В жизни Героя Социалистического Труда Петра Ефимовича Корсакова, судомонтажника Самусьской ремонтно-эксплуатационной базы флота, случались непростые времена, как и у многих его сверстников военного времени,  но он сохранил внутренний стержень, уверенность в себе, преданность ремеслу и неподдельное уважение к людям. Все эти качества – от корней, от родословной, от семейных традиций.

 

 

Лоцманским курсом

Петр Корсаков родился в поселке Самусь Томского района 1 октября 1919 года. Он из семьи потомственных речников, в которой сохранялась преемственность поколений. Отцы шли по стопам дедов, сыновья – по стопам отцов. И дед, и отец Петра Ефимовича также были речниками, долгое время работали лоцманами, поэтому выбор будущей профессии для Петра был предопределен. Он знал, куда пойдет, когда еще учился в школе.

Петр Корсаков о своем детстве вспоминает так: «Я окончил всего 6 классов. Учиться трудновато было, мать умерла рано, мне было всего 4 года. Пошел учиться в ФЗУ».

После завершения обучения в Самусьской школе фабрично-заводского ученичества и получения специальности машиниста паросиловых установок и слесаря третьего разряда он был определен на пароход «Щетинкин», который ходил по Оби. Здесь Петр проработал машинистом с 1936 по 1940 год, быстро набираясь опыта и познавая азы ремесла. Эти его качества были отмечены руководством, и вскоре он был переведен во вторые помощники механика. Потом стал помощником капитана. А далее последовал призыв в армию, служил он в Сибири. А потом война, отправка на фронт…

На войне Корсаков с июня 1941 года, был в составе ремонтно-восстановительного батальона рядовым солдатом, еще год после войны ремонтировал разбитые газики и полуторки, в которых так нуждалось разрушенное войной народное хозяйство. В 1946-м был демобилизован, награжден орденом Отечественной войны II степени. Петр Ефимович вернулся в Самусь, и с этого года работал слесарем в Самусьской ремонтно-эксплуатационной базе речного пароходства.

Так началась очередная страница его биографии.

 

Возвращение

По возвращении в родной поселок и на родную Самусьскую РЭБ началась очередная страница его биографии. В первое же лето он пошел в плавание. Душа соскучилась по речным просторам… Но Самусьскому заводу нужны были грамотные специалисты в механосборочном цеху, а у Петра Корсакова были хорошие навыки и опыт ремонтной работы, и ему предложили перейти в этот цех. Так он сошел на берег и сменил курс своей профессиональной деятельности.

 Сослуживцы Петра Ефимовича считают, что он был слесарем от Бога. Есть люди, которым будто на роду написана их профессия. Петр Корсаков – один из них. Он профессионал высочайшего класса, его ценили как отличного специалиста во всем Обском бассейне.

Петр Корсаков еще с подросткового возраста привык впитывать новые знания, присматривался к опытным работникам, многому учился и запоминал. Но заложена в нем была, несомненно, и творческая жилка, стремление что-то самому исправить или дополнить.

Известна история, когда весной во время доставки товаров на самоходке по Оби капитан решил срезать путь и повел судно по разлитой пойме, сквозь примятые кусты, но едва не сел на мель. Многие капитаны во время большой воды этим пользовались. Но тут случился форс-мажор, забарахлил вал. До леспромхоза судно едва добралось. А когда капитана спросили, что стало причиной нарушения центровки вала, не кусты ли, он только заметил: «Если бы эту самоходку делали у нас в Самуськах, а вал устанавливал Корсаков, то никакие кусты судну не были бы помехой…»

Центровка гребного вала, можно сказать, фишка мастерового Петра Корсакова. То, как он это делал, мало кому удавалось. На этот счет у него была своя философия. «Гребной вал – это как игла в швейной машинке. Тютелька в тютельку должна заходить в гнездо. Чуть закосило – поломка. Приходится точить потихонечку». Кстати, тот злополучный рейс по Оби оставил свой след и в его профессиональной судьбе. Он позже делился: «Не знаю, что стало в дальнейшем с этой самоходкой, только у меня появилось чувство глубокого уважения к валам, то есть гребным винтам, которые взбивают буруны за кормой бесчисленных речных судов. Могучие эти штуки и уж очень строгие…»

С этой строгой техникой он был всегда на «ты». В РЭБ работал не один десяток толковых опытных слесарей, но центровку вала делали только двое, один