Через две войны

Александр Ерохин родился в Томске одновременно с ХХ веком – 1 января 1900 года в семье старообрядцев, или кержаков, как говорили в Сибири. Жила семья в собственном доме в переулке Мариинском, занималась частным извозом и производством кирпича. Томск тогда еще оставался губернским центром и активно строился. Так что жили Ерохины не бедно. Опять же к пьянству и курению в кержацкой среде относились строго, это избавляло от лишних расходов. Говорят, бабка-повитуха, когда приняла роды, сказала: «Жить будет долго». Пророчество сбылось.

Будущий герой пошел в Высшую начальную школу (теперь это школа № 5 на улице Октябрьской), но прогулял почти половину года в первом классе, потому что жутко боялся наказания за страшную кляксу на уроке чистописания. Выходил из дома, а потом прятался в конюшне до тех пор, пока на пожарной каланче не отбивали два часа – обед. Так что на следующий год пришлось снова идти в первый класс. Вторая попытка была удачнее – Саша окончил четыре класса с похвальным листом.

Берега Ушайки по соседству со знаменитым теперь Болотом стали хорошей жизненной школой для томских пацанов. Основы рукопашного боя по жестким правилам городских окраин Александр усвоил здесь. Наверняка они тоже пригодились на фронте. Но сначала – Первая мировая вой­на, потом – Гражданская. Ушли на войну отец, дяди, забрали на фронт лошадей, стал хиреть семейный бизнес, так что, когда по Миллионной улице пошли демонстрации большевиков с лозунгами «Долой войну!», они больше всего понравились молодому парню, который к тому времени окончил телеграфно-телефонную школу при Губернском управлении. По распределению отправился служить на станцию в городе Татарске (теперь районный центр в Новосибирской области на Транссибирской магистрали). Через этот городок прокатывались туда-сюда красные и белые, колчаковцы и белочехи. Молодого Александра Ерохина то выводили на расстрел колчаковцы, то забирали в Красную армию…

Во времена нэпа жизнь занявшегося семейным бизнесом (извозом) Александра опять пошла в гору. Но нэп скоро закончился, а 33-летний семейный мужчина стал агентом-экспедитором на ТЭЦ-1, первой в Сибири электростанции, которая и ныне находится на берегу Томи в переулке Беленца.

С последними петухами

Много позже Александр Константинович вспоминал, что в то воскресное июньское утро в семье обсуждали результаты соревнований томских авиаторов, а ему поручили на спор (на кону – бутылка коньяка!) зарезать петуха к обеду. Судя по всему, жить и правда становилось лучше и веселее. Правда, петух вырвался, а с объявлением войны стало не до коньяка.

В первые же дни он добровольцем отправился на фронт. Так же поступил и старший сын Михаил, которому даже не было восемнадцати лет. Что заставило серьезного, едва ли не пожилого, по меркам тех лет, человека пойти на фронт добровольцем? Патриотический порыв – безу­словно. Но было и чисто мужское, зрелое желание поберечь, если возможно, молодых парней, своих сыновей от страшной мясорубки. Второе, к сожалению, не получилось. Но оказалось, что поживший, зрелый, мудрый человек и на фронте имеет больше шансов выжить, чем молодой необученный боец.

Почти четыре года провел гражданский телеграфист-телефонист Александр Ерохин солдатом в ротах связи мотострелковой дивизии. В таких пехотных подразделениях, особенно в наступлении, жизнь рядового состава измерялась буквально днями. А Ерохин воевал не в глубоко­эшелонированной обороне, а на передовой таскал многокилометровые тяжелые катушки с проводом, восстанавливал связь под огнем противника, был дважды ранен, много раз попадал в серьезные переделки – и выжил.

Вот выписка из приказа о награждении Ерохина пока еще медалью «За боевые заслуги»: «В бою за деревню Угрывичи Орловской области 7 марта 1943 года красноармеец Ерохин под сильным пулеметным и минометным огнем противника за 13 выходов исправил более 20 порывов линии связи…».

