С нескрываемой гордостью Анатолий Полтанов, учитель истории и руководитель школьного музея томской школы № 32, показывает недавнее поступление – аккуратно разложенные на столе артефакты великой войны:

 – Подарки поисковиков, – поясняет Анатолий Григорьевич. – Здесь 81 предмет с полей сражений из Старорусского района Новгородской области.

Среди сильно тронутых временем остатков боеприпасов, штыков от трехлинейки, стволов оружия – солдатская самодельная ложка, магазин от немецкого автомата МП-40, ключи ЗИПа от пулемета максим. Скоро эти немые свидетели, подтверждая историю фактом своего существования, будут участвовать в рассказах о тяготах войны и подвигах, о скорбных потерях и победах нашего солдата.

Хранить и приумножать

Сегодня в честь воинов этого боевого сибирского формирования названы улицы, поставлены памятники, созданы экспозиции в музеях во многих городах нашей страны. Однако было время, когда даже в Томске об этой дивизии мало кто слышал. Но эту историческую несправедливость удалось преодолеть благодаря нравственному подвижничеству неравнодушных томичей – детей, взрослых. Был создан школьный музей, который не только вернул память, но и стал деятельным центром патриотического воспитания молодежи.

Музей боевой славы 19-й гвардейской дивизии в СОШ № 32 хорошо известен в Томской области. После капитального ремонта школы ему выделено просторное и удобное помещение, что поспособствовало росту творческих возможностей музея как ядра многоплановой воспитательной работы. Здесь хранится около 800 оригинальных экспонатов, составивших основу восьми тематических частей постоянной экспозиции, отражающих боевой путь 19-й гвардейской стрелковой дивизии. Многолетний архивный поиск, переписка с ветеранами позволили создать документальную базу о каждом дне жизни дивизии в период Второй мировой войны – от создания ее в Томске до Хингана (Монголия).

Поисковый отряд «Сибиряк» в школе № 32 Томска, созданный в 1970 году по инициативе директора школы отличника народного просвещения Анны Ивановны Марута, 17 апреля этого года отметит свое 50-летие. Главное его детище – школьный музей боевой славы, посвященный томской 366-й, впоследствии 19-й гвардейской стрелковой Рудненско-Хинганской ордена Ленина Краснознаменной ордена Суворова II степени дивизии.

Большое дело, начатое полвека назад ребятами из 32-й школы под руководством учителя истории Валентины Пшеничкиной, здравствует и поныне, а музей славится своими традициями, интересной экспозицией, богатыми фондами и ребятами – исследователями и экскурсоводами.

 – С памятных для нашей дивизии мест привезены самые ценные экспонаты музея: осколки мин и снарядов, каски, котелки, части оружия и гранат, даже пулемет максим, – рассказывает руководитель музея. – Есть и уникальные находки: «смертный» солдатский медальон, солдатский ботинок, в котором находились человеческие кости. В нескольких хорошо сохранившихся медальонах были найдены данные бойцов. Среди них есть и медальоны наших земляков из Колпашева, Красного Яра.

С останками солдат были подняты личный дневник, записная книжка. У наших ребят тоже была интересная находка: масленка, доверху заполненная махоркой. Кто потерял эту ценность, такую необходимую в окружении? Хочется думать, что хозяин масленки остался жив. С каждого места, где шли кровопролитные бои, поисковики привозили горсть земли, священной для наших воинов.

Под марш «Прощание славянки»

Томичи в годы войны многое сделали для фронта: приняли десятки эвакуированных предприятий и обеспечили выпуск военной продукции, развернули работу по приему раненых бойцов, делились последним с эвакуированными людьми, собирали деньги, продукты и теплые вещи для бойцов и жителей блокадного Ленинграда. Но самое дорогое, что сибиряки безоговорочно отдали фронту, – своих отцов, братьев, сестер, дочерей и сыновей. Второй по счету полноценной дивизией, ушедшей на фронт из региона, была будущая 19-я гвардейская (366-я) стрелковая.

