Сибиряк Иван Черных предпочел плену смертельный таран

Томичи знают, что в Томске есть улица имени Ивана Черных. Есть школа, названная его именем. В Октябрьском районе установлен памятник герою. Но все ли горожане имеют представление о том, в честь кого названа эта улица? Да – Герой Советского Союза. Да – летчик. Сибиряк. А какой подвиг он совершил? Каковы обстоятельства огненного тарана нашего земляка? А ведь Иван Сергеевич Черных не просто легендарный командир пикирующего бомбардировщика. Это один из первых томичей, удостоенных самого высокого звания в СССР. Его имя по праву представлено в Лагерном саду на стеле томичей – Героев Советского Союза.

 

Начиналось все с моделей

Иван Черных родился в деревне Петухи Советского района Кировской области в 1918 году. Его отец погиб в боях с белогвардейцами во время Гражданской. В 1928 году в десятилетнем возрасте он с матерью и младшим братом переехал в Томск к бабушке, здесь был определен в городскую школу № 4, впоследствии названную его именем. В школе был авиамодельный кружок, в котором он с увлечением занимался. И не без успеха. Авиамодель Ивана Черных «Утка» установила всесоюзный рекорд дальности полета. Примечательно, что в музее школы № 4 до сих пор хранятся модели самолетов, сконструированные будущим героем.

После окончания в 1932 году семи классов Иван продолжил обучение в школе фабрично-заводского ученичества при заводе «Металлист», где готовили специалистов для угольной промышленности. Когда парню исполнилось 18, он переехал в Кузбасс. Работал слесарем-сборщиком на машиностроительном заводе в Киселевске. Стоит отметить, что в предвоенное время молодые люди Страны Советов буквально бредили небом. В СССР была очень хорошо развита сеть аэроклубов, в которых можно было учиться без отрыва от производства. Учитывая авиамодельный опыт юноши, стоит ли удивляться, что ему была прямая дорога именно в это учебное заведение. В 1936 году Иван Черных прошел курс летной подготовки в Прокопьевском аэроклубе. Но это было лишь начало летной карьеры. В 1938 году Черных призвали в армию, а в 1939 году по комсомольской путевке он поступил в Новосибирское военное летное училище, которое окончил в 1940 году.

После окончания училища в звании младшего лейтенанта новоиспеченный офицер был направлен для прохождения службы в город Могилев. Здесь базировался 125-й бомбардировочный авиационный полк Белорусского военного округа, вооруженный скоростными бомбардировщиками СБ. В него Иван Черных и был зачислен. Кстати, он был самым молодым пилотом в полку. До начала Великой Отечественной оставался еще год. Видимо, это и позволило сибиряку накопить необходимый опыт полетов, чтобы достойно сражаться в начальный период войны с матерыми, воюющими уже несколько лет асами люфтваффе. Это очень важно. Сколько неоперившихся молодых выпускников наших летных училищ погибло в первые месяцы Великой Отечественной, не имея необходимых навыков! Практика минувшей войны показала, что настоящими воздушными бойцами становились, как правило, летчики, уже имевшие на начало боевых действий приличный налет, опыт воздушных боев в предыдущих военных конфликтах. С нашей стороны это зачастую были бывшие инструкторы авиаучилищ, участники Финской, военных кампаний на Халкин-Голе, в Испании. Опытных пилотов на тот момент в Красной армии все равно было слишком мало, и это усугубило трагизм начального этапа войны.

 

Двужильный лейтенант

Почувствовал на себе всю разрушительную тяжесть немецкой машины и 125-й бомбардировочный полк, потерявший значительное количество машин на своих же аэродромах. Но вскоре растерянность сменилась уверенностью и пониманием того, что, мобилизовав все свои силы и опыт, бить немцев можно. Началась тяжелая, изнурительная ратная работа. На своем СБ Иван Черных наносил удары по скоплению противника. За первую неделю войны на западном направлении сибиряк совершил 13 боевых вылетов на бомбежку механизированных и танковых колонн фашистов, артиллерийских и минометных позиций. Коллеги летчика отмечали его необычайную выносливость. В день Иван Черных мог сделать три-четыре боевых вылета. За это его даже прозвали двужильным. Была у сибиряка еще одна весьма уважаемая на фронте черта – он всегда приходил на помощь товарищам.

Фронтовой друг Ивана Владимир Гордиловский вспоминал: «28 июня 1941 года в группе с Иваном Черных мы вылетели на бомбардировку переправ в районе Березы-Картузской (восточнее Бреста). Огнем зениток у моего бомбардировщика был подбит один мотор. Держать строй я не мог и отстал. Этим воспользовались немецкие истребители. Радиосвязи тогда между самолетами еще не было, поэтому я мог полагаться только на то, что товарищи заметят, что мой самолет неисправен. И помощь пришла. Черных и его товарищ Владимир Ромашевский прикрыли меня своим бортовым огнем, сопровождая до тех пор, пока я не вышел из опасной зоны, то есть дали мне возможность долететь до своего аэродрома».

