Почему военная служба привлекает все больше и больше добровольцев

Статей на сайте: 234

prizyv

До завершения весеннего призыва 2017 года остался месяц. Из почти тысячи призывников, которых региональный военный комиссариат по плану должен отправить на службу, половина уже убыла для ее прохождения. А за оставшиеся места призывники борются как за попадание в престижный вуз. В то же время областной пункт отбора граждан на военную службу по контракту второй год подряд удерживает лидерство* по количеству принятых на военную службу добровольцев-профессионалов. «ТН» пригласили главных в регионе по отбору на службу по призыву и по контракту соответственно – Александра Змитровича и Дмитрия Козлова. И узнали, когда косить от армии стало немодно.

Солдат-2017

– Судя по последним сводкам из военного комиссариата, призывник сегодня и, к примеру, пять лет назад – это разные люди. Как он меняется и с чем это связано?

aleksandr-zmitrovich

Александр Змитрович, начальник отдела подготовки и призыва граждан на военную службу военного комиссариата Томской области

Александр Змитрович: Перемены не такие быстрые, как хотелось бы, но заметные. Призывник становится более сознательным, сейчас в армию идут добровольцы. Многие парни берут академический отпуск в университете, чтобы в дальнейшем им было проще сделать карьеру.

Одна из причин изменений в поведении призывников – это федеральный закон, вступивший в силу в 2014 году. Он наделяет граждан, прошедших военную службу, рядом преимуществ по сравнению с остальными. Например, без военного билета можно не рассчитывать на должность в федеральном или государственном предприятии. Полиция, МЧС, администрация, крупные компании, суды не имеют права принимать уклонистов на работу.

– Как выглядит современный контрактник?

Дмитрий Козлов: Мне слово «контрактник» кажется юридически сухим. Если называть вещи своими именами, то правильнее говорить «профессионал, которой добровольно решил пойти защищать Родину».

dmitrij-kozlov

Дмитрий Козлов, начальник пункта отбора граждан на военную службу по контракту

Выбор в пользу службы по контракту всегда осознанный. Усредненный портрет такого профессионала – гражданин мужского пола в возрасте около 30 лет со средним полным образованием и имеющий опыт службы по призыву. Это, как правило, женатые люди, в семье которых подрастает ребенок или двое.

Случайных людей здесь нет. Отец семьи сознательно делает выбор в пользу военной службы. Мотивация всегда разная, многих привлекает полный соцпакет – жилищное обеспечение, высокая зарплата, льготное ипотечное кредитование. Служба по контракту – это стабильность для молодой семьи, обеспечить ее может не каждое предприятие. Другие хотят стать частью большой команды, заниматься делом, приносящим пользу Родине. Часто людей к нам приводят патриотические чувства, обостренные после событий, происходящих в последние годы: присоединение Крыма, Украина, Сирия…

Александр Змитрович: Когда происходили события в Донбассе, мне приходилось сталкиваться с абсолютно дикими случаями. Граждане звонили в военкомат и требовали отправить их воевать на Украину. Приходилось объяснять, что мы никого не отправляем на войну в принципе, не говоря уже о том, что Вооруженных сил РФ на территории соседнего государства нет.

Внимание!

С мая 2017 года действует Федеральный закон № 91, позволяющий выпускникам со средним профессиональным образованием выбирать между службой по призыву и службой на контрактной основе, пользуясь всеми льготами и социальными гарантиями, что и остальные контрактники

Каждый сам пишет свое личное дело

– Приходит призывник с повесткой в военкомат. Он может как-то повлиять на то, где ему служить?

Александр Змитрович: Если разобраться, кроме него, никто и не может. Военкомат начинает вести юношу с 16–17 лет, когда он зачисляется на воинский учет. Формируется личное дело: характеристики из школы, результаты профессионально-психологического теста, составляется анкета и автобиография, проводится медобследование, состоит ли на учете в психо- или наркодиспансере… Так что, когда призывник приходит к нам с повесткой, мы знаем о нем едва ли не больше, чем он сам о себе. Исходя из этих данных и результата медицинского освидетельствования, комиссия предлагает различные варианты.

Призывник вправе и даже обязан высказывать свои приоритеты, мы, члены комиссии, их обязательно учитываем. Но наибольший выбор есть у тех ребят, что идут в первых рядах призыва. А если ты явился под конец, то и мест свободных осталось всего ничего, и служить будешь там, куда Родина пошлет.

В прошлом году в Северске парню, без уважительной причины не явившемуся по повестке, пришлось оплатить штраф в размере больше 100 тысяч руб­лей.

Александр Змитрович

– В случае со службой по контракту ситуация похожая?

Дмитрий Козлов: В целом да, но со своей спе­цификой. Если призывника ведут с 16 лет, то у нашего пункта отбора по закону есть всего месяц, чтобы определить, достоин ли человек служить в Российской армии и в какой должности.

