Помогут ли прозрачные перегородки в полицейских участках?

Предложение МВД России оснастить полицейские участки прозрачными перегородками возникло после того, как в результате истязаний в казанском ОВД «Дальний» скончался 52-летний Сергей Назаров. В МВД считают, что такая мера решит проблему превышения полномочий сотрудниками полиции. При этом, по словам заместителя министра МВД Сергея Герасимова, на реконструкцию всех зданий требуются огромные деньги, поэтому переход к прозрачным участкам будет происходить постепенно.

 

Жизнь в аквариуме

Владимир Кирьянов, председатель комитета общественной безопасности Томска:

– С каждым годом общество становится все более открытым. Теперь у каждого есть сотовый с камерой, и если человек оказывается свидетелем противозаконных действий полиции, видеозапись моментально попадает на YouTube. Поэтому внедрить еще один элемент, который сделает систему более прозрачной, наверное, неплохо. В дежурных частях, где действительно важен контроль за действиями дознавателя, такие перегородки были бы очень кстати.

Но вводить их повсеместно мне кажется лишним. Сидеть в аквариуме, когда на тебя все смотрят, тоже непросто. А как обеспечивать конфиденциальные встречи? А вдруг за прозрачными стенками случайный посетитель увидит известного предпринимателя, которого пока что только подозревают и чья карьера напрямую зависит от его деловой репутации. И как быть с анонимными информаторами?

Кроме того, я плохо представляю, как это будет реализовано на практике с технической точки зрения: здания изначально не приспособлены для таких перегородок.

Стеклянный дом

Нелли Кречетова, уполномоченный по правам человека в ТО:

– Во многих странах такое решение давно принято. В Грузии пошли дальше – сделали прозрачным все здание МВД. Но первое, что там сделали, когда Саакашвили пришел к власти и поставил задачу борьбы с коррупцией в правоохранительных органах, – полностью обновили штат сотрудников. Чтобы эти перегородки принесли пользу, нужно прежде всего нормально провести аттестацию. Та переаттестация, которую проходили полицейские во время реформы МВД, во многом была сделана для галочки, и Нургалиев это должен понимать.

Полиция как карго-культ

Александр Мячин, адвокат, бывший сотрудник ЛОВД по ТО:

– Есть такой термин – «культ карго». Туземцы Меланезии собирали из соломы и бамбука самолеты в надежде на то, что однажды они сбросят им товары белых людей. И заявление Рашида Нургалиева – это своеобразный карго-культ, слепо копирующий опыт Грузии. Но надо понимать, что в Грузии есть жесткий конкурс на должность полицейского, обязательное требование знания двух языков, высокая зарплата и ответственность…

Что произойдет, если мы ограничимся только прозрачными стенами? С моей точки зрения, большую часть денег на строительство этих перегородок украдут. Потом стекло разобьют и заменят гипсокартоном. Экзекуции перенесут в подвал или другое место, которое не просматривается.

Начинать надо не с перегородок, а с системных изменений. Для начала – с полного пересмотра образовательного ценза. Хотите быть постовыми – получайте профильное образование, претендуете на офицерское звание – только профильное высшее.

Оперуполномоченные в Томске часто имеют, например, диплом спортфака. И весь их профессионализм зачастую сводится к тому, что они знают, как побить человека, чтобы при этом не оставалось следов побоев. А о психологии полицейских можно судить по тому самому ролику, где на пр. Комсомольском сотрудник ГИБДД избивает водителя, а остальные смотрят.

Поймите правильно: полицейские действительно защищают общество, в том числе и от людей, которым самое место за решеткой. Но система выстроена так, что под раздачу попадают все – и правые, и виноватые…

Дурное воспитание

«Главная проблема правоохранительных органов – потеря преемственности поколений»

Константин Филиппов, адвокат, вице-президент Адвокатской палаты Томской области, в прошлом работник органов внутренних дел:

– Органы внутренних дел и ранее не были мягкими. Да, раньше о многом нельзя было говорить, но все же, по моему мнению, законности было больше. А затем система начала меняться. Медленно, неочевидно, но пришла «палочная система», и ценностью стал не поиск истины, а хорошие показатели. Стал теряться смысл в работе, и нормальные, грамотные следователи и оперуполномоченные начали уходить. А нынешняя переаттестация и вовсе избавила органы от опытных работников. В подтверждение можно просто обратиться к штатному расписанию – и в следствии, и в уголовном розыске работают в основном «дети». И руководят ими тоже «дети», но чуть постарше. В то же время можно увидеть, что хорошие специалисты вынуждены ходить к генералам на поклон, чтобы им дали возможность работать по призванию. Молодежь же к ним зачастую относится без должного уважения, как к пережиткам.

