работы тоже. Как депутат Законодательной думы я побывал в нескольких районах. Увы, некоторые больницы, построенные 40–50 лет назад, нуждаются в капитальном ремонте. Отметил и такую удивительную тенденцию: хирургические отделения, где должна быть особая стерильность, находятся в запущенном состоянии. Не говоря об устаревшем оборудовании.

Не удивительно, что далеко не все дорабатывают свой пятилетний срок по контракту, а многие затем уезжают. По официальным данным, около20%, это много. Уезжают не только чужаки, не выдержавшие наших суровых условий, но и томичи. Из Северска программой «Земский доктор» воспользовались 11 человек, половина из них разъехались и не вернулись. При этом, спасая село, мы оголили город.

Что же делать? Как решать кадровую проблему? Можно пойти по пути распределения выпускников, как в Советском Союзе, и делать ставку на целевой набор. Но, увы, этот опыт не срабатывает. Целевой набор существует и сейчас, а выпускники на село не возвращаются. Главные врачи в районах, с которыми я встречался, сетовали: что мы можем предложить им в сравнении с тем, что они увидели, например, в ОКБ, какие там проводят операции и какое там оборудование. Ребята честно говорят: ну как мы сможем у вас развиваться? Отпустите.

Есть другой вариант: всех выпускников направлять на два года в село на отработку, а потом самым способным дать возможность вернуться и поступать в ординатуру. Но это тоже не выход. Получение образования растягивается на 10 лет, а именно в это время многие заводят семьи. Им надо деньги зарабатывать.

 Единственно верный путь выхода из кадрового кризиса – повышать уровень жизни на селе. У нас нефть, газ, почему мы живем хуже других регионов? А главное – надо реально увеличить финансирование здравоохранения в два-три раза, чтобы можно было купить оборудование, дать людям хорошие зарплаты. Я получил жировку. Аванс – 10 тысяч рублей, остаток – 13 928 рублей. За полный месяц. Я – заведующий отделением, врач высшей категории, стажировался во многих странах. В нашей северской больнице второй год не выполняется майский указ президента. Президент сказал, что должно быть увеличение зарплаты на 200%, а главный врач говорит, что денег нет, финансирование не выделено. Наше учреждение федерального подчинения, ни город, ни область нам помочь не могут, и даже те деньги, которые два года подряд были выделены губернатором и одобрены депутатами Законодательной думы Томской области, пошли на погашение кредиторской задолженности и выполнение майских указов президента областным учреждениям здравоохранения, а до федеральных так и не дошли. Наша больница не получила ни копейки. А расходные материалы, лекарства возросли в цене, оборудование требует обновления. Такая ситуация продолжается второй год. О ней знают все, но вопрос не решается. Так только ли сельскую медицину надо спасать? А может, настал момент спасать и Северскую клиническую больницу, если она кому-то нужна?

RSS статьи.  Cсылка на статью: 

Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 58 = 59