Для этого существует военно-профессиональный отбор – целый комплекс мероприятий. Мы оцениваем кандидата по его документам, результатам собеседования и тестирования, наблюдаем за ним в процессе прохождения мероприятий отбора. Учитываются множество факторов: образование, мотивация, опыт службы, состав семьи, болел ли, какие травмы были, склонен ли он к употреблению алкоголя…

– Часто отказываете?

Дмитрий Козлов: В 2016 году мы получили лично, по телефону и Интернету 700 заявок, до подписания контракта дошли 350 человек. Так что отсеивается примерно половина. Но это общая статистика, в ней и те, кто не успел собрать документы или пропал из поля зрения.

Основные причины для отказа – наличие судимости и слабый уровень физической подготовки. Часто важным нюансом становится количество задолженностей по кредитам и алиментам.

– Думают убежать от этого, наверное?

Дмитрий Козлов: Специфика такова, что любой военнослужащий контрактной службы может на следующий день после назначения поехать выполнять боевую задачу за границу. А за границу не выпускают с задолженностями. Вот он крае­угольный камень.

Мы стараемся убедить человека погасить долги. И гасят! Занимают у друзей, продают машины, а после уезжают выполнять боевые задачи, которые в армии хорошо оплачиваются, и быстро выбираются из денежной кабалы.

– Есть ли приоритет у тех, кто отслужил по призыву?

Дмитрий Козлов: Как выбрать, кому отдать приоритет – кандидату наук или служившему? Нет никаких приоритетов, каждый случай рассматривается индивидуально.

За все время существования пункта отбора на контрактную службу мы отправили служить 50 девушек. Хотя заявок от них приходит не меньше, чем от мужчин. Дело в том, что перечень должностей для женского пола ограничен и отбор среди них куда жестче. Все, кто уехал служить из Томской области, – спорт­сменки-разрядницы с высшим образованием. Их начальство на них не нарадуется.

Дмитрий Козлов

Новая Чечня невозможна

– Не проходит и месяца военного призыва, как обязательно в воздухе начинают витать слухи об увеличении срочной службы обратно до двух лет. Есть ли у них основания?

Александр Змитрович: За год подготовить специалиста действительно невозможно. Чтобы это сделать, нужны долгие годы и кропотливая учеба. Служба по призыву сейчас – это подготовка мобилизационного резерва на случай, не дай бог, войны.

Дмитрий Козлов: Именно поэтому в 2016 году военнослужащих по контракту стало больше, чем призывников. Потому что человек, который несколько лет получает опыт, участвует в выполнении боевых задач и обслуживает технику, несоизмеримо более квалифицированный, чем самый толковый призывник.

Позиция Министерства обороны такова, что основные усилия направлены на комплектование воинских должностей контракт­никами. Даже в далеком будущем не рассматривается вопрос об увеличении срока по призыву. Скорее, все идет к тому, что призыв с каждым годом будет уменьшаться, и это будет полноценный конкурсный отбор.

– Нестабильная геополитическая обстановка в мире заставляет родителей волноваться, что их дети, отправляющиеся на срочную службу, попадут прямиком в горячую точку.

Александр Змитрович: Ни одного призывника никогда и ни при каких обстоятельствах не направят в горячую точку. Это исключено законом.

Дмитрий Козлов: Контрактник – другое дело. Он подписался под тем, что берется защищать Родину прямо сейчас.

– А как же Чечня?

Дмитрий Козлов: Давайте вспомним 1994 и 1997 год. Другая армия, другое время, другие законы. Сегодняшние реалии таковы, что это просто невозможно. Только служащие по контракту, и даже у них зачастую спрашивают, готовы ли они к этому или нет.

Болезни бьют по мозгам

– Сколько томских призывников не идут служить по здоровью?

Александр Змитрович: Здоровье в области не на самом высоком уровне, по этому показателю мы третьи с конца среди субъектов Центрального военного округа. И тенденция неутешительная.

Только в эту весеннюю призывную кампанию уже больше 700 человек получили категории «В» (ограниченно годен к военной службе) и «Д» (не годен). Еще столько же отправлены на дополнительное обследование. Никто не рискнет отправить больного парня на службу. Каждый такой случай для военкомата – повод для проведения разбирательства с привлечением к ответственности лиц, пропустивших больного.

– Но буквально в этом году томича вернули назад как раз из-за того, что он был болен.

Александр Змитрович: Проблема в трудности диагностики. В том случае специалисты военно-медицинского госпиталя установили, что у призывника подозрение на воспаление мозговых оболочек. Этот диагноз выставляется только после глубоких медицинских обследований в специализированных организациях. И если парень не жаловался на головную боль на медкомиссии, то его не отправили на томографию. А в военной части пожаловался. И теперь он списан по состоянию здоровья. Но это единичный случай.

Дмитрий Козлов: Если раньше заболевания были терапевтические или хирургические – недобор веса, язва, проблемы с глазами, то сейчас идет перекос в сторону психиатрических диагнозов. А они очень трудно диагностируются. Например, игрозависимость или нарушение адаптации. Как профессиональный психолог говорю: молодежь оторвана от живого общения с ровесниками, вместо него – социальные сети. Они не знают, как общаться, на фоне этого происходят суицидальные выплески. Они пытаются закрыться, уклониться, любыми способами избежать нахождения в коллективе.