Формировалось новое соединение в Томске осенью 1941 года. В первых числах сентября причаливали пароходы, шедшие по Оби и Томи, с новосибирцами, шегарцами, кривошеинцами, молчановцами, колпашевцами на борту. Молодые, с песнями под гармонь, с сидорами за плечами, они высаживались на пристани. Будущие воины 366-й стрелковой дивизии были обыкновенными мирными людьми – колхозниками, рыбаками, лесорубами, речниками, охотниками. Мало кто из молодых людей знал ратное дело. Из людских ручейков новобранцев постепенно стала складываться воинская общность, и появилось командование: в сентябре дивизию принял прибывший с фронта полковник Семен Буланов. В первые дни войны он служил начальником оперативного отдела в штабе 16-й армии, которой командовал будущий маршал Советского Союза Константин Рокоссовский. Вскоре в Томск прибыл с Западного фронта полковой комиссар (полковник) Ефим Маневич – первый комиссар дивизии. Этим двум офицерам предстояло вести в бой наших земляков.

Имевшие боевой опыт первых трагических месяцев войны командиры прекрасно понимали, какие тяжелые испытания ожидают наших земляков на фронте. Поэтому они уделили серьезное внимание обучению личного состава: за короткое время из гражданских людей нужно было сделать воинов.

 

Родные стены помогают

В ситуации страшной неразберихи, когда в город каждый день приходили эшелоны с эвакуированными заводами, власти тем не менее нашли подходящие места для расквартирования подразделений. В районе Басандайки был размещен 1218-й полк, в клубе Сталина (Дом культуры железнодорожников на станции Томск-2) располагался 1220-й полк, в Красных казармах (район ГПЗ-5) находился 1222-й полк, а 938-й артиллерийский полк – в районе цирка (устье реки Ушайки). Штаб дивизии находился рядом с нынешним ЦУМом – в переулке Кооперативном на доме под номером восемь размещена мемориальная доска, напоминающая об этом.

В октябре 1941 года дивизии было вручено боевое красное знамя с надписью «366 стрелковая сибирская дивизия», и бойцы были готовы к отправке на фронт. Но воинская часть – сложный механизм, и для нормального функционирования нужны не только оружие и боеприпасы, но и транспорт, полевые кухни, средства связи, необходимые вещи для солдатского быта, тем более что зима на носу. Где в чистом поле искать шанцевый инструмент? Выход из ситуации нашли томичи.

На заседании бюро Томского горкома ВКП(б) в конце октября было решено взять шефство над томской 366-й стрелковой дивизией по обеспечению вооружением и снаряжением. Звучало по-канцелярски тяжеловесно, но точно: учитывая, что страна переживает значительные затруднения в плановом снабжении частей вооружением и снаряжением, бюро горкома считает возможным и необходимым «…привлечь все производства, учреждения и учебные заведения в сборе среди населения, а также изготовлении на производствах необходимого вооружения и снаряжения, чтобы подшефную дивизию отправить на фронт, обеспеченную всем необходимым».

К этому решению прилагался внушительный список из 105 позиций того, в чем нуждалась дивизия. Среди прочего были пилы, лопаты, топоры, фонари и сигнальные рожки, инструмент и упряжь, походные мастерские и запчасти, ружейные и винтовочные ремни, амуниция артиллерийская, флаги сигнальные и многое другое, столь необходимое в полевой фронтовой жизни.

На всю работу по выполнению данного постановления отводилось 10 дней. Постановление обязывало «всю работу по изготовлению вооружения и снаряжения провести в общественном порядке во внеурочное и воскресное время». То, что невозможно было изготовить в условиях города Томска, разрешалось собрать среди населения. И горожане понесли все, что у них было в хозяйственном обиходе, – от швейных иголок до плотницкого инструмента.

