06.07.2018

От труда и книг не зарекаются

Статей на сайте: 15883

– С 7 вечера до 2 ночи шла ожесточенная борьба, – рассказывает Алексей Коротченко о научном диспуте с иеговистами, в котором ему, как деятелю науки, довелось поучаствовать. – В советское время к религии и так относились, мягко говоря, скептически, а к подобным религиозным сообществам – и подавно. Но они по-настоящему всколыхнули общественность своей подкованностью в полемике, поэтому ответственность на ученых была огромная – все-таки над наукой взгромоздился дамоклов меч. Я понимал значимость и серьезность этих прений и приглашение принял с энтузиазмом.

 

 

Алексей Коротченко – летописец и почетный житель села Богашева – сейчас на заслуженном отдыхе. Большую часть жизни он посвятил местной школе, где преподавал русский язык и литературу, являясь много лет ее директором. Но на скуку и хандру, как он говорит, времени нет и сегодня. Стихи, книги, публикации… Да и в гости часто заглядывает кто-нибудь из бывших учеников, а кто в другом городе – звонит или пишет письма, что в наше время почти уже редкость. Несколько таких написанных от руки писем и сейчас красуются на столе: «Дорогому учителю А.Р. Коротченко от…»

 

«Копейка» с божьей помощью

– Дебаты проходили в ДК села Зырянского и оказались самыми продолжительными и самыми успешными, – вспоминает  Алексей Романович. – Публичная полемика получилась горячей и вызвала общественный резонанс. Около 300 вопросов, касающихся спора науки и религии и возникновения жизни на Земле, обсуждалось больше шести часов в заполненном зале. Мы одержали победу.

В тот вечер умения и знания, полученные Алексеем Коротченко на историко-филологическом факультете ТГУ, не просто пригодились на практике, но и оказались судьбоносными, а исход вечера распахнул перед дебатирующим на стороне науки многие двери, но он не оставил школьный кабинет, о чем впоследствии ни разу не пожалел.

По словам литератора, тот научный диспут дал ему гораздо больше – настоящего друга, с которым он проехал полстраны, а именно – новенькую «копейку», только-только вышедшую с конвейера.

– Меня спрашивают власти области: «Путевка в санаторий или на курорт нужна?» Я отвечаю, что у меня уже есть… Я тогда приболел немного, –  попивая вкусный чай с лимоном, рассказывает Алексей Романович. – Они тогда: «А что нужно? Без благодарности и почета вас не оставим». А я понятия не имею, что можно просить, а что нельзя. Тогда серьезные люди посовещались и решили подарить мне новый автомобиль, который в тот момент для учителя русского языка и литературы был дорогостоящей покупкой.

Голубая «копейка» до сих пор стоит в гараже. Она все так же на ходу, но, конечно, о поездках уже и не думается. «Я скоро свое имя забывать начну, какой уж тут автомобиль…» – смеется Алексей Романович. Зато итальянская серия первых ВАЗ-2101 и сейчас, по словам богашевца, пользуется популярностью и привлекает покупателей, ведь эта модель близка к идеальной, но дружба и память о совместных приключениях не продаются.

 

 

Когда на войну не пускали

Рожденный в 1927 году, Алексей Коротченко военные годы застал в сознательном возрасте, но на фронт призван так и не был, о чем молодым парнишкой тогда очень сожалел. Отправиться на вой­ну считалось делом чести. Уйти хотелось многим, но не всех отпускали, ведь кто-то и в тылу должен был трудиться. В первую очередь на заводах. Поэтому молодой Алеша пять лет чинил паровозы и смотрел, как они с техникой отправляются на поля сражения. Без него.

– Трое суток мы просидели на крыльце военкомата. Я понимал, что меня убьют в первом бою, но чувство долга и подростковое желание стать летчиком было сильнее чувства страха: я же Родину защищать хотел. Кстати говоря, бояться нам надо было не столько войны, сколько начальника цеха, – шутит и вспоминает 1943 год ветеран труда. – Мы же три рабочих дня пропустили, что в те годы каралось уголовным делом. Завод практически встал, потому в комиссариате пошли нам навстречу, но не без хитрости.

Уехать на одном вагоне с напарниками по заводу не дала популярная в то время история.

