TNews800_09

1 сентября – красивый и позитивный праздник, но уже 2-го числа у каждой из сторон процесса обучения начинается головная боль. Одних волнует, как учить, других – как заставить учиться, третьих – у кого учиться, четвертых – как сохранить здоровье во время обучения…

Прощай, здоровье?

АбсалямоваЕлена Апсалямова, главный специалист-эксперт отдела санитарного надзора Управления Роспотребнадзора по ТО

– За годы учебы треть школьников приобретают стойкие хронические заболевания.

Многие из учеников сидят за партами, которые не соответствуют эргономическим показателям (например, росту ребенка), а домашнюю работу им порой задают в таких объемах, что сидеть, согнувшись над тетрадью, приходится еще и дома не один час. Вот почему заболевания опорно-двигательного аппарата занимают первое место в перечне школьных болезней. Следом идут нарушения органов зрения. Практически каждому второму школьнику – от начальных до старших классов – требуются очки, причем с каждым годом число таких учеников увеличивается. Виной тому не только школьные нагрузки, но и многочасовое сидение перед компьютерами или телевизорами.

И нельзя не сказать о питании. Многие родители считают (иногда со слов ребенка), что в школе готовят невкусно, пресно, лучше пусть их чадо перекусит принесенным из дома бутербродом или шоколадом. Однако детские врачи настаивают на том, что ребенку требуется горячее питание. Если же еда в школе на самом деле невкусная, в этом случае должен собраться родительский комитет и принять соответствующие меры. Нередко проблемы с питанием идут из самой семьи…

В том, чтобы наступивший учебный год стал для наших детей эффективным и успешным, в первую очередь должны быть заинтересованы взрослые. Например, грамотно составить расписание, чередуя в нем легкие и трудные школьные предметы. Не ставить в один день несколько проверочных или контрольных работ, не задавать большой объем работы на воскресенье, единственный день, когда школьники могут отдохнуть. Добавьте к этому совместные походы, занятия спортом, творчеством, и тогда дети будут приходить из школы с новыми знаниями, отличными оценками и хорошим настроением.

Дважды два равняется пяти

Бажова2Татьяна Бажова, учитель начальной школы 

– В преддверии 1 сентября СМИ массово публикуют всевозможные расчеты: сколько стоит собрать ребенка в школу. И почему-то это объявляется главной проблемой будущего учебного года. Но практически никто не поднимает более злободневную тему о том, что школьники приходят на линейку в День знаний… почти без знаний. Все, что было пройдено за прошлый год, элементарно забывается. Знания, особенно по математике и русскому языку, как корова языком слизала. Весь сентябрь и почти половину октября школа тривиально занимается повторением. Если этого не сделать, то дальше идти бессмысленно. Получается, что начало учебного года и его конец в мае школьники повторяют пройденное. На постижение нового остается семь месяцев, за вычетом каникул и праздников. Этак, чтобы постичь весь необходимый программный тезаурус знаний, не хватит уже и 11 лет… Если все же попытаться выполнить годовую учебную программу в обычных условиях, то неизбежно начинается гонка – в ущерб качеству и здоровью детей из-за непропорциональной нагрузки.

Есть ли выход? Часть родителей и чиновники от образования за сокращение каникул. Кто-то подсчитал: чтобы избежать побочного эффекта от длинных каникул, нужно вычесть из них 35 дней. Все равно эти дни они болтаются, и хорошо еще, если на улице, а если не вылезая из компьютерных игр?.. Другая часть родителей в ужасе от этого предложения, считая, что дети переутомляются за год так, что не успевают восстановиться. Словом, проблема перезрела, но в обществе до сих пор обсуждают ее не целостно, а по частям: надо ли и сколько книг читать летом, хорошо ли отправлять ребенка в летнюю школу. Может, все решается элементарно: например, созданием системы детских летних лагерей, где они отдыхают с умом. А озабоченным родителям надо бы и во время каникул уделять внимание устному счету и контролировать прочтение хотя бы 4–5 книг вслух.

Не прячьте голову в песок

степановАлексей Степанов, предприниматель

– Младшая дочь снова пошла в школу, и мне вновь предстоит решать коллизию с весом ранца. В прошлом году я потратил на это около шести месяцев. Отдельно взятое родительское мнение в нашей гимназии никто слушать не хотел, поэтому, когда аргументы «пойдите нам навстречу» были отвергнуты, пришлось покопаться в официальной документации. Нашел неоспоримый для крючкотворцев аргумент: согласно п. 10.32 СанПиН 2.4.2.2821 10 «вес ежедневного комплекта учебников и письменных принадлежностей не должен превышать для учащихся 1–2-х классов более 1,5 кг».

