Сказка прошлого века

В стародавние, теперь почти былинные времена классик советской мультипликации Эдуард Назаров создал в 1987 году мульт­фильм «Мартынко» по одноименной сказке Бориса Шергина. На экраны страны 10-минутный мультик не выпустили, поскольку имя не самой однозначной героини, спасибо сказочнику-помору, было Раиска. А так звали за глаза жену генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева, которую в народе уже тогда перестали жаловать: мол, много суется в мужнины государевы дела, а дело это не бабское. В общем, вышел «Мартынко» к народу только в 1992 году, при Ельцине, у жены которого было другое имя. Мультик сразу стал источником афоризмов. «Обожруся – и помру молодым» – это оттуда. Одно из самых гениальных произведений Назарова могло бы иметь и больший успех, какой выпал, например, на его же «Жил-был пес». «Ну ты заходи, если что» – стала в 1982 году апофеозом эпохи застоя, в которой все делалось по знакомству и через нужных людей.

Но широкая премьера «Мартынко» совпала с началом 1990-х, когда новоиспеченным россиянам было не до мультипликации. В стране творилось такое, что ни Мартынко, ни Шергину не снилось: инфляция, неплатежи, задержки зарплаты, рэкет, бандитские разборки… Так шедевр остался в памяти немногих, как «несвоевременные мысли». Но томский театр куклы и актера «Скоморох» на исходе 2019 года выдал премьеру как раз по «Мартынко» Шергина. Оказалось, что в цветистой поморской сказке бездна всяких смыслов и для XXI российского века, надо только их правильно раскадрировать. Заранее можно сказать, что у «Скомороха» это получилось блестяще.

 

История с двойным дном

Обилие детей на премьере в возрасте 12+ для начала слегка напугало. Как-то не поверилось в объединяющую силу театра с поколением, которое кроме Путина никого не видело, и для меня, пожившего при шести (!) руководителях страны. Но хохотали мы с молодежью вместе, правда, иногда в разных местах спектакля. С отчасти лукавым вопросом «Для кого мы это сделали?» вышли к зрителям и директор театра Лариса Отмахова и режиссер-постановщик Сергей Иванников. Они будто бы и сами сомневались: это сказка для взрослых или быль для детей? Какой возрастной ценз ставить, поскольку даже знаменитую шергинскую фразу «благородной дамы в рот грезной футбол положил» нынче лучше вообще не озвучивать ввиду возникшего широкого сексуального подтекста.

Фразу из первой массовой сцены исключили, но сам эпизод, где Мартынко, играя в футбол,  попадает мячом благородной даме по голове, остался. Вместо общего, в вышине сцены, плана возник крупный передний план башни-тюрьмы, куда за провинности «замкнули» Мартынко. Там-то он и находит колоду «золотых карт» и обыгрывает всех, начиная с надзирателя. С помощью карт выходит Мартынко на свободу, обчищает буквально догола богатеев-олигархов в ресторане, но возвращает им выигранное, становится «министром финанцевым» и своей грамотной фискально-налоговой политикой против западных держав навлекает на себя недовольство последних. Иностранные агенты начинают строить козни супротив Мартынко…

Это я не «Вести недели» с Дмитрием Киселевым пересказываю, а сказку Шергина, писанную почти 100 лет назад…

 

Как фамилия у Мартынко?

Давным-давно, еще в прошлом веке, когда нынешних детей на исходе лихих девяностых еще никто не думал рожать, в России провели масштабный социологический опрос с целью выяснить, какой идеальный президент нужен россиянам. Уходящий в раздевалку, стремительно стареющий, болеющий и подверженный типично российским недугам руководитель уже никого не устраивал.

Россияне ответили, что хотели бы видеть своим президентом молодого человека, здорового, без вредных привычек, не москвича, возможно, выходца из каких-нибудь авторитетных силовых структур…

Тут уже было делом техники найти такого человека в провинции, быстро вырастить до главы правительства и предъявить народу. Все совпало до мелочей, как в карточной игре у Мартынко: карты сами ходили. Но Мартынко, вольно или невольно похожий  на того, чье имя нельзя называть, на своем посту «министра финанцев» оказался человеком совестливым, обирающим токмо заморских купцов, за что его иностранные агенты и невзлюбили: подстроили спецоперацию с использованием глупой и влюбленной в Мартынко Раиски. Напоив «усыпаюшшим зельем», отвезли беспамятного Мартынко в овраг, а там уже нашел он яблочки двух сортов: от одних росли рога, а от других, молодильных, рога отпадали и человек становился краше.

 

Люди и куклы

Для спектакля в общей сложности было создано 70 кукол. Мелкое множество – для общего, верхнего плана, где и солдаты, и бабы, и врачи, и ребятишки. Чуть поменьше кукол больших – для крупных, прямо авансценных планов. Мастерство постановочного цеха стоит отметить особо. У пары кукол рога ведь еще и отрастали-отпадали по ходу представления. Процесс этот, как и в жизни, трудно регламентируетс,я и на премьере один из только что отросших рогов Мартынко отвалился в самом разгаре его страданий по поводу несчастной судьбы. Так что замечательный артист Юрий Орлов был вынужден блестяще импровизировать:

– Что на меня за беды, что на меня за напасти! Та шкура разорила, пристрамила, разболокла, яблоком объелся, рога явились… да еще и отваливаются…

Чудесный всевозрастной хохот стоял в зале, пока рог водворялся на свое место. А уж когда явилась Раиска, меж рогами которой натянули струны, и получилась целая арфа, – восторгу не было предела! Дети малые узнали козу рогатую, а взрослые – вечно провальные игры с возрастом, в которой на людской стороне толпы пластических хирургов, молодильные яблочки ботокса и силикона. Когда «стара фрейлина» внезапно хорошеет с криком: «Во я кака!», – всем же хочется. Просто ты никогда не знаешь, какое яблочко тебе попадется…

 

Дело врачей

 Сами сходите и убедитесь, что «Мартынко» еще и философское раздумье о судьбах нашего несчастного здравоохранения. Когда светит в темноте фарами автомобиль, похожий на «воронок», когда врачей, не смогших помочь Раиске с ее рогами, солдаты отправляют в бездну, в темноту за актерской ширмой, взрослые спинным мозгом почувствуют, про что это. А уж когда переодевшийся врачом Мартынко начинает диагностику Раиски – «сколько раз до ветру ходила, и были ле дети, и были ле родители, и не сумашеччи ле были, и папа пьюшшой ле, и кака пинтература?» – тут самое время помянуть добрым словом нескончаемую реформу отрасли с бережливыми поликлиниками и входными группами, при которых приема к узкому специалисту надо ждать недели, а платных шарлатанов при этом пруд пруди. А уж расцвет психосоматики Мартынко Шергина предвидел абсолютно точно:

– Я по своей практике вижу, что за некотору подлось вам эта болесь!

 

Рога и копыта

Рога отвалились, Раиска и Мартынко похорошели, внезапно прозрели и увидели друг в друге прекрасные черты, поженились. Казалось бы, традиционный российский финал. Будут жить счастливо и умрут в один день. Но мы-то знаем, что жизнь не сказка, и после свадьбы-то как раз и начинается настоящая жизнь, а уж как закончится правление того, чье имя нельзя произносить, лучше не спрашивать. А потому лучше Шергина в финале не скажешь: «Вот и живут. Мартынко всех в карты обыгрыват, докуль этих карт не украдут. Ну а украдут, опять и выпнут Мартына».

Все-таки 18+?

 Фото: театр «Скоморох»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

80 − 73 =