Почему власть делает вид, что у нас нет серых зарплат?

Статей на сайте: 16296

Чем больше мы обсуждаем законопроект о повышении пенсионного возраста, тем больше возникает ощущение, что чего-то мы все же не договариваем.

Уж о чем только не поговорили. И о том, что наш цветущий вид требует продолжения трудовой деятельности и что, к счастью, жить стали дольше. И что работодатели жаждут видеть на рабочих местах людей с сединами, и о перекосе в уровне пенсий. Только вот осторожничаем насчет того, а будет ли возможность нормальную пенсию заработать? Речь о серых зарплатах.

Уловки для бизнеса

Почему у одних пенсии – о-го-го, а у других копеечные? Не берем в расчет пресловутых «золотопогонников», газовиков, нефтяников, у которых к страховым пенсиям добавляются и корпоративные доплаты. Но даже у той четверти населения страны, у которой средние начисления составляют 14,5 тыс. рублей, пенсии все же разнятся от 12–13 тыс. до 20 и выше. В чем же дело? В заработной плате, из которой и исчисляется страховая пенсия. Вывод не новый, но самый существенный. Потому что и в этом сегменте существует своя градация: те, кто получает гарантированную заработную плату (а это, как правило, бюджетники), и те, кто работает в так называемой сфере малого бизнеса и часто получает ее от случая к случаю да еще часто в урезанном варианте, по желанию хозяина.

Последний пример. Средняя зарплата в области за последнее время подпрыгнула до 39,5 тыс. рублей. Те, кто парится на солнце, за день не продав ни одной пары дешевой обуви, или перекладывает с места на место кусок заветренного мяса, возмущаются: откуда такие деньжищи? Вместе с тем эти цифры реальные, а природа их понятна. Произошло это за счет солидной денежной массы, которая выплачена врачам и учителям в последние месяцы в рамках выполнения майского указа президента.

Но почему всем остальным работодателям не дотянуть среднюю зарплату до уровня бюджетников? А тут и зарыта собака. Создается впечатление, что правительство ведет двойную игру между бюджетниками и малым бизнесом. Балансирует между ними, чтобы успокоить одних и ублажить других. Что, в кабмине и Госдуме не знают об этой ситуации? Конечно, знают. Но предпочитают идти по пути постепенных мер. Сначала был установлен низкий порог для налогооблагаемой базы в 8 тыс. рублей. Потом его подняли до 10 тыс., теперь эта планка достигла 11 тыс. рублей. Аргументы известны: нельзя «кошмарить» бизнес, нужны послабления, чтоб он совсем не загнулся. Очевидно, полагая, что уж работник на 10 тыс. рублей в месяц не загнется точно.

Как стать союзниками?

В то же время у граждан давно назрел «классовый» вопрос. Хорошо, у нас есть малый бизнес, в который записали даже рыбаков, и они в одночасье стали индивидуальными предпринимателями. Но у нас еще есть крупный бизнес, который давно подпитывается из бюджета, но его тоже не тронь. Сколько уже идут разговоры о введении дифференцированной ставки на налоги, а воз и ныне там, хотя бизнес за рубежом давно отваливает в бюджет своих стран в ряде случаев до 70% своих доходов в виде налогов. У нас нельзя – потому что это может привести к системным финансовым и экономическим поломкам.

Создается впечатление, что пенсионные изменения планируется провести за счет самих пенсионеров.

А вот с пенсионерами можно. Их не жаль. Ситуация доведена до крайности, и принято решение внести существенные пенсионные изменения… за счет самих пенсионеров. Потому что, судя по обсуждению, создается впечатление, что сами пенсионеры и должны себе обеспечить экономическую базу, жертвуя здоровьем, соглашаясь на продолжительность пенсионного возраста, не зная, как в реальной ситуации поведут себя работодатели. А они сначала помалкивали, а теперь тоже стали возвышать голос. Опросы показывают, что не очень хотят они брать работников в возрасте после 50 и теперь требуют от государства гарантий, чтоб им были предоставлены преференции, если они идут на это.

А кто же подстрахует самих работников? И почему для этого надо ждать 2024 года? Почему бы уже сейчас, принимая ситуацию такой, какая она есть, не прятать голову в песок, а разработать систему мер, которая позволяла бы исключить серые зарплаты? Тем более при таком обилии государственных контролирующих госструктур. Это очень больной вопрос, но он не двигается с места. Работнику говорят: это твоя забота, обращайся в трудовую инспекцию, суд, добивайся исполнения своих прав. И много таких обращений? Единицы, может быть, десятки, потому что работодатель грамотный и в лучшем случае он составляет договор с работником на те пресловутые 11 тыс. рублей, за которые он официально отчитывается перед налоговой, в худшем не составляет вовсе. Все по закону. Какой спрос?