В конце лета 1941-го полк, в котором воевал Черных, был переформирован и получил вместо уже порядком устаревших СБ новые пикирующие бомбардировщики Пе-2. После этого грозную авиационную силу перебросили на защиту блокадного Ленинграда. На тот момент этот полк был единственным полком пикирующих бомбардировщиков на всем Ленинградском фронте. Изнуряющие, изматывающие полеты возобновились с новой силой. Военное руководство наконец-то отметило заслуги молодого пилота. В октябре 1941 года Иван Черных был представлен к ордену Красного Знамени и медали «За отвагу». Хотя в начале войны, как известно, награждали очень скупо. Вот только при жизни получить эти награды сибиряку не довелось. Как это часто бывало, наградные представления где-то затерялись. А вспомнили о них лишь после того, как Иван Черных уже геройски погиб.

Но до своей гибели он совершил 62 боевых вылета. Трижды возвращался на свой аэродром на самолете, получившем значительные повреждения. На счету Ивана Черных шесть уничтоженных артиллерийских и минометных батарей, четыре разбомбленных аэродрома, три налета на железнодорожные станции и эшелоны. Кстати, о вражеских аэродромах. 7 ноября 1941 года, накануне 24-й годовщины Октябрьской революции, немцы запланировали массированный налет на Ленинград. Для этого они рассредоточили и подготовили к вылету на одном из аэродромов около 100 самолетов. Командованию РККА стало известно об этом. Чтобы не допустить бомбардировки Северной столицы, было принято решение нанести упреждающий удар. Разбомбить немецкий аэродром еще до того, как с него поднимутся в воздух самолеты. Эту задачу поручили 125-му бомбардировочному полку пикирующих бомбардировщиков при поддержке штурмовиков и истребителей. Участвовал в этой операции и Иван Черных.

6 ноября младший лейтенант Черных повел в бой семь бомбардировщиков. Нашим летчикам помогла сильная облачность. Скрываясь за облаками, самолеты подобрались к цели практически незамеченными и со всей силой обрушились на врага. Атака была успешной. В общей сложности на немецком аэродроме было уничтожено около 50 «юнкерсов» и «хейнкелей». Ну и самое главное – в этот день на Ленинград не упало ни одной немецкой бомбы.

 

В плен? Нет!

Наступила зима 1941-го. 16 декабря Иван Черных получил задачу разбомбить скопление автомашин с пехотой у города Чудово. На боевое задание вылетели два пикировщика. При выходе на цель бомбардировщики попали под сильный огонь зениток. В правое крыло самолета Ивана Черных попал зенитный снаряд. Машина загорелась и стала терять высоту. Тем не менее наши летчики продолжали выполнять боевую задачу. Им удалось отбомбиться. Командир «пешки» попытался сбить пламя, но безуспешно. Тогда, видимо, понимая, что добраться до своих уже не получится, а прыгать с парашютом – это плен, равносильный смерти, Черных направил пылающий самолет в самую гущу немцев.

Вот как об этом подвиге вспоминал командир эскадрильи 125-го полка Владимир Солдатов, также принимавший участие в том бою: «…В разрывах черных облаков мы увидели дорогу, по которой катилась пехота в машинах и на танках. Тут же мы были встречены мощным огнем зенитной артиллерии. От их огня небо кипело, я чувствовал, как по моей «пешке» били осколки. Вдруг я увидел, что правая плоскость самолета Ивана Черных оказалась в огне, он резко накренился вправо. Я приказал Черных покинуть самолет, а в ответ услышал: «Командир! В плен, на поругание – нет! Прощайте!»

Горящая «пешка» вышла «на боевой». От фюзеляжа пылающего бомбардировщика оторвались, пошли точно к цели бомбы. Огненные струи трассирующих пуль бортового оружия неслись в гитлеровских солдат.

Выйдя из атаки, самолет, все еще повинуясь воле летчика, развернулся и вновь лег «на боевой». «Зачем они заходят на цель? – подумал я. – Бомбы у них сброшены, патроны расстреляны…» Пикировщик огненным мечом падал на цель. Еще миг – и в колонне вражеских танков раздался мощный взрыв». Так погиб экипаж сибиряка Ивана Черных.

Через месяц, 16 января 1942 года, Ивану Черных и членам его экипажа – стрелку-бомбардиру Семену Косинову и воздушному стрелку-радисту Назару Губину – посмерт­но было присвоено звание Героев Советского Союза. В 1964 году Герой Советского Союза младший лейтенант Черных был навечно зачислен в списки гвардейского Севастопольского Краснознаменного полка Шяуляйской ракетной дивизии Ракетных войск стратегического назначения. На месте подвига в городе Чудове установлен гранитный обелиск, на котором высечены имена членов героического экипажа. Именем Ивана Черных названы улицы не только в Томске, но и в Санкт-Петербурге, Советске, Киселевске. Киселевскому машиностроительному заводу также присвоено имя сибиряка. В сквере рядом с заводоуправлением установлен бронзовый бюст героя, у Дома культуры – памятник.

Андрей Суров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

82 − = 72