А между тем ситуация на фронте стремительно менялась: немецкие войска группы армий «Север», перейдя реку Волхов, устремились к Тихвину. 8 ноября 1941 года он был захвачен немецкими войсками. Таким образом, немецкие войска оказались намного восточнее Ленинграда, заблокировав многомиллионный город.

В соответствии с директивой Ставки Верховного главнокомандования томская 366-я стрелковая дивизия была включена в состав сформированной в Сибирском военном округе 59-й армии под командованием генерал-майора Ивана Галанина, которая получила приказ выдвигаться на запад и занять оборону по восточному берегу озера Белого и далее на юг по реке Шексне до Череповца.

 

Он трудный самый

По воспоминаниям ветерана дивизии Федора Чульжанова, 7 ноября 1941 года перед отправкой дивизии на фронт состоялся митинг. Томичи дали наказ вои­нам-землякам быть стойкими и мужественными в боях, вернуться домой с победой. Командир дивизии полковник Буланов заверил, что дивизия не посрамит чести сибиряков. В течение двух дней дивизия погрузилась в эшелоны и отправилась на фронт. Предстояли бои за осажденный город Ленинград.

Эшелоны дошли до Вологды. А дальше сибиряки пошли пешком. После 600-километрового (!) марша 19 января 1942 года дивизия вступила в первый бой с немецкими оккупантами и мощными ударами нанесла врагу серьезный урон в районе реки Волхов. Фашисты, не выдержав стремительного удара, оставили первую укрепленную линию у берегов Волхова, отошли на вторую линию обороны – шоссейную дорогу Новгород – Чудово. Но и здесь томская 366-я стрелковая дивизия, прорвав оборону противника, захватила поселок Мясной Бор, создав проход нашим соединениям, наступавшим в сторону Любани. Враг отступал, оставляя ранее захваченные территории. Глухая Кересть, Новая Кересть, Клепцы, Восход, Банковский поселок – нашими было освобождено около 40 населенных пунктов.

Рядовой дивизии Л.М. Плясунов 9 февраля 1942 года писал домой: «Сейчас мы решаем исключительно ответственную задачу – освобождение города Ленина. Эта задача на нас возложена великим Сталиным. За нее мы боремся и имеем успехи. Наши бойцы и командиры дерутся весьма хорошо. Несмотря на упорное сопротивление противника, продвигаемся вперед и вперед. Каждый день, вернее, ночь (деремся только ночью, а днем отдыхаем) приносит нам новые победы. Сибиряки наши – прекрасные воины. Освободили целый ряд населенных пунктов, захватили богатые трофеи… когда мерзавцам приходится туго, то они бегут и по дороге бросают свои шинели и оружие».

Тяжелые бои в наступлении принесли и серьезные потери. В боевом донесении 15 февраля 1942 года комдив Буланов сообщал, что в батальонах осталось 30–40 человек (штатно в баталь­оне до 500 человек). Но смелость и храбрость томичей была вознаграждена по заслугам.

 За стремительные и смелые действия в ходе Любанской наступательной операции менее чем через два месяца боевых действий томской дивизии, состоявшей из вчерашних сугубо гражданских людей, было присвоено самое почетное воинское звание – гвардейская. С этого момента она стала называться 19-й гвардейской стрелковой дивизией.

 

В конце декабря 2019 года по итогам городского смотра-конкурса музей боевой славы 19-й гвардейской стрелковой дивизии награжден грамотой департамента образования города Томска за первое место. Ранее были подведены итоги областного смотра школьных музеев – музей школы № 32 также удостоен диплома I степени.

 

Героями не рождаются

Бойцы с воодушевлением восприняли это событие.

Рядовой Анатолий Кокшаров уже на следующий день после получения гвардейского звания послал родителям письмо с вырезкой из фронтовой газеты, в которой говорится о преобразовании 366-й стрелковой дивизии в 19-ю гвардейскую стрелковую дивизию: «За проявленную отвагу в боях за отечество с немецкими захватчиками, за стойкость, мужество, дисциплину, за героизм личного состава».