Помогала Александру житейская мудрость, точный расчет, умение беречь силы, хозяйственная смекалка. Как рассказывали потом сослуживцы, у него всегда в порядке была амуниция, на месте каска, котелок, запас еды и патронов. А один из однополчан с благодарностью вспоминал подшитый Ерохиным в походных условиях валенок: в его вещевом мешке шило, игла-крючок с дратвой тоже, оказывается, водились! Вот что значит сибирская, кержацкая закваска!

Кто доплыл до середины Днепра…

В 1943 году советские войска впервые широким фронтом погнали врага с родной земли. Уже позади были труднейшие Сталинградская и Курская битвы, уже произошло то, что историки потом назовут переломом в войне, и наша Красная армия в каком-то небывалом воодушевлении после двух лет неудач начала одерживать победу за победой, освобождая родную землю. Практически на плечах отступавших захватчиков наши бойцы вышли на берега Днепра, до середины которого и правда долетит редкая птица. Ширина водной преграды – больше трех километров! Протяженность береговой линии – почти 750! Форсировать такую водную преграду на таком огромном протяжении могла себе позволить только Красная армия. По числу орденов, медалей и золотых звезд героев битва за Днепр тоже превосходит все остальные. Командование стало щедрее, но и 4 млн человек наступали одновременно! Было место для подвига!

В середине августа 1943 года Александр получил осколочное ранение в грудь, но уже 4 сентября он снова в строю. А 17 октября ефрейтор Ерохин уже форсирует Днепр на подручных средствах. Температура воздуха колеблется около 0 °С. Температура воды чуть выше +7…+10 °С. На полпути самодельный плотик связистов разбил снаряд, и Ерохин вплавь вместе с проводами и телефоном добирается до правого берега Днепра, под огнем противника, сам часто беря в руки автомат или пулемет, сушит аппаратуру и устанавливает такую нужную связь плацдарма на правом берегу с основными частями на берегу левом.

«Мастерство, находчивость и дисциплинированность – три необходимых условия, чтобы выжить на войне, – вспоминал потом Ерохин. – Есть риск, есть везение, но главное: для солдата не должно быть безвыходных ситуаций. При самых сложных обстоятельствах надо подумать, еще раз подумать, найти решение и победить». После такого совета от старого солдата как-то смешно слушать нынешних не нюхавших пороху бизнес-тренеров.

В ноябре 1943 года уже Герой Советского Союза Александр Ерохин получает ранение, и 5 апреля 1944 года его комиссуют из Красной армии вчистую. Он возвращается домой, на нынешний вокзал Томск-2, куда бегут его встречать плачущая жена и дочка Нина. Готовятся рассказать страшную весть о погибшем еще в 1941 году под Смоленском старшем сыне Михаиле. Всю войну молчали, не писали в письмах, берегли отца. Но фронтовая почта из уст в уста работает четко. Он уже знал, что сына нет в живых. Так начиналась новая жизнь Александра Ерохина.

Пенсионер союзного значения

После войны фронтовик Александр Ерохин окончил Томскую областную партшколу, стал работать секретарем Кировского исполкома, а в 1960-м пенсионер союзного значения отправился на заслуженный отдых. Воспитывал внуков и внучек, одна из которых – Оксана Козловская. Председатель Законодательной думы Томской области говорит, что никогда не видела деда раздраженным, даже слова «дура» от него не слышала. При доме в Мариинском переулке был разбит огород, Ерохины, как и многие, садили картошку и помидоры, детей к труду приучали с детства.

Александр Ерохин умер в 1996 году в здравом рассудке, твердой памяти, не дожив три года до своего столетия. Возможно, он был не очень доволен тем, во что превратилась страна, за которую он рисковал своей жизнью, – лихие 90-е были в самом разгаре.

Так или иначе, он оставил за плечами почти целый XX век: драматичный, жестокий, бесчеловечный. Ерохин остался в нем человеком и Героем Советского Союза.

Наведи камеру на QR-код и посмотри на YouTube-канале «Памяти героев» короткий видеорассказ о герое, записанный волонтером.

Автор: Андрей Остров
Рис.: Анастасия Хартулярий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 + 1 =