Петр Чубик: В свободное от ректорства время я работаю дворником

Фото: Алексей Гаврелюк

Чубик

Заманить на чашечку чая ректора ТПУ Петра Чубика оказалось непросто. Глава одного из ведущих томских вузов – на разрыв. Поймать Петра Савельевича нам удалось буквально между двумя командировками. В беседе с журналистами «Томских новостей» гость рассказал о том, кто в университете получает самую высокую зарплату, оценил шансы вхождения ТПУ в рейтинг «100 лучших вузов мира» и вспомнил самый яркий эпизод из своей студенческой жизни.

Как там, на фронте?

– Петр Савельевич, для студента горячие деньки наступают дважды в год – в период летней и зимней сессий. Жизнь научных сотрудников выходит из привычной зоны комфорта в дни защиты кандидатской или докторской диссертации. Тех, кто еще не может назвать вуз своим вторым домом, но очень хотел бы, приводит в трепет приемная кампания. А когда наступает жаркая пора для ректора?

– Я бы отметил четыре таких периода. Прежде всего, традиционный бал краснодипломников. Но он ознаменован приятными хлопотами. Ежегодно из стен ТПУ выходят более 1?200 выпускников, чьи дипломы украшают отличные оценки. Вручая им памятные медали, я всегда испытываю особенное волнение, потому что понимаю: от этих ребят зависит будущее отечественных предприятий, отраслей, страны, да и всего человечества.

Летом, когда все наслаждаются заслуженным отпуском, для ректора начинается самое напряженное время – нужно обеспечить качественный набор в аспирантуру, магистратуру и особенно на первый курс. При сегодняшней демографической ситуации и низкой доле выпускников, сдающих ЕГЭ по физике, это не так просто. В нынешнем году средний балл по ЕГЭ первокурсников ТПУ – 75. С гордостью могу сказать, что это лучший результат в Томске и один из лучших в стране. По качеству приема, к слову сказать, мы занимаем среди технических вузов России 11-е место.

Далее – сентябрь, время опуб­ликования итогов мировых рейтингов. Томский политехнический закрепился в рейтингах QS и TНЕ. Но мало занять там топовую позицию, важна динамика изменений.

Новогодние каникулы «омрачает» подведение итогов года. Всегда жду их с некоторой тревогой, потому что ТПУ как национальный исследовательский университет и участник проекта «5–100» взял на себя более чем серьезные обязательства. Их невыполнение чревато для вуза потерей статуса и права участия в этом масштабном проекте. Должен признаться, что не всегда и не всё у нас выходит гладко. В 2013 году, например, мы недотягивали по двум показателям. Пришлось поднапрячься, чтобы исправить ситуацию. И это нам удалось.

– С чего начинается стандартный рабочий день ректора Томского политехнического?

– С просмотра сводок от служб по режиму и безопасности. Сегодня ТПУ – это целый университетский город. Одновременно в общежитиях вуза проживают 6?200 студентов, количество сотрудников примерно такое же. В нашем ведении 21 учебный корпус, а это 1?667 аудиторий и лабораторий. Разумеется, в деятельности такой огромной системы вполне могут возникать какие-то сбои. Тогда день начинается с разрешения нештатных ситуаций. Если же разведка доносит, что на фронтах все спокойно, – можно вздохнуть с облегчением и заняться текущей работой.

– Вы – выпускник ТПУ. Какими аргументами руководствовались вы и ваши сверстники, выбирая в свое время Томский политехнический? И по какой причине, на ваш взгляд, делают такой же выбор нынешние абитуриенты?

– Меня привлек томский политех тем, что здесь была одна из лучших за Уралом геологоразведочных школ. И я не ошибся: она и сегодня на тех же позициях.

Что же касается современных абитуриентов, то проведенные нами специальные соцопросы первокурсников показали следующее: 62% из них привлекло положение ТПУ в мировых рейтингах, на втором месте оказалась практически стопроцентная гарантия трудоустройства в крупных компаниях страны, на третьей позиции – возможность включенного обучения и академических обменов с зарубежными вузами. Сегодня ТПУ реализует полтора десятка магистерских программ уровня «Двойной диплом». Еще одна причина учиться в томском политехе – возможность вести насыщенную и разностороннюю студенческую жизнь.

– А вы в свои университетские годы были примерным и старательным студентом?

– Отличником я не был никогда. Правда, возможность сдать сессию на одни пятерки несколько раз выпадала. Но не случилось. За одну из таких несостоявшихся попыток стыдно до сих пор (улыбается). У студентов-геологов было принято жениться еще в годы учебы. Разумное решение, между прочим: выпускников распределяли чаще всего в какую-нибудь тмутаракань, и найти там спутницу жизни было не просто. Я студенческой традиции не изменил: женился, через девять месяцев родился сын. Некоторые мои одногруппники уже успели обзавестись детьми, но мальчик на нашем потоке был первый. Ребята на такую новость отреа­гировали мгновенно, повесив в общежитии объявление: «У Чубика родился сын. Принимаются заявки». Обмывали мы это дело всю ночь шампанским, а на следующий день – экзамен по электротехнике. Принимала его очень симпатичная и очень строгая женщина. Когда я «поплыл» в теории, ребята не удержались: «Да у него вчера сын родился!» На что экзаменатор ответила: «Рождение сына нужно встречать отличными отметками». Я, обидевшись, попросил ее посмотреть мою зачетку, в которой были одни пятерки. Она несколько смутилась, тут же сказав: «Но я вам выше тройки поставить не могу». Вот так я отпраздновал появление сына.