Сам же Анатолий писал: «Привет с передовой линии фронта! Здравствуйте, мои дорогие папа, мама! А также Галя, Ия, Зоя, Рено! Посылаю всем вам свой горячий, сердечный привет и спешу поделиться с вами и сообщить одну радостную весть, которую мы получили сегодня – весть о награждении нас всех: нашей дивизии присвоено звание гвардейской. Теперь мы уже называемся гвардейцами. Вы, мои дорогие папа и мама, вместе со мной радуйтесь этой награде и гордитесь ей, ибо ваш сын завоевал ее, завоевал высокое звание гвардейца! Ведь это то же, что и получить медаль или другую награду».

Гвардии рядовой П. Лесовой писал в госпиталь своей боевой подруге, медсестре В.Ф. Гладовской: «Наше соединение сейчас переименовано в гвардейское соединение. Теперь ты можешь с гордостью сказать: «Я являюсь гвардейцем!» Валя! Ты пойми, что не каждый может быть гвардейцем. Гвардеец – это лучший боец, командир – это герой. Ты в газетах увидишь, Валя, в какую нас переименовали».

В боях дивизия не переставала получать поддержку от томичей. Из родного города шли посылки с теплыми вещами и письма. Связь воинов дивизии с жителями родного края все более крепла. Командиры и бойцы дивизии направили письмо своим землякам, которое было опубликовано в газете «Красное знамя» под заголовком «Трудящимся города Томска». В нем писалось: «Сообщаем вам, дорогие товарищи, что дивизия Буланова уже давно вступила в бой с немецко-фашистскими мерзавцами и успешно выполняет боевые задачи высшего командования по разгрому немецких оккупантов. За боевые подвиги, отвагу и мужество 190 бойцов и командиров награждены орденами и медалями Союза ССР». Они призвали томичей воевать на трудовом фронте так, как на фронте борьбы с немецкими оккупантами сражается наша доблестная Красная армия.

 

Гвардия не сдается

К концу марта 1942 года фашистам удалось перекрыть горловину у Мясного Бора и дивизия попала в окружение. Но воины 19-й продолжали героически сражаться. Не хватало боеприпасов и продовольствия, ели павших лошадей, сдабривая мясо вместо соли ольховой корой. Экономили каждый патрон. Ветеран 19-й гвардейской дивизии Ф.Ф. Вторушин так рассказывал об этом: «Нелегко нам все это досталось. Нелегко… В последние недели мы питались березовой корой, пили хвойный настой, варили суп из артиллерийской шлеи и с риском для жизни собирали прошлогоднюю клюкву в трясинах».

Несмотря на потери, наша дивизия долго удерживала «долину смерти» – коридор в районе поселка Мясной Бор, по которому шло снабжение частей 2-й ударной армии. В районе наступления наших частей были болота и леса и только две проселочные дороги, по которым снабжались войска. Эту связь фашисты стремились перебить, закрыв снабжение боеприпасами и продовольствием. Оттого в «долине смерти» бои шли непрерывные и кровопролитные. Были моменты, когда казалось, всё, конец… Однако уничтожить дивизию немцам не удалось.

Наконец пришел приказ: уничтожить боевую технику и небольшими группами начать выходить из окружения. Измученным голодом и непрестанными боями воинам требовалось пройти всего несколько километров по коридору в 300–400 метров. Но эти километры были адом на земле, поскольку коридор насквозь простреливался из всех видов оружия.

С огромными потерями, но дивизия вышла из окружения. Многие погибли, часть попала в плен. Выводя своих бойцов из смертельных тисков, 25 июня погиб полковник Буланов. Но не была потеряна честь. Кто-то из воинов дивизии, вероятнее всего из комендантского взвода, вынес из окружения знамя дивизии, вокруг которого стали собираться уцелевшие бойцы и офицеры. Сначала 135 человек, а к концу июля было около батальона гвардейцев.