– В военкомате кто-то, видимо, прочитал «Цусиму» (роман-эпопея об одном из эпизодов Русско-японской войны), – рассказывает Алексей Коротченко. – Там описывается восстание матросов на военном судне, которое опытный капитан подавил, разделив и перемешав взбунтовавшихся моряков между собой. Взводы оказались смешаны, и пыл у бойцов поостыл. Вот и нас спрашивают: «Куда хотите? В пехоту пойдете?» – «Пойдем», – отвечают несколько человек. «В танкисты кто?» Еще пара человек. «В саперы есть желающие?» Тоже. Так из 30 человек почти всех отправили в разные войска, а меня и еще нескольких посадили в машину и отвезли обратно на завод, мол, ваш фронт здесь.

Работать пацанам приходилось по 12 часов. Смерть на заводе, на рабочем месте в какой-то момент стала делом обыкновенным. От изнеможения, из-за несоблюдения правил техники безопасности люди гибли прямо у станков.

– Последний день войны помню прекрасно, – продолжает рассказ заслуженный учитель России. – Утром наша смена закончилась, мы переодеваемся потихоньку, а сменщиков наших нет. Странно… Но вдруг слышим радостные крики в коридоре, двери распахиваются, и забегают товарищи, обнимаются с нами, все в чистом и поглаженном, а мы после смены в мазуте… Вой­на кончилась!

 

Случайный путь

– Какая Конституция? У нас же не было ее в школе. И как мне сдавать ее? – рассказывает о неудачной попытке поступить в горно-металлургический техникум Алексей Коротченко. – Планы пришлось резко менять и искать учебное заведение, где Конституцию знать не требовалось. Такое в Караганде было одно – педагогическое училище, куда я быстро отнес документы и  успешно сдал экзамены.

С завода три месяца еще приходили милиционер и табельщик. Искали и пытались поймать до самого ноября, пока будущий директор богашевской школы не пришел сам к начальнику цеха и не попросил документы. Со скрипом, с неохотой, но отдали. Тогда закончилась одна глава жизни Алексея Коротченко и началась другая, самая длинная и бурная.

– Учился я с удовольствием и легко, – говорит Алексей Романович. – Любовь к литературе и чтению, прерванная на пять лет из-за войны, вновь вернулась с еще большей силой. Окончив с отличием училище, я получил возможность поступить в любой вуз страны. Хотелось в МГУ, но смотрел трезво, что денег нет, а ходить голодным по Москве в рваных с заплатками штанах не смогу.

Отработав год учителем в казахстанской школе, Алексей Коротченко уехал в Томск, где поступил в ТГУ. Именно здесь он станет побеждать свидетелей Иеговы на научных диспутах, покорять дороги на ВАЗ-2101, директорствовать в школе на тысячу учеников и иметь самую большую частную библиотеку в Томской области, отмеченную Владимиром Путиным.

 

Педагогическая поэма

В домашней библиотеке Алексея Коротченко 5 тыс. книг. «Занимательная физика» Перельмана, томик Гете… На полках и стеллажах, сделанных самим хозяином, находится место всем книгам и авторам.

– Здесь полное собрание сочинений Ленина, – проходя в кабинет, литератор указывает на толстые книги в красном переплете. – А вот полные собрания сочинений Пушкина, Достоевского, Бунина, Диккенса, Камю, Джойса…

Свои сочинения Алексей Романович раздает бесплатно друзьям и родственникам. Тиражи небольшие, по 250 штук, но и цели заработать никогда не было. Творчество с выходом на пенсию стало делом жизни, не помешала даже деятельность председателя ветеранской организации жителей новостройки.

– Ко мне однажды обратились с просьбой написать краеведческую книгу о  Богашевском поселении, – рассказывает писатель. – Кто-то увидел мои рукописи двадцатилетней давности о Богашеве и проявил к ним интерес. Я принялся за написание с большой охотой и книгу издал. Четыре очерка из нее позже вошли в «Энциклопедию Томской области».

Рассказывая о книгах, Алексей Коротченко потихоньку выкладывает каждую на свой письменный стол. В 2009 году закончил автобиографическую «Пути Водолея», в которой поделился с читателем мыслями и впечатлениями о пережитом. В 2013-м издал книгу «Стихи и поэмы», посвященную ветеранам войны и труда, дружбе и путешествиям по России и за рубежом: по Крыму, Лиссабону, Лувру и Парижу.

В 2017 году Алексей Коротченко отметил свой 90-летний юбилей и закончил работу над переработанным изданием книги о родном селе, которую уже назвал «История села Богашева».

Каждый день он начинает и заканчивает с книгами. Это его друзья. Его смысл жизни. Его воздух…

 

Богдан Ларин

Фото автора

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги:
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

59 − = 49