Баржа, длинная как…

Двери на территорию Самусьского судостроительно-судоремонтного завода в прошедший вторник были широко открыты не только для губернатора Томской области Сергея Жвачкина. Спуск на воду судна – практически семейный праздник для всего поселка кораблестроителей. Так что к стапелям, где приготовилась к спуску на воду новая нефтеналивная баржа, пришли жены, мужья и дети судостроителей. Они тоже хотели поглядеть, из-за чего последние восемь месяцев их родные и близкие выходили в вечернюю и даже ночную смену, задерживались на работе.

Поглядеть было на что. Баржа длиной 89 метров, шириной 16 и весом под 600 тонн лежала на стапелях, готовясь к самому далекому пути в своей жизни – в порт приписки Ленск. 3 тыс. километров до Обской губы, два неласковых даже летом северных моря – Карское и Лаптевых – и дальше 2,5 тыс. километров вверх по Лене. 8 тыс. километров! Месяц-полтора проведет в пути команда Томской судоходной компании. Но, прежде чем пуститься в такое по-настоящему дальнее плавание, новому судну необходимо пройти ходовые испытания в родной акватории. Начинаются они со спуска на воду. Этап быстрый, но ответственный. Судостроители сравнивают его с рождением ребенка, и даже крестная мать каждому новорожденному судну назначается, и высокие гости приглашаются.

Крымское, советское, наше…

– Я хочу напомнить, что вашему предприятию в этом году – 140 лет, – начал короткую прибрежную церемонию губернатор Сергей Жвачкин. – Оно было создано для ремонта и обслуживания кораблей сибирских купцов, а строит суда для России, Казахстана, нефтегазовой отрасли… И вот сегодня мы спускаем на воду баржу для крупнейшей в мире компании по добыче алмазов – «Алроса». Я благодарен всем работникам завода за добросовестный труд: инженерам, конструкторам, рабочим и их семьям. Мы будем помогать вам с новыми заказами, будем вместе идти вперед. У вас замечательная история, и это судно – ее продолжение. Семь футов под килем!

360 судов построено за 140 лет истории Самусьского судостроительно-судоремонтного завода.

Губернатор как в воду глядел. Груженная под завязку 2 тыс. тонн нефтепродуктов баржа будет иметь осадку около двух метров, то есть почти семь футов. Судно соответствует всем экологическим требованиям: двойная обшивка корпуса, разделение грузового трюма на отсеки позволяют не допустить разлива нефтепродуктов даже при серьезной (не дай бог!) аварии. Мошка у воды заставляла говорить быстро и по делу.

– Мы все с вами немножко устали, – не сказал, а выдохнул перед собравшимися директор Самусьского судостроительно-судоремонтного завода Олег Ушаков. – Но зато нас сегодня переполняют радость и гордость за большое, сделанное качественно и в срок дело. Нам в этом помогли четыре вещи: профессиональный коллектив завода, качественная проектная документация, наши технологии и, самое главное, эффективная схема финансирования от компании-заказчика.

За две нефтеналивные баржи «Алроса» заплатила томским судостроителям 290 млн рублей. Именно такая цена и сжатые сроки изготовления позволили томичам в прошлом октябре выиграть открытый тендер на постройку судов. О том, что за восемь месяцев пришлось решить массу проблем и задерживаться на работе допоздна, говорит и выбор крестной матери нового несамоходного судна. Ею стала крановщица судостроительного цеха Ксения Попова, которая больше всех вечеряла над новой баржей. Именно ей доверили разбить бутылку шампанского о борт корабля.

– Шампанское французское? – спрашиваю у директора завода.

– Крымское, – смущается он.

– Главное, что наше, советское! – смеется Сергей Жвачкин.

Как обсуждают теплоходы

У крановщицы Ксении Поповой рука не дрогнула. Бутылка вдребезги. Еще бы. Поповы среди томских корабелов фамилия знаковая. Столяр парохода «Благословенный» Иван Попов в конце XIX века был первым постоянным жителем Самуськов и всю жизнь проработал на судоремонтном заводе. Вместе с женой Анной они родили 22 ребенка, и до сих пор многие в Самуськах – их потомки.

Когда разбита бутылка, есть время поговорить. Под «Прощание славянки» заработали лебедки, тросы натянулись, баржа не спеша поехала к воде.

– Мы 170 тысяч тонн нефтепродуктов завозим на наши объекты, – говорит вице-президент компании «Алроса» Владимир Козлов. – Вся наша техника на земле и под землей работает на дизеле. Так что у нас большой неф­теналивной флот, который надо постоянно обновлять. Я за последние восемь месяцев уже четвертый раз в Самуськах: честно скажу – стали друзьями. Вы качественно и в сроки построили, мы будем эксплуатировать, платить налоги. Так что спасибо томичам за труд.

– Вам спасибо, что разместили у нас заказ, – берет ответное слово Сергей Жвачкин. – Это ощутимая помощь нашим судостроителям, и теперь понятно, что они могут справляться с серьезными, большими заказами…

– Главное, чтобы проектная документация была качественной, – вставляет свое слово глава совета директоров Томской судоходной компании Владимир Кноль. – А то вот эти разборки, переборки, срезать надстройки у одного судна, приварить к другому… Уж лучше с нуля. Качественно.

…Из-под днища баржи начинают выходить последние пузырьки воды. Кое-где вода прямо бурлит.

– А как вы на суше проверяете герметичность корпуса? – интересуюсь у директора завода.

– Разные есть методы неразрушающего контроля, – говорит Ушаков. – Но мы пользуемся традиционным, проверенным. С одной стороны обрабатываем сварочные швы мелом, с другой – керосином. Если где-то есть хоть малейшая раковинка – керосин быстро разъест мел.

К проверенной мелом и керосином барже с бортовым номером МН-2019 неторопливо швартуется буксир для ходовых испытаний. А дальше большой барже предстоит большое плавание.

Автор: Андрей Остров
Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

22 − = 15