Петр Балашов:
о том, почему молодежь сводит счеты с жизнью

Петр Балашов

– Недавно в СМИ появились сообщения о том, что в Северске девушка и ее молодой человек покончили с собой. Я не знаю подробностей этой трагедии, но, судя по комментариям в Интернете, их связывали романтические чувства. Меня как обычного рядового гражданина этот случай искренне огорчил, а как специалиста, который давно занимается исследованием проблемы суицидов, удивил. Почему? Потому что такая причина самоубийства, как неудовлетворенность любовной ситуацией (я это называю кратковременным эмоциональным всплеском), сегодня встречается крайне редко.

Наиболее типичны сейчас в молодежной среде суициды, совершенные под воздействием алкоголя и наркотиков. Если в обычном сознании этот фактор (желание умереть) дремлет, то в измененном просыпается. Не открою Америки, если скажу, что подростковый возраст очень сложный. Три составные части психики – тип личности, характер, темперамент – в пубертатном периоде только формируются и часто находятся в дисбалансе. Ребята легко ранимы, обидчивы. Для самоутверждения пробуют наркотики, алкоголь. У многих появляется нездоровый интерес к теме смерти. У меня, например, была пациентка-старшеклассница, которая зачитывалась «Анной Карениной» и «Войной и миром», селективно выбирая из романов места, связанные с гибелью героев. Еще один пациент, мальчик, ходил в Пушкинскую библиотеку исключительно за книгами по танатологии (наука о смерти). Тинейджеры, как и взрослые, тоже склонны к депрессиям, неврозам, которые служат почвой для суицидов.

Парадоксально, но в меньшей степени суицидальные настроения испытывают дети из мало-обеспеченных семей и так называемые социальные сироты. Они с малолетства получают закалку тяжелыми условиями жизни и становятся более стрессоустойчивыми, чем их благополучные сверстники.

В целом же, по данным ВОЗ, по числу самоубийств подростков Россия в 2010 году вышла на первое место в мире. А среди регионов, в которых сложилась самая тревожная ситуация, детский омбудсмен Павел Астахов назвал Кемерово, Курган, Бурятию и…Томск. В нашей области было зарегистрировано девять завершенных случаев суицида молодых людей в возрасте от 15 до 19 лет.

Статистика неприятная, но, с моей точки зрения, вполне объяснимая. Система профилактики суицидов, которая когда-то существовала в стране, разрушена. В Москве был всесоюзный центр по проблемам суицидов, в регионах действовали аналогичные службы. Сейчас практически ничего этого нет. Детские психиатры работают не на профилактику и раннее выявление, а по обращениям. Все, что касается аутоагрессивного поведения (агрессии, направленной против себя), выпало из сферы интересов здравоохранения. У нас даже из программы подготовки психиатров исчез такой предмет, как суицидология. Специальность сексология есть, а суицидологии – нет! Стоит ли после этого удивляться печальной статистике?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *