Плохой нефти не бывает… уверен профессор Иван Гончаров

Статей на сайте: 15569

На столе заведующего лабораторией геохимии и пластовых нефтей ОАО «ТомскНИПИнефть» Ивана Гончарова несколько колб с образцами черного золота. Среди них – экземпляр с одного из крупнейших месторождений – Русского, а также эталонная нефть сорта Brent. Иван Васильевич занимается генетикой нефти – экспертов его уровня в нашем регионе больше нет.

Родословная томских углеводородов

Несмотря на то что кандидатская диссертация Ивана Васильевича была посвящена получению нефти из простейших неорганических соединений – угарного газа и воды, он убежден в том, что все нефтяные углеводороды имеют биогенное происхождение. Поэтому, по его мнению, крупные месторождения нефти следует искать там, где когда-то были теплые моря и много фитопланктона. Чтобы после своего отмирания фитопланктон полностью не минерализовался, то есть снова не превратился в углекислый газ и воду, на дне должно быть сероводородное заражение. Такие условия складываются в хорошо прогреваемых и освещаемых морях, где отсутствует активная динамика придонных вод. Поскольку по своему составу фитопланктон очень разнороден, то и органическое вещество, из которого потом образовалась нефть, также очень разнородно. Поэтому нефть на разных месторождениях разная – она унаследовала генетику своих «родителей».

Иван Васильевич увлеченно рассказывает о своей работе и коллективе лаборатории:

– В нефти присутствуют молекулы, которые являются своеобразными химическими ископаемыми, они унаследовали структуру своих биологических предшественников – хлорофилла, холестерина… Поэтому мы легко можем проследить родословную нефти. Часто даже на одном месторождении в разных пластах совершенно разные виды нефти: одни тяжелые, густые, а другие легкие, похожие на дизельное топливо.

Но плохой нефти не бывает, поясняет профессор. Каждая хороша по-своему.

Томская область имеет углеводороды разных генетических типов. Это было доказано серией научных публикаций с комплексом неопровержимых доказательств на молекулярном и изотопном уровнях. Сейчас это уже общепризнано. Иван Васильевич показывает на карте расположение месторождений.

– Вот смотрите: это кормилица наша, баженовская свита, – Иван Васильевич сначала показывает месторождение на карте и следом – образец керна свиты. – Здесь она еще незрелая, она не вступила в свой «детородный» возраст и не дала нефти. Но месторождения есть. Почему? Потому что здесь нефть другого генетического типа – палеозойского, значительно старше баженовских запасов. Более 99% палеозойской нефти Западной Сибири добывается в Томской области. «Томскнефтью», например, на Герасимовском и Чкаловском месторождениях.

Специалисты с помощью геохимических методов оценивают перспективы нефтегазоносности различных территорий области, проводят расчеты, выделяют наиболее перспективные участки.

– Дело в том, что, по нашим расчетам, запасы нефти в уже открытых месторождениях составляют всего несколько процентов от того, сколько их было генерировано в регионе. А где остальная? Она размазалась по серии мелких ловушек, их еще предстоит открыть, – утверждает профессор.

Он спешит успокоить скептиков, волнующихся по поводу истощения нефтяных запасов:

– А кому она будет нужна в будущем? Сейчас 90% нефти идет на бензин, керосин, солярку, одним словом, на энергетику. Но ведь это же не единственные источники энергии. Сколько вокруг альтернативных!

Кроме того, есть такое понятие, как коэффициент извлечения нефти.

– В лучшем случае он может достигать 50%, но у нас в России добывают всего 25% из традиционного коллектора нефти. Значит, на старых, давно разрабатываемых месторождениях осталось еще 75%, – говорит Иван Гончаров. – Теоретически их тоже можно добыть, но для этого надо вкладывать серьезные средства. Сейчас говорят, что углеводородов осталось на 20–30 лет. Нет, они будут всегда, просто нефти в таких количествах, как сегодня, нашим потомкам не потребуется.

Достойная смена

Лаборатория профессора Гончарова создана 24 года назад. Сегодня она располагается в научно-аналитическом центре «ТомскНИПИнефти». Здесь отличные условия для работы ученых – все исследования они проводят на современном оборудовании производства Франции, США, России.

– Я с нуля организовал свою лабораторию, набрал сотрудников из числа выпускников ТПУ и ТГУ, обучил их, вырастил себе замену и больше всего этим горжусь, – резюмирует профессор Гончаров. – Сегодня в лаборатории трудятся 25 сотрудников, при этом большинству из них до 35 лет, четверо успешно защитили кандидатские диссертации на материале, полученном в процессе выполнения заказов от производственников. Таких лабораторий нет в других компаниях России, а только в «Роснефти».

Иван Васильевич не раз отметил, что его лаборатория не занимается фундаментальными исследованиями, она является сервисным подразделением «Роснефти» и выполняет только производственные заказы. Они поступают не только с месторождений Западной и Восточной Сибири, но и с Камчатки, Сахалина, из Чечни, Кубани, Ставрополья и Самары. Естественно, все шельфовые и сланцевые проекты тоже выполняет томская лаборатория.

Путь из химии в геохимию

Своему любимому делу Иван Гончаров посвятил всю жизнь. Простой паренек из деревни Осиновка Кожевниковского района рос активным почемучкой. Перед ним практически не стоял вопрос выбора будущей профессии – химией он всерьез увлекся еще в школе. Иван Васильевич с благодарностью вспоминает своих учителей из ТПУ – Станислава и Нинель Смольяниновых, Анатолия Кравцова. С них, по его мнению, и начинался весь нефтяной комплекс Томской области.

– На третьем курсе у нас началась научно-исследовательская работа студентов. Мне дали тему «Получение искусственной нефти». В качестве исходных веществ – вода и угарный газ, – вспоминает Иван Гончаров. – Работа меня захватила с головой, и к окончанию института я получил экспериментальных данных на полдиссертации.

После аспирантуры он пришел в Институт химии нефти. Потом были Омск, Тюмень, Алжир и снова Томск. Правда, на этом пути Иван Васильевич немного сменил профессию: специалист по химии нефти стал заниматься геохимией. Здесь он окончательно нашел свою нишу, воспитал учеников. И открыл школу, куда приезжают учиться не только из подразделений «Роснефти», но и из Академии наук и МГУ.

Автор: Валентина Артемьева
Фото: Вероника Белецкая

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги:
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

51 − = 49