Что это? Боязнь, что бизнес уйдет в тень? Но сколько же можно бояться? Говорят, что законодательно сейчас работник защищен лучше, чем работодатель. Конечно, стимулирование все же лучше, чем карательные меры. Но что же это за система трудовых отношений, когда от нее нет пользы ни тем, ни другим? Может, надо прежде всего ее поменять?

О чем это говорит? Изменение пенсионного возраста – это вершина айсберга. Нужны кардинальные изменения во взаимоотношениях работодателя и работника. И об этом надо думать в первую очередь, говоря о глубинных экономических преобразованиях.

Автор: Нина Губская

Не быть обузой государству

Дарья Козырева, студентка ТГУ, председатель Молодежного парламента Томской области

Я положительно отношусь к преобразованиям в пенсионной системе. С точки зрения целесообразности они оправданны и уже напрашиваются в наших реалиях. Многие европейские страны давно перешли на повышение пенсионного возраста, мы – одна из стран СНГ, которые еще не сделали этого.

Сейчас идет широкое обсуждение законопроекта. Это нормально с точки зрения законодательного права. Когда закон принимается в первом чтении, то вполне очевидно, что он будет дополнен многими поправками. У нас большая страна, 85 регионов, и в каждом есть свои нюансы. Региональные власти настроены серьезно и намерены внести свои коррективы. Они необходимы для того, чтобы потом принимать взвешенные решения. Очевидно, что к третьему чтению президенту должен быть представлен обобщенный и выверенный вариант.

Как воспринимают законопроект в молодежной среде? По-разному. Тот, кто разбирается в экономических процессах, следит за тем, что происходит в стране и мире, с пониманием относится к необходимым преобразованиям. Но немало моих сверстников, которые не принимают их. Основной аргумент – нам по 20 лет, до пенсии еще далеко, и за то время, когда нам нужно будет выходить на заслуженный отдых, произойдет еще не одна пенсионная реформа. Нам, может, вообще в 70 лет придется стать пенсионерами, если средняя продолжительность жизни составит 80 лет. Но, когда разворачивается дискуссия, приводятся аргументы, включается логика, даже скептики начинают смотреть на проблему иначе.

Конечно, придется больше работать. Это надо осознать. Я, например, этого не боюсь, работать люблю. Свою трудовую страницу открыла в 16 лет, потом уже на втором курсе университета, не бросая учебу, устроилась на постоянную работу. Не пренебрегаю и подработками. Деньги нужны, чтобы заплатить за квартиру, на жизнь. Да и профессия наша – юриспруденция – ничтожна, если не подкрепляется практикой. Вполне можно учиться и подрабатывать. Но не все так считают. Некоторые мои студенты-сверстники до сих пор живут за счет родителей, объясняя это так: мы сосредоточены на учебе и до окончания вуза не намерены отвлекаться. Особенно удивляет такая позиция среди парней, которым уже по 22–24 года.

Возможно, если бы мне было лет 40–45, то я по-другому бы отнеслась к тому, что пенсионный возраст отодвигается. Но сегодня я это считаю нормальным. Тем более есть живые примеры. Недавно я во время объезда познакомилась с участниками программы «Томский дворик». И как же была впечатлена энтузиазмом и активностью этих людей. Им по 70–80 лет, а они словно не чувствуют возраста. Столько идей, выдумки и воплощения! Я себя поймала на мысли, что надо подумать, чем я буду заниматься, когда выйду на пенсию.

Это не праздный вопрос. Нынешние преобразования – для нас, нашего поколения, и я уже начала выстраивать свою жизнь так, чтобы в дальнейшем, по выходе на пенсию, не быть обузой у государства. Так получилось, что, когда мне было 19 лет, один из банков предложил мне открыть счет для будущей пенсии. Я предложение приняла, и теперь у меня есть свой личный пенсионный фонд.

Планирую к пенсии подготовиться так, чтобы мне хватило денег на то время, когда я буду на заслуженном отдыхе, чтобы я их не просила у государства. Пусть оно занимается более важными социальными проблемами, их у него немало. Это и содержание детских домов, приютов для обездоленных людей, и поддержка старшего поколения, инвалидов и т. д. Зная, как трудно перекраивается бюджет и сколько усилий требуется для его пополнения, я все больше убеждаюсь, что надо рассчитывать прежде всего на себя.

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

6 + 3 =