— Думал, что будет рядовое заседание, а получилось полноценное острое обсуждение, – отметил председатель комитета городского хозяйства Думы Томска Максим Резников, едва депутаты и представители администрации, продолжая дискутировать, стали покидать зал.

Тема вполне могла заставить заскучать: «Итоги реализации подпрограммы «Благоустройство территории» муниципальной программы «Формирование современной городской среды». Как обычно проходят отчеты? Докладчик делает сообщение, потом следует несколько выступлений, аудитория голосует и расходится. Но только не в этом случае. Надо признать, доклад был убедительным: вместо сухих цифр – презентация реальных объектов, и делегация весьма представительная – в ранге заместителей мэра, начальников департамента городской администрации, специалистов. Но и депутатам было что предъявить. В этот комитет горожане обращаются с самыми насущными вопросами, благоустройство как раз и является одним из них. Подобные обращения и стали катализатором бурного обсуждения.

 

Принципы отбора

– Всего в 2019 году из бюджетов разного уровня на благоустройство территории было выделено более 230 миллионов рублей, – докладывает начальник департамента дорожной деятельности и благоустройства мэрии Сергей Аушев. – На эти средства в Томске проведено комплексное благоустройство 28 объектов. В программу 2020 года вошли 16 объектов, восемь из которых – переходящие с нынешнего года, а еще восемь выбраны томичами в результате рейтингового голосования. Сейчас проходит обсуждение дизайн-проектов.

Тут-то и возникла первая претензия. По какому принципу определяются объекты? На первый взгляд, все прозрачно. Население открыто голосует, и по большинству голосов отбирается то или иное общественное пространство. Называется это рейтинговым голосованием. Но на деле получается как у классика: по форме правильно, а по существу…

 

ЦИФРА

52 проекта дворовых территорий подготовлены активными жителями.

 

Как быть территориям с малочисленным населением? Люди активные, готовы горы свернуть, но их проекты не проходят, поэтому в следующий раз они и голосовать не станут. Депутаты приводят примеры, связанные с благоустройством знаковых мест Томска, расположенных далеко от центра.

– Так надо искать другие, консолидированные источники, – предлагает Аушев. – Привлекать бизнес, благотворителей, на всё в программе средств не хватит…

– У нас много частного сектора, территорий малоэтажной застройки, где люди тоже нуждаются в зонах отдыха, но они не могут попасть в ваш список, – обобщает претензии депутатов председатель комитета. – Сейчас рейтинговые голосования уже прошли, и насколько справедливо или несправедливо – вопрос остается открытым. Понятно, что там, где большой микрорайон и компактно проживает немало жителей, достаточно одного нажатия кнопки, чтобы получить тысячи голосов. А надо, как в спорте, развести участников по группам. Эти – «профессионалы», первая лига, у них свои критерии, а эти классом пониже, у них и жилье скромнее, и плотность заселения иная – для них свои правила.

– Администрация имеет право на свои приоритеты и также имеет право их отстаивать, – держит оборону Сергей Аушев.

– Но ваши приоритеты – пожелания администрации, а наши – пожелания людей. Получается, что вы включаете административный ресурс, принимаете решение, формируете список объектов, а нам отводите роль объясняльщиков. Ведь зачастую люди просят об одном, а в списках мы видим другое, – говорит Резников. – Также депутаты фактически не участвуют в обсуждении дизайн-проектов на стадии их разработки, но именно их жители спрашивают потом, почему общественное пространство, за которое они проголосовали, имеет тот или иной вид. Своим участием мы сможем донести точку зрения людей, их просьбы. И вам не надо будет дополнительно опрашивать население.

– Пресс-релизы выпускаем, на сайте информацию размещаем… Хотя, наверное, вы правы, надо персонально приглашать, а не надеяться, что кто-то узнает… – соглашается Сергей Аушев.