Рецепт для мудреца

– Сегодня ТПУ борется за место в рейтинге «100 лучших вузов мира». А что такое университет международного уровня?

– Есть общепринятое определение, на первый взгляд, очень простое. Университет международного уровня – это концентрация студенческих и преподавательских талантов, изобилие ресурсов, чтобы привлечь и удержать эти таланты, и эффективное управление. Но, как говорят мудрецы, даже если рецепт лекарства известен, еще не факт, что оно поможет.

Все знают, к чему нужно стремиться, вопрос – как этого достичь. К тому же у всех вузов разные стартовые условия по объективным причинам. ТПУ, например, до сентября 2010 года не мог принимать на работу иностранных ученых из-за своей закрытости: у нас есть действующий исследовательский атомный реактор. Между прочим, единственный в вузах России. Чтобы ТПУ стал университетом мирового уровня, ему должны сказать свое «да» международные эксперты. А для того чтобы это произошло, они должны узнать про томский вуз.

Сегодня одна из основных наших задач на пути к вершинам мировых рейтингов – максимальная включенность в международную научную жизнь. Сейчас, например, я веду переговоры о том, чтобы в 2017 году заседание Ассоциации CESAER, в которую входят 52 ведущих инженерных вуза из 24 стран Европы, прошло на базе ТПУ. Если все случится, это будут дополнительные баллы в нашей копилке.

– Какими принципами вы руководствуетесь, управляя огромной командой, чтобы вывести свой вуз в мировые лидеры?

– Должен отметить, что сегодня у нас самая молодая среди российских вузов команда. Средний возраст топ-менеджеров не превышает 40 лет. А вообще в ТПУ выстроена четкая система, которая работает как часы. Есть утвержденные министерством программы развития. Чтобы держать руку на пульсе времени и оперативно принимать необходимые решения, проводятся еженедельные заседания ректората с утвержденной заранее повесткой. Делегации из других вузов от такой нашей системы в шоке, в хорошем смысле этого слова.

Добрую службу сослужил и переход на систему эффективного контракта для руководителей и научно-педагогических работников. У последних 6-часовой рабочий день и 6-дневная рабочая неделя. В год получается 1550 рабочих часов. Самая массовая профессия в вузе – доцент. Средняя нагрузка у него 650 часов плюс 160 часов на административно-методическую работу. На оставшиеся 740 часов мы предложили доцентам на выбор 20 направлений исследовательской и творческой работы и ввели критерии ее оценки. В первый год около 40% научно-педагогических работников вуза (это 740 человек) с лихвой выполнили условия эффективного контракта, за что получили премии по 100 тыс. рублей плюс стимулирующие выплаты за перевыполнение отдельных показателей.

Это был ожидаемый результат. Сейчас перед нами стоит задача повысить количество сотрудников, выполняющих эффективный контракт, до 70–80%.

– Так сложилось, что в Томске сосредоточены сильные вузы, один лучше другого. Такое положение вещей как-то влияет на жизнь университетов?

– Замечательно влияет! Как подметил президент Томского государственного университета Георгий Майер, вековое соперничество двух ведущих вузов, ТГУ и ТПУ, стало движителем развития томского научно-образовательного комплекса. Уже много лет мы идем, что называется, ноздря в ноздрю: в 1997 году ТПУ стал особо ценным объектом культурного наследия народов России, в 1998 году – ТГУ. В 2009 году мы получили статус национального исследовательского университета, на следующий год – ТГУ. Ну и так далее. С конкуренций у нас все в порядке. Хуже обстоят дела с кооперацией. А она необходима, чтобы дополнять друг друга недостающими компетенциями. Совместно университеты могут реализовывать уникальные научные проекты, с которыми в одиночку не справиться. Думаю, со временем кооперация и конкуренция будут в равных пропорциях.

Инвестиции от ума

– Некоторые скептики заявляют: ну борются вузы за студентов и мировые рейтинги, а области-то какой от этого толк…

– И они в корне не правы. Докажу на цифрах. ТПУ дает томичам 6 тыс. рабочих мест с не самой низкой заработной платой (средняя цифра по вузу – 45 тыс. рублей). Ежегодно студенты инвестируют в Томскую область 7,5 млрд рублей, из них не менее 2 млрд приходится на обучающихся ТПУ. Наш вуз выплачивает налогов в местный и региональный бюджеты на сумму полмиллиарда рублей. Вложения в строительство объектов инфраструктуры и капитальный ремонт в этом году составляют порядка 830 млн рублей. Строят и ремонтируют – тоже томичи. А импорт мозгов (в ТПУ поступают жители 60–70 регионов страны)? А повышение узнаваемости Томска в мире через вхождение ТПУ в мировые рейтинги и иностранных студентов? И многое другое.