В далекой от нас географически, но близкой по долгу памяти Новгородской области, где приняли свой первый бой воины-томичи, а тысячи из них остались навечно в древней земле, свято чтят память о нашей дивизии. Недалеко от деревни Мясной Бор в 1985 году был установлен памятник воинам томской 19-й гвардейской стрелковой дивизии.

А дальше ее путь продолжался по тем дорогам войны, о которых рассказывают страницы учебников. После тяжелых боев в первой половине 1942 года дивизия уже в августе, получив пополнение, приняла участие в четвертой попытке снятия блокады с города Ленинграда – Синявинской наступательной операции. Потом на полях войны будут наступления под Смоленском, в Белоруссии, Прибалтике, Восточной Пруссии и Маньчжурии. 

А в Томске продолжали внимательно следить за фронтовой судьбой подшефной дивизии. В октябре 1942 года состоялось заседание Томского горкома ВКП(б), на котором первым вопросом было сообщение «О мероприятиях по продолжению шефства над томской гвардейской дивизией».

 К празднику 25-й годовщины Октябрьской революции предписывалось «Собрать и отправить на фронт два-три вагона подарков отличившимся в боях бойцам и командирам томской дивизии. Для отправки подарков и писем и для закрепления шефства, передачи подарков и вручения Красного знамени просить обком ВКП(б) разрешить послать делегацию от города в количестве трех-пяти человек и предоставлении двух-трех вагонов».

Отделу пропаганды и агитации было дано поручение изготовить дивизии Красное знамя.

Не оставляли без помощи и семьи бойцов Красной армии: «Оказать семьям бойцов и командиров дивизии, живущим в Томске, помощь в подготовке к зиме и в особенности в ремонте квартир и заготовке топлива», – говорилось в постановлении.

10 февраля 1943 года в районе только что освобожденного города Великие Луки командир второго механизированного корпуса генерал-лейтенант Корчагин от имени Верховного Совета СССР вручил дивизии знамя с наименованием «19 гвардейская стрелковая дивизия».

И сибирская дивизия продолжила свой славный боевой поход, который нашел свое отражение в боевой песне дивизии «Марш руднянцев»:

Мы с боем первыми прошли реку Царевич,

Мы взяли Рудню в ночь осеннею порой,

И край Смоленский, где погиб герой Киреев,

Гвардейцам стал навек землею дорогой.

Припев:

И врагу никогда не вернуться туда,

Где ступала гвардейца нога.

В сердце месть затая,

Девятнадцатая…

Била и бьет врага!

 

Да не прервется нить времен

– Недавно нашей школе было присвоено имя 19-й гвардейской стрелковой дивизии, – подытоживает Анатолий Григорьевич, – и рядом со школой очень хочется  увидеть памятник, посвященный бойцам и командирам этого прославленного соединения.

Такой памятник глубоко символично отражал бы роль города в войне. Потому что был бы памятником всем томичам, сплоченным в единстве высокого духа и стойкости: ратному мужеству бойцов, рукам и душевной силе их родных и близких, трудом и верой приближавших Победу. Кстати, один раз в году в общем-то небольшой по масштабам музей 32-й школы неформально обретает статус областного учреждения. 9 Мая он открывает двери для томичей и гостей города, следующих по проспекту Ленина в Лагерный сад. И нет числа желающим поклониться подвигу и поблагодарить за сохраненную память.

В обширном годовом плане работы музея наряду с огромным количеством мероприятий на 9 Мая – от ежегодного спектакля школьников (в этом году он посвящен 75-летию Победы), различных конкурсов, акций, открытых уроков, чтений, встреч с ветеранами до марша «Бессмертной 19-й гвардейской дивизии» – есть один пункт, который особенно берет за душу. О боевой славе сибиряков в музее обязательно рассказывают самым маленьким томичам – воспитанникам городских детсадов. И это, согласитесь, очень важный вклад в ту самую неразрывную связь, которая позволяет в трудные времена испытаний населению становиться народом.

Редакция «ТН» благодарит Анатолия Полтанова за помощь в подготовке материала.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

57 + = 64