1,5 кг учебников плюс 700 граммов портфеля (СанПиН 2.4.7/1.1.1286-03) – это, я считаю, действительно разумное ограничение нагрузки для детского позвоночника. Но в Минобразования об этом «не слышали» и принимают в работу комплекты учебников, которые на четыре урока весят более 3 кг (плюс тетради, ручки и прочие нужные канцтовары – почти 4 кг только содержимого ранца).

Педагоги, в своей логике, требуют, чтобы учебник был не на парту, а на ребенка. В целом разумно, если не учитывать необходимость их таскать. Чтобы сохранить спину ребенка здоровой, я предложил купить второй комплект учебников и оставлять его в классе. Но принять их на хранение в школе не могут: мол, запирающихся шкафчиков нет, денег на них тоже нет. Проще говоря, им некогда и лень было следить за чужим имуществом.

Отдельный вопрос: как в этой ситуации повели себя мамы одноклассников моей дочери. Они, я считаю, своих детей просто предали, потому что отказались идти со мной к директору школы под предлогом «как бы чего не было потом ребенку». В итоге я решил проблему только для собственной дочки: путем долгих переговоров и отсылов к СанПиНу ей все-таки выделили персональное место на полке для второго комплекта. Остальные дети продолжают надрываться…

Когда слово «учитель» пишется с большой буквы?

dolzhenkovaВера Долженкова, главный редактор еженедельника «Томские новости»

– С каким трепетом и с какой искренней благодарностью говорят люди из моего окружения о своих учителях! Кто-то нежно вспоминает Марь Ванну с трогательной бабеттой из седых волос на голове с ее вечными «Иванов, ты завтрак не забыл? У меня есть еще один бутерброд». Другие с восторгом говорят о химичке, русичке, математичке – эти люди открыли им мир, который стал делом всей жизни. А меня жизнь с таким Учителем с большой буквы не свела. За десять лет я училась в пяти школах разных регионов страны и разглядеть учителей просто не успевала… Поэтому, когда приехавшая на лето в гости внучка вдруг объявила, что остается в Томске, школу мы решили выбирать не по ее звездности, а по репутации учителей. Решили обойти все близлежащие учебные заведения: посмотреть на обстановку, заглянуть в глаза педагогов, почувствовать атмосферу. В одной школе (стояла первая половина августа) нас отослали аж к 26 августа, когда «педагоги выйдут из отпусков и ответят вам на все вопросы». Другая школа с порога нам показалась заунывной бурсой. А в третьей произошло то, что вызвало желание высказать свое мнение о некоторых современных педагогах.

…Гимназия №?29 встретила практически полной готовностью к новому учебному году: лоск и налет торжественности. Вахтер доложила, что директор в отпуске, а секретарь может ответить на все вопросы, и указала рукой на второй этаж. Перед приемной стояла ухоженная молодая женщина и говорила по телефону. Мы подумали, что это и есть секретарь. Терпеливо дождались окончания частного бытового разговора. И вот такой диалог у нас случился:

– Здравствуйте, мы хотели бы поговорить по поводу возможной учебы в этом лицее.

– Прежде чем ходить по школам, надо зайти на сайты школ и выяснить, где есть учебные вакансии, – с раздражением и нескрываемым неудовольствием выдала нам женщина.

– Да мы хотим только выяснить… – я даже растерялась от ее напора и какой-то брезгливости в голосе, но быстро нашлась: – Хорошо, мы будем встречаться с директором и все выяснять у нее.

– Я и есть директор! Пусть мне даже хоть сам Владимир Владимирович Путин позвонит – он ни на что не повлияет, – не унималась она, продолжая разговор на повышенных тонах. – Какой класс?

– Восьмой.

– Нет у меня мест в восьмой параллели! В шестой есть… Ходят тут…

Выдержав паузу, я сказала этому педагогу слова, которые не должна была говорить при ребенке, чтобы не подрывать авторитет других учителей:

– Вам категорически нельзя работать педагогом. Вы недоброжелательны и раздражительны.

Я хочу своему ребенку доброжелательных, открытых и приветливых учителей, которые прежде всего учили бы детей человеческим отношениям и только потом теореме Пифагора и правописанию…

Анатолий Тетенков, Татьяна Абрамова, Елена Тайлашева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 26 = 33