– Еще один упрек нередко адресуют вузам работодатели из самых разных сфер деятельности. Мол, выпускник нынче не тот: ничего толком не знает, ничему не обучен… Томскому политехническому приходится слышать подобные упреки в свой адрес?

– Крайне редко. Выпускники ТПУ сегодня нарасхват, ежегодно в очередь за ними выстраиваются до 1200 предприятий. Томский политех занимает шестое место в стране по трудоустройству, причем 95% ребят устраиваются по специальности. А для того чтобы упреки, о которых вы говорите, в наш адрес не звучали, пять лет назад ТПУ первым из томских вузов вступил в межотраслевое производственное объединение работодателей Томской области. Мы согласовали программы обучения с двумя сотнями предприятий. По объемам научных исследований для реального сектора экономики ТПУ входит в тройку лидеров по стране. Больше только у Бауманки и МИФИ.

– До сих пор не утихают споры по поводу целесообразности ЕГЭ. По вашим ощущениям, введение единого государственного экзамена действительно сказалось на качестве знаний выпускников школ?

– Я бы ответил так: дело не в ЕГЭ, а в его количестве (в количестве баллов). Наши специальные исследования показывают, что высокие баллы ЕГЭ – под и за 90 – очень хорошо коррелируют с результатами первой экзаменационной сессии. Поэтому вузам очень важно привлечь высокобалльников, те самые таланты.

Кто приносит большую зарплату жене?

– Сегодня высшее образование – это прежде всего менеджеры, юристы, экономисты. И мало кто стремится в инженеры. Как вам кажется, удастся ли когда-то поднять престиж этой профессии?

– До прежнего уровня – нет. Знаете, как меня на уроках русского языка в школе учили проверять правильность написания слова «инженер»? Это тот, кто приносит жене большую зарплату. Сегодня спутницам инженеров на такое рассчитывать не приходится. Мало того, в советские времена перед этими специалистами маячил серьезный карьерный рост – от главного инженера до директора предприятия. В наши времена у руля стоят немного другие люди. Так что массового возврата в инженеры, с высокой степенью вероятности, не будет. Скажу больше, не в фаворе эта профессия и у наших зарубежных вузов-партнеров.

Тем не менее ребята, увлеченные и, главное, способные к обучению инженерному делу, есть. И в ТПУ регулярно появляются новые программы и проекты, которые помогают намывать этот золотой песочек.

– Петр Савельевич, а вы играющий тренер? Встаете сегодня за преподавательскую кафедру?

– А как же! Читаю для старшекурсников курс «Буровые технологические жидкости». Это помогает держать себя в тонусе. В наши дни роль преподавателя кардинально изменилась. Все «испортил» Интернет. Раньше у преподавателя была полная монополия на знания: он приходил в аудиторию и студенты слушали его разинув рты. Сейчас студенты одним легким нажатием кнопки могут найти ту же самую информацию, зачастую еще даже лучше упакованную. Поэтому жить в тех же координатах, что и 15–20 лет назад, преподавателю нельзя. Он может сохранить лицо, только занимаясь наукой, публикуясь в престижных журналах, выступая на международных конференциях, что позволяет нести в аудиторию свежие знания, которых еще нет в Интернете. К счастью, большинство наших ученых это хорошо понимают.

– Как вы распоряжаетесь свободным временем, если оно выдается?

– С удовольствием провожу время с семьей. У меня сын, дочь и два внука. Старшему – 11 лет, младшему – год и два месяца. Зимой катаюсь со старшим на лыжах, в теплое время года пересаживаемся на велосипеды. По выходным дед встает к плите, и мы устраиваем с внуком мужские завтраки. Я живу за городом, так что развлечений всегда хватает: летом стригу газон, зимой чищу снег. Одним словом, в свободное от ректорства время работаю дворником.

Справка «ТН»

Петр Чубик родился 7 июля 1954 года в Красноярском крае. Окончил геологоразведочный факультет Томского политехнического института. В ТПУ работает с 1976 года, сразу после его окончания. Проделал путь от инженера научно-исследовательского сектора до ректора. Три года занимал должность заместителя губернатора Томской области по кадровой политике. ТПУ возглавляет с 2008 года. Является вице-президентом Ассоциации инженерного образования России и Ассоциации технических университетов, председателем Совета Томского консорциума научно-образовательных и научных организаций, сопредседателем консорциума опорных вузов госкорпорации «Рос­атом», членом экспертного совета при заместителе губернатора по научно-образовательному комплексу и инновационной политике.

Знаете, как меня на уроках русского языка в школе учили проверять правильность написания слова «инженер»? Это тот, кто приносит жене большую зарплату. Сегодня спутницам инженеров на такое рассчитывать не приходится.

Университет международного уровня – это концентрация студенческих и преподавательских талантов, изобилие ресурсов, чтобы привлечь и удержать эти таланты, и эффективное управление. Вопрос – как этого достичь?

С конкуренцией у главных томских вузов все в порядке. Хуже обстоят дела с кооперацией.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *