Олег Бутман, джазовый барабанщик, музыкант. Родился 9 июля 1966 года в Санкт-Петербурге (Ленинграде). Начав играть на барабанах в 8 лет, уже в 15 Олег работал профессионально в известной российской рок-группе. В 1988 году Олега пригласили в аккомпанирующий состав для работы с американской звездой Ричи Коулом. Весной 2017 года вышел новый альбом Moment of Happiness. Презентация альбома состоялась в Нью-Йорке, Бостоне, Лос-Анджелесе, а потом и в России в январе 2018 года.

Для ценителей и знатоков джаза имя Олега Бутмана знаковое. Этот барабанщик-виртуоз является почетным гостем на мировых музыкальных фестивалях Америки и Европы, где постоянно доказывает, что качественная и интересная музыка в России все-таки есть. Его игра отличается не только особой музыкальностью, но и харизмой. А то, как ярко, эмоцио­нально и легко этот джазмен ведет себя на сцене, впечатляет едва ли не сильнее самой музыки, которую он исполняет.

– Олег, вы бываете в Томске не так часто. Последний раз проездом из Новосибирска два года назад отыграли небольшой концерт в нашем джаз-кафе. А теперь же привезли эксклюзивную программу Tribute to Buddy Rich. Чем, как говорится, обязаны?

– Признаюсь, идея сделать программу, посвященную культовому барабанщику Бадди Ричу, была не моя, а как раз ваша (смеется). Во время одного из выступлений ко мне подошли руководители новосибирского джазового оркестра и «ТГУ-62» и предложили сделать совместный концерт в каждом из городов. Праздновали столетие Бадди Рича, и было выбрано 20 композиций. Они прислали мне ноты, я решил, что мне это очень интересно, и вот я здесь. Так что да, это эксклюзив для Томска и Новосибирска.

Бернард «Бадди» Рич (30.09.1917–02.04.1987) – американский джазовый барабанщик, бэндлидер, композитор. Лидер списка самых влиятельных барабанщиков всех времен, составленный журналом Rhythm Magazine. Оказал влияние на большинство современных барабанщиков.

– Расскажите немного об этом музыканте тем, кто не знаком с его творчеством.

– Бадди Рич – это барабанщик-виртуоз, который до сих пор считается непревзойденным музыкантом. У него была очень яркая и быстрая техника игры, при этом он не умел читать ноты. Зато у него была феноменальная память, и всю программу он просто запоминал. К слову, я готовился к концерту дома по нотам. Ну а еще Бадди был руководителем собственного оркестра, а также драчуном и очень строгим человеком. Если ему не нравилось, как кто-то играет, он мог наорать и выгнать тут же. В его команде оставались самые элитарные музыканты, звучание которых до сих пор мечтают повторить многие.

– Вы на «ТГУ-62» тоже ругались?

– Нет, конечно. Здесь есть дирижер, который останавливает музыкантов, где надо, и делает все нужные замечания. Да и все ребята-оркестранты в Томске молодцы. Программа была подготовлена на очень высоком уровне. Правда, играли мы чуть-чуть помедленнее, но только чтобы все звучало внятно. Тем не менее я хотел максимально приблизиться к звучанию оркестра Бадди Рича, показать, какой у него музыкальный язык, его фишки и трюки. Он был виртуоз, и темпы у него были высокие, быстрые. Еще он иногда ускорял темп по ходу произведения. Считается, что это не очень хорошо по музыкальным правилам, но в джазе допустимо. Когда идет драйв, который захлестывает музыканта и зрителя, то сдерживаться нельзя. Тем более что от такой страсти музыка только выигрывает.

– А вот обычный зритель, не музыкант, который не знает всех этих тонкостей, получит удовольствие от концерта? Для многих джаз до сих пор элитарная, сложная музыка…

– Кстати, раньше, когда играл джаз-оркестр, люди не сидели на месте. Они танцевали. Весь зал. А сейчас, из-за того что это уже не такая популярная музыка, люди получают удовольствие от живого звучания.

Но я сравниваю джаз с футболом. Почему на российский футбол не ходят? Потому что незрелищный и немастеровитые спортсмены играют. Зато с удовольствием отмечают лучших наших игроков в западных командах. Ведь главное, что люди понимают, видят владение инструментом. В футболе – как он обыграл, как дал пас. И в джазе то же самое: когда музыкант классный, когда есть перекличка инструментов и голосов, тогда это вдохновляет и не оставляет никого равнодушным.

– Теперь каверзный вопрос. Часто ли вы соревнуетесь за внимание зрителей со своим старшим братом Игорем Бутманом, знаменитым джазовым саксофонистом?

– Да нет, что вы! Соревновательный момент у нас с братом отсутствует. Мы, наоборот, делимся своими планами. Мне только приятно, что он такой мэтр. Часто обсуждаем, у кого и что в планах, какие фестивали. Более того, мы собираемся часто и играем вместе. У нас даже есть проект «Два брата», в котором мы вместе с приглашенными музыкантами играем свою музыку.

– Почему вы выбрали барабаны?

– Да просто папа у меня играл на ударной установке. Я сам стал заниматься с 8 лет. Барабаны стояли дома. Кстати, в музыкальную школу на барабаны меня не взяли – был очень большой конкурс. Поэтому пришлось выбрать другой инструмент – балалайку. Но дома я продолжал тренироваться самостоятельно. Кстати, брат, который тогда уже отлично играл, тоже отметил, что у меня здорово получается.

Мне нравится, что за барабанами можно пошуметь, что у них интересный звук. Да, барабанщик не солист, но он – сердце оркестра. Вместе с басом они создают ритм, который помогает делать солирующие инструменты еще красивее. Кстати, балалайку я в итоге бросил.

– Вы, конечно, следите за современными тенденциями в музыке. На ваш взгляд, осталось ли джазу место в мире?

– Сегодня джаз перешел в разряд классической музыки. И несмотря на тенденции, которые существуют, он продолжает оставаться популярным. Более того, он эволюционирует. Сейчас популярно смешение хип-хопа и джаза. То есть барабанщики начинают имитировать электронный звук, но делают это на «живых» барабанах. Особенно любят это американцы. Сейчас у брата проходит джаз-фестиваль, будут участвовать самые яркие представители этого стиля. Первый концерт уже прошел с переаншлагом (улыбается) – 50 человек элементарно не могли попасть в клуб. И каждая песня вызывает не аплодисменты, а просто дикий восторг. Так что джаз продолжает быть популярным, есть спрос, есть заполняемость залов. Может быть, не такая, как у популярной музыки. Но классика и джаз от этого не страдают.

– После Томска и Новосибирска какие у вас планы?

– Ближайшие планы на весну-лето – это выступление на фестивалях в Канаде и Америке.

– Что вы скажете тем, кто до сих пор не решается прийти на джазовый концерт?

– Любой зритель, который придет на джаз-концерт, в первую очередь увидит красоту. А затем поймает настроение и драйв. Кроме того, он может увидеть разнообразие инструментов, услышать гармонию. Здесь же вместе играют сразу пять саксофонов, пять труб, четыре тромбона и так далее. Целая палитра. И это, конечно, то, зачем нужно ходить на концерт.

Я часто слышу от зрителей что-то вроде «мы думали, что джаз – это что-то недоступное, мы его вообще не любили, но, услышав вживую, получили массу энергии! Спасибо!». Мы все разные, и у каждого свой вкус. Но, в конце концов, не так важно, какой стиль музыки вы предпочитаете. Ведь, как сказал Луи Армстронг, в мире есть только две музыки: плохая и хорошая.

Автор: Максим Садченко
Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

94 − = 87