Итог: нет преемственности поколений. И это, на мой взгляд, главная проблема, ибо становится проще работать не головой, не опытом, а насилием.

Форма, власть…

Я не видел передачи и не смотрел видео, как сотрудник ДПС избивал угонщика автомобиля. Поэтому мне тут сложно судить, и я не буду этого делать. Могу лишь предположить: то, что стало достоянием общественности, лишь кульминация. Что могло стать причиной этих действий?

Возможно, таким образом сотрудник полиции выразил свое негодование. У него, безусловно, нет права не сдерживать по работе эмоций, но он тоже человек. Есть нервные люди, есть спокойные. Вина ли это тех работников, которые обследовали и дали возможность такому сотруднику работать? Возможно.

Но возможно и то, что этот сотрудник изначально не был склонен к проявлению насилия. А в процессе работы пришел к выводу, что вправе негодовать таким вот образом, у него же форма, власть. Мы в России не одиноки в насилии. В других странах полицейские тоже порой выражают эмоции таким же образом. И этого переаттестацией не исправить. У нас это усугубляется тем, что просто некому воспитывать молодых хорошим примером.

Знать землю

Очевидно, что больше всего жалуются на применение насилия со стороны оперуполномоченных. Не скажу, что все жалобы обоснованны (ссылаться, что признание получено под пытками, очень удобно), но факт остается фактом: признания из задержанных выбиваются. И делается это по большему счету от незнания и (или) неумения раскрывать преступления по-иному. Нужно знать свою землю, кто и чем живет на участке, на котором трудишься. А для этого нужно знать, как и с чем подойти к человеку.

Познания эти в университетах не даются. Это приходит с опытом. И можно уверенно заявлять: для оперуполномоченных проблема преемственности наиболее актуальна. Но кто будет воспитывать молодых сотрудников?

Вор должен сидеть в тюрьме

Не исключаю, что в оперативной практике случаются ситуации, в которых применение насилия может быть оправдано. Но опасность в том, что если один раз получить требуемое с помощью насилия, то в дальнейшем оно может войти в привычку. А вместе с насилием в норму входит и вольный подход к сбору доказательств. Их же не всегда хватает, и не всегда удается все сделать в точном соответствии с законом. Но в то же время сотрудник может быть лично полностью уверен, что перед ним преступник. Так почему бы из «благих намерений» не подделать что-то в доказательствах? И эта порочная и незаконная практика может так же увлекать, как и насилие. И когда перед таким сотрудником окажется человек невиновный, подобные действия могут привести к необратимым последствиям. Другая сторона проблемы в том, что, «добавляя» незаконно доказательства, сотрудник, очевидно, совершает преступление, что ставит его на один уровень с преступником и нивелирует любые благие намерения.

Конечно, фраза Жеглова «Вор должен сидеть в тюрьме!» из фильма «Место встречи изменить нельзя» звучит красиво, хлестко. Но в том же фильме от Шарапова звучит не менее хлесткая и значимая фраза о том, что при «вольном» подходе к доказательствам «закон превращается в кистень».

Словом, и применение насилия, и подделка, доделка доказательств причиной своей имеют простое отсутствие иного умения…

Есть ли выход?

Ситуация в правоохранительных органах, на мой взгляд, катастрофическая. С одной стороны, сотрудников на живой работе следователя, оперативника, участкового, эксперта не хватает. Более того, руководство сокращает штаты. Я не знаю, как можно заманить обратно людей, которые могут научить молодых. Еще сложнее заставить потенциальных обучаемых обучаться. В каждом конкретном отделении нужен адекватный руководитель, поощряющий адекватных работников и избавляющийся от тех, кто ведет себя неправильно. Но, боюсь, с существующей палочной системой это никому не нужно. Любое реформаторское движение будет встречать препятствие в виде необходимости выдавать на-гора показатели.

Результаты служебной проверки в отношении сотрудников ГИБДД по ТО, которые некорректно вели себя при задержании мужчины, в состоянии алкогольного опьянения управлявшего угнанным автомобилем, объявили в минувшую среду на внеочередном заседании коллегии по вопросу состояния дисциплины и законности личного состава УМВД.

Как сообщает пресс-служба УМВД по ТО, двое участников резонансного происшествия уволены из органов внутренних дел, решение о соответствии занимаемым должностям остальных будет принято по результатам расследования уголовного дела. Начальнику УГИБДД УМВД по ТО объявлен выговор. Командир отдельного батальона ДПС ГИБДД УМВД по г. Томску, его заместитель, а также заместитель командира роты № 3 отдельного батальона ДПС предупреждены о неполном служебном соответствии.

Ксения Салюкова, Илья Юшковский

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *