– Он в тропиках, – сообщает мне коллега Михаила Ямбурова и тут же ошарашивает: – Через час будет.

Оказалось, что личным самолетом своего сотрудника ботанический сад ТГУ пока не обеспечил, а тропиками здесь называют оранжерею с флорой этого климатического пояса. В ней Михаил, как заведующий лабораторией интродукции тропических и субтропических растений, времени проводит не меньше, чем искатели приключений в диких джунглях.FGa64DgYHXg

Будни ботаника

Утро Михаила Ямбурова начинается с обхода оранжерей, всего их четыре, но некоторые делятся на несколько отделов. Внимание биолога сосредоточено на состоянии растений, температуре и прочих показателях.

– После обхода возникает куча разных дел, – говорит Михаил. – Работа с литературой, инвентарными списками, у нас одна из крупнейших коллекций в Сибири – около 8 тыс. видов и сортов растений, из них треть тропические и субтропические, которые растут в оранжереях. А нам с коллегами следить надо за каждым.

Опустилась температура? Звонок в хозяйственную часть, чтобы отрегулировали до нужного уровня. Одному растению не хватило воды, а другому, наоборот, слишком много? Обсудили эти вопросы с садовником (в каждом отделе оранжереи есть свой специалист).

Помимо прочего сотрудники ботанического сада подбирают интересных представителей флоры для экспозиций. Их специально перемещают ближе к экскурсионной аллее.

– Активнее всего люди приходят в феврале и марте, когда у нас начинают цвести азалии. Думаю, потому, что все к этому времени уже успели устать от зимы, – говорит Михаил.

В коридоре административного здания, которое разделяет заснеженную улицу и оранжереи, создается ощущение диссонанса. Повсюду зелень, как будто не ноябрь на дворе.

– Мы замечаем, что времена года меняются, – улыбается Михаил Ямбуров. – Многие растения осенью сбрасывают листья, а зимой в субтропических оранжереях холодает – держим температуру шесть – восемь градусов.

Наш герой не только заведует лабораторией, но и проводит научные исследования, преподает в университете, работает по грантовым программам…

Откуда корни растут

Тяга к растениям у Михаила с детства. Спасибо стоит сказать бабушкам и их огородам, где рядом с морковкой, картошкой и прочими дачными радостями нашлось место для декоративных растений. Внук помогал на участках и в отличие от многих своих сверстников делал это с удовольствием. Любовь к флоре отразилась и на школе – олимпиады, кружок юных натуралистов… К концу учебы у Михаила не оставалось сомнений в выборе профессии – только биолог.

– Поступил на кафедру ботаники Томского государственного университета, – вспоминает Михаил Ямбуров. – Дипломную работу защищал по кедровому стланику. Замечательное было время, мы с моим научным руководителем Сергеем Горошкевичем ездили с экспедициями по Сибири, Курильским островам и изучали это удивительное растение, брали образцы для лабораторных опытов.

Про кедровый стланик, внешне не особо выдающийся, Михаил может рассказывать часами. И о «широкой экологической амплитуде», что означает, что кусты растения можно встретить и на скалах, и на болоте, и в тундре. И про его уникальную живучесть – при наступлении отрицательных температур стланик загибает свои ветви, пряча под слоем снега почки от вымерзания. И про его форму в виде чаши…

Тему кандидатской диссертации «Ведьмины метлы» нашему герою предложил взять научный руководитель. Причины, по которым Михаил согласился, уходят корнями в детство:

– Я жил в пригороде Улан-Удэ, и в школу приходилось ездить через небольшой лес. По дороге росла сосна с огромной ведьминой метлой, и меня уже тогда разбирало любопытство, что же это такое.

Ведьмины метлы – это шарообразные образования из множества тонких веток с недоразвитыми листьями, которые можно заметить практически на всех видах деревьев. Они образуются в результате мутации почек.

Магия метлы

Хоть Михаил и уверяет, что предмет его научной работы не имеет никакого отношения к оккультизму (своим названием метлы обязаны средневековым ботаникам, которые все необъяснимые явления считали колдовством), его жизнь он разделил на две части. В одной он занимается оранжереями, в другой – охотится за метлами.

– В моей нынешней работе, которую я очень люблю, метлам места не нашлось, – поясняет Михаил Ямбуров. – А интерес к ним не угас, материала собрано немало, к тому же с этой темой я выиграл несколько грантов. Поэтому продолжаю с коллегами ездить в экспедиции – собирать в природе ведьмины метлы.

Дело Михаила Ямбурова продолжила его студентка Екатерина Коняхина, выиграв грант фонда Бортника «УМНИК». Они создают питомник декоративных хвойных растений на основе этих природных мутантов.

– Большинство сортов хвойных, которые сейчас присутствуют на рынке, – европейской селекции, с нашими зимними условиями они не дружат, – говорит Михаил. – А наши сорта создаются на основе местных видов, и у них этой проблемы нет, напротив, они смогут расти и в более северных регионах.

Занесло Михаила с ведьмиными метлами и на сцену. Он стал победителем томского этапа Science Slam – научной битвы молодых ученых, где они буквально на пальцах рассказывают тему своего исследования неподготовленной аудитории. На выступление дается 10 минут. Михаил Ямбуров за это время успел не только рассказать о своей теме, но и устроить при помощи жидкого азота парную, чтобы, помахивая веником из ведьминых метел, подробнее рассказать об их великолепных целебных свойствах.

– До этого я выступал только на научных конференциях, где аудитория владеет терминологией, – рассказывает биолог. – А с неподготовленными слушателями приходится работать совсем по-другому. Зато теперь, подавая заявления на грант, всегда знаю, какие моменты выделить, а какие сгладить.

И зимой в тропики

Раньше дома у Михаила было много растений, разные диковинки, выписанные по Интернету. Но потом все они перекочевали в ботанический сад, в квартире остались лишь самые стойкие. С таким графиком командировок и экспедиций выжить имеют шансы только те представители флоры, которые могут перенести месяц без поливки. Вот и в декабре у биолога очередное путешествие – на этот раз во Вьетнам.

– Это будет отпуск, но я всегда совмещаю его с научной деятельностью. Общаюсь с коллегами, собираю материал для статей, – говорит Михаил.

Есть у биолога и хобби – из множества своих путешествий по Азии (Индия, Таиланд, Непал, Китай, Камбоджа) Михаил привез массу фотографий растений, которые используются в озеленении городов тропических стран.

– Хочу издать книгу с фототекой в следующем году. Многие просто удивляются красоте растений и не подозревают, что о них существует масса интереснейшей информации. Легенды, мифы, исторические факты, – делится планами Михаил.

Впрочем, и без книги дел у заведующего лабораторией хватает. В его «тропиках» планируется сразу три экспозиции: одна будет посвящена Азии, вторая – Австралии, а третья – Новому Свету. Чтобы томичи в самую снежную зиму могли прийти и посмотреть на экзотические живые растения.

ЦИФРА

20 тыс.посетителей в год приходят любоваться экспозициями ботанического сада.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

32 − = 26