Плотники и столяры-краснодеревщики на скорость создают шедевры, превращая безликие чурбаны в медовые кадки, а замшелую корягу – в симпатичного лешего. Вместо медалей конкурсантам здесь вручаются лобзики, пилы, топоры и стамески. В трех метрах от города мастеров – торговые ряды, концертная площадка, фестиваль воздушных змеев, шестой «Праздник топора» порадовал своих гостей богатой программой увеселений.

Деревянная ленточка

Праздник начинается с порога – у резных ворот разместился хор. Бабушки хлебом-солью и громкими песнями под баян встречают пришедших. Два шага по деревянному настилу – и попадаешь в другое измерение. По обе стороны дорожки прилавки с вещицами из бересты, чугунными розами, платками, войлочными игрушками, копченой керамикой… В воздухе витает пряный запах свежего дерева, который периодически смешивается то с ароматом спелой малины, то с манящим запахом брусничных пирогов, творожных калиток и сочного шашлыка. А вокруг суетится народ: кто-то торгуется, кто-то прибавляет шагу, чтобы успеть к главной сцене на открытие. Пропустить торжественный распил бревна, своеобразной красной ленточки фестиваля, – почти преступление.

Но вот приветственные речи отзвучали, бревно распилено – старт праздничной программе дан. Часть зрителей остается наблюдать за выступлениями артистов, но большинство отправляется в святая святых фестиваля – город мастеров.

Конкурсная площадка как большой муравейник. Здесь рубят лес, здесь летят щепки, а 60 человек с рубанками, стамесками, пилами и топорами корпят каждый над своей конкурсной работой. Одни делают скворечники и беседки, другие – скамейки, третьи вырезают из бревна что-то прекрасное – сладкоежку-медведя, бородатого мужичонку в лаптях или чудесную Гюльчатай.

 Тополек мой в красной косынке

Хирург-травматолог по образованию, педагог дополнительного образования по записи в трудовой книжке и художник по призванию Сергей Мозговой из Барнаула уже заканчивает свою Гюльчатай. Но мастера все время отвлекают – празднослоняющиеся гости то и дело просят разрешения сфотографироваться с хрупкой обнаженной фигуркой девушки, снимающей платье. Сергей никому не отказывает и, пока народ делает карточки на память, рассказывает о философском послании, зашифрованном в этом образе:

– У моей Гюльчатай лица не видно. Ведь сразу никогда не поймешь, что за человек перед тобой. Чтобы разобраться в этом, разглядеть, порой нужно очень много времени, – хитро улыбается мастер, – особенно если дело касается женщин.

Оказывается, выстрогать женщину можно не из всякого бревна. Заготовку для Гюльчатай пришлось выпрашивать у другого конкурсанта. Среди его леса было бревно, естественными очертаниями напомнившее Сергею девичий стан. Коллега по цеху жадничать не стал и подарил его. Мастер тут же приступил к работе. Без натурщиц, благодаря только медицинскому образованию и чутью художника воссоздал анатомически верную модель.

Пока мы разговариваем, Мозговой снимает тонкую стружку с плеча девушки и вдруг останавливается: «Вот здесь надо работу мышц показать».

– Вы же в майке, – просит художник меня, – поднимите руки вверх, слегка согнув их в локтях.

Выполняю. Сергей несколько минут колдует над Гюльчатай, отмечая синим маркером линии мышц, и собирает вокруг себя толпу с фотоаппаратами и телефонами. Но наш мастер будто не замечает пристального внимания – привык уже к зрителям. Только слегка поправляет положение моих рук: «Локти прямее». Еще одна отметина – и деревянная девушка поднимает руки по всем законам анатомии. Осталось довести линии до совершенства и отшлифовать неровности.

Послеконкурсная судьба статуи предрешена – она будет украшать интерьер небольшого кафе. На улице ее оставлять нельзя: необработанное дерево быстро напитается влагой и рассохнется. Сергей говорит, что по-хорошему Гюльчатай следовало бы с годик просушить, потом заполнить трещинки воском и заполировать. Тогда деревянная девушка будет стоять десятилетиями.

Дядюшка Ау

Если одни плотники и столяры работали с аккуратными бревнами, то создателям четырехметрового лешего такое сырье не пригодилось. Они материал собирали в течение года по лесам да болотам. Ведь здесь нужны рогатые коряги, покрытые зеленым бархатом мха, – некондиция, одним словом.

– Отец у нас часто в лес ходит, примечает коряги, потом мы их собираем и придумываем, во что превратить, – рассказывает конкурсантка из села Инкина Колпашевского района Марина Чикова.

Она опытный участник фестиваля, хотя с деревом работает недавно. Раньше была у отца на подхвате, в прошлом году начала активно приобщаться к делу, а нынче вместе с братом Семеном Галайдо сооружает на березе лешего. Лицо лесного духа собрали еще накануне, теперь осталось только правую руку прикрепить да обтесать сказочного героя, придав ему немного лоску. По замыслу дядюшка Ау стережет скамейку. Она уже сбита, но еще не вырезана до конца и пока мало похожа на лавку.

В метре от лешего старшая сестра Марины Валентина аккуратно шлифует деревянную сову с огромными глазищами. Девушка делает скворечник. А на входе на полянку стоит медведь. Хозяина тайги вырезает глава семьи Анатолий Галайдо.

– У нас тут семейный подряд получается, – улыбается Марина, ввинчивая длиннющий саморез в плечо лешему.

Труд семьи не останется незамеченным – лавочка и леший получат один из главных призов в конкурсе скамеек.

 

Первый  на деревне

Топор застучал в зоркальцевской березовой роще задолго до официального старта плотницких соревнований. Шло обустройство первого сельского парка «Околица». Пока облагорожено только восемь гектаров: поставлены резные столбы с мощными воротами, установлены мостки и прилавки для торговцев, даже детские аттракционы заняли свои места среди берез. Открывать «Околицу» во второй день «Праздника топора» приехал глава региона.

– Мы решили, что у томичей, у жителей пригорода должен быть парк, куда в любое время года можно прийти с семьей и не просто отдохнуть, но и почувствовать дух исконно русских, сибирских промыслов, ощутить традиции деревянного зодчества, – объяснил Сергей Жвачкин, – ведь дерево – это не просто материал, это душа Сибири.

В дальнейшем парк станет в два раза больше, его заполонят объекты деревянного зодчества и резные фигурки-статуи. «Околица» должна стать местом проведения всех народных праздников и гуляний – от Масленицы до пасхальных забав, но главным на этой площадке останется смотр плотницкого мастерства. Поэтому в ближайшее время здесь появится вся необходимая для полноценного отдыха инфраструктура.

– Мы немного не успели, – говорит замгубернатора по агропромышленной политике и природопользованию Андрей Кнорр, – есть сложности с парковочными местами. Но это будет решаться. Уже к следующему «Празднику топора» проблем с тем, где оставить машину, быть не должно.

Фото: Роман Сусленко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 1 = 7