Александр Змитрович: Помню мальчика из Молчановского района, который был списан по состоянию здоровья с диагнозом «нарушение адаптации». Это новый термин, раньше такого не было. Я разговаривал с молчановцем в присутствии мамы. По его словам, его не обижали, не били, кормили нормально. Но за несколько месяцев службы он не общался ни с кем. Юноша оказался совершенно не готовым к работе в коллективе, и это помешало ему закончить службу.

Шанс вырваться

– Откуда больше призывников – из города или из районов области?

Александр Змитрович: Более осознанными стали именно городские ребята. Деревенские всегда были мотивированы, часто для парня это возможность вырваться из привычной среды, обрести новые знания, специальность. Многие из них остаются на военной службе по контракту, а вернувшимся домой проще устроиться в гражданской жизни.

– Правда ли, что увеличивается количество призывников вообще без образования?

Александр Змитрович: Этот показатель стабилен. Неблагополучные семьи всегда были и будут. Есть и такие, кто и девяти классов образования не имеет. По закону они могут служить, и мы стараемся подбирать части, куда они могут быть направлены. Если, конечно, даст добро психиатр в ходе прохождения медкомиссии.

personalnaya-karta-voennosluzhashhego

Персональная карта военнослужащего – это электронный документ, который хранит в себе до 200 различных параметров. Группа крови, паспортные данные, информация о родственниках, личное дело и многое другое. То, что раньше было пухлой картонной папкой, теперь просто кусочек пластика

Личные дела этих ребят всегда сложно читать. Мама пьет, папа пьет, бабушка и дедушка не могут к себе взять. Полжизни провел на речке, где ловил рыбу, ел ее сам и кормил родителей-алкоголиков. Для таких армия становится шансом.

Дмитрий Козлов: А после срочной службы он может продолжить ее по контракту, получив социальные гарантии от государства.

Назад дороги нет

– Тем, кто до 27 лет не служил и понял, что хочет на госслужбу или в полицию, что делать?

Александр Змитрович: Всех этих людей можно разделить на две категории. Первые не прошли воинскую службу на законных либо полузаконных основаниях. Они получают военный билет. Другие – те, кто скрывался, перебираясь на другое место жительства и не вставая на воинский учет, – сейчас начинают горько сожалеть.

Уклонист, достигнув 27-летнего возраста и выждав для верности еще год, приходит за военным билетом. Выясняется, что законных оснований для того, чтобы не служить, у него не было. И вместо ожидаемого документа он получает справку формы «1У», лишаясь на всю оставшуюся жизнь возможности работать в госструктурах, на федеральных предприятиях и так далее. Обратной силы это не имеет.

– Как быть с теми, кто не отслужил и уже работал до принятия закона?

Александр Змитрович: Работодатель обязан их уволить. Особенно болезненно это для работников судебных органов, ряд судей, в том числе федеральных, освободили свои должности по этой причине. Также прошли массовые увольнения из полиции, УФСИН, среди судебных приставов.

– По контракту он служить сможет?

Дмитрий Козлов: Подать заявку такой человек имеет право по закону. Но не забывайте, у нас пункт отбора. Конкурс. И доказать свою необходимость Российской армии бывшему уклонисту будет очень непросто. Ему потребуются какие-то крайне редкие компетенции, чтобы начать службу по контракту.

*Лидерство среди регионов с таким же количеством населения


Разрушение мифов об армии

Миф №1. Если придет неприятель, то наши солдаты ему снег почистят и картошки наварят.

Этот анекдот уже давно не соответствует действительности. Сейчас, когда призывники служат всего один год, они полностью сконцентрированы на боевой учебе. Всю работу по уборке, готовке и прочему выполняют подрядные организации.

Также в воинских частях установлены видеокамеры, и если они покажут, что призывник выполняет неположенную работу, ответственное лицо будет наказано.

Миф №2. В армии бреют налысо.

Нет, теперь от призывника требуется короткая аккуратная стрижка. Брить наголо запрещено.

Миф №3. Собрался в армию, учись мотать портянки.

Уже больше 10 лет, как солдаты РФ перешли на носки. Хотя, как говорят командиры на местах, военнослужащие, владеющие этим легендарным навыком, предпочитают портянки. Но тут каждому свое.

Миф №4. Ребенок в армии – это год без него с редкими звонками.

Призывникам выдают сим-карты с льготным тарифом на него и всех родственников, с которыми он планирует созваниваться. Сиротам предоставляется мобильный телефон. Для связи с родителями определены специальные часы в расписании.

Миф №5. В армии плохо с питанием.

Питанием в воинских частях занимаются специально приглашенные подрядные организации. Сегодня на столах у солдат-призывников (и контрактников) можно встретить несколько салатов на выбор, пельмени со сметаной и прочие привычные блюда. Также в планах Минобороны ввести электронное персональное меню, чтобы каждый солдат мог заранее выбрать из предложенных блюд подходящие под его вкус.

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

67 − 66 =