 

«Надо, как в спорте, развести участников рейтингового голосования по группам. Эти – «профессионалы», первая лига, у них свои критерии, а эти классом пониже, у них и жилье скромнее, и плотность заселения иная — для них свои правила.

Максим Резников, председатель комитета городского хозяйства Думы Томска

 

Чьи доводы весомей?

Но отсутствие четких критериев отбора и незаинтересованность в привлечении депутатов к формированию списка для рейтингового голосования – не единственная претензия, высказанная на заседании комитета. Много замечаний депутатам приходится выслушивать от томичей по поводу уже завершенных объектов. В добротно сделанном сквере имени Ворошилова затруднительно провести какое-либо музыкальное мероприятие – не к чему подключить музыкальные инструменты, потому что элементарно нет ни одной розетки, приходится подгонять технику. В конце Сибирской облагородили территорию, убрав гаражи, свалки, теперь там отличные прогулочные зоны, но нет ни одной лавочки, негде присесть ни гуляющей с малышом маме, ни пожилому человеку.

Тема отсутствия лавочек, светильников неожиданно переросла в дискуссию. Представители мэрии ссылались на то, что это якобы не предусмотрено проектом (логичный вопрос, где и когда этот проект обсуждался?), а кроме того, население против, потому что там будут собираться пьяницы.

– Да не работает уже этот аргумент, давно прошли те времена, когда общественные места оккупировали выпивохи разных мастей, мы уже в другом городе живем, – возмущаются депутаты. – Почему мнение нескольких радикально настроенных жителей учитывается, а тысяч горожан – нет?

– И зачем тогда скверы, если там темно и негде присесть, – выражает общее мнение председатель комитета.

Представители мэрии соглашаются: надо исправлять, но теперь уже за счет других источников финансирования.

Обсуждение подходит к концу. Завершая тему, заместитель мэра Михаил Ратнер еще раз обращает внимание депутатов на колоссальный объем выполненных работ, на то, сколько от жителей получено положительных откликов.

– Но когда несешься с такой скоростью, то, понятно, что возникают какие-то нюансы. Где-то лестницу недоделали, где-то лампочку забыли.

Тем не менее соглашается, что выводы надо делать.

– В целом работа действительно проделана большая, масштабная, и качество благоустройства стало значительно лучше. Мы с исполнительной властью работаем в одной связке, и наше предложение – взаимодействовать более тесно. Контакт есть, но есть недоработки в методике определения приоритетных пространств для благоустройства и наполнения каждого проекта. Если депутатов будут приглашать на ранних стадиях обсуждения, меньше придется что-то переделывать, – подводит итоги дискуссии Максим Резников.

 

О дворовых территориях

Беседуем после окончания комитета:

– Сейчас уже нет таких многочисленных претензий, что вот, мол, центр облизываете, а до периферии руки не доходят, – много общественных пространств обустроили на окраинах города. Но возникает другая тема: дворовые территории вылетели из программы благоустройства этого года, и непонятно, что будет с ними в программе будущего. Они не вписались в критерии общественного пространства, однако для человека очень важно выйти из подъезда в благо­устроенный двор, чтобы во дворе были качельки, лавочки, чтобы ребенка было где прокатить на машинке, а не везти его на площадь Новособорную.

В настоящий момент имеются 52 проекта дворовых территорий, подготовленных активными жителями, их надо реализовывать, нельзя подрубить людям крылья. Но тут важно понимать, что идти нужно в те дворы, где действительно есть инициатива, где построенное будет сохранено и приумножено, ведь насильно счастливым человека сделать нельзя, – говорит Максим Резников.

 – Еще одна серьезная проблема – новые условия софинансирования. Теперь к исполнению проекта комфортной городской среды должно быть привлечено 20% средств населения, это нереальная пропорция. Жителям со скромным достатком оплатить пятую часть благоустроительных работ невозможно. В том, что эту цифру надо скорректировать, единодушны и депутаты, и представители исполнительной власти.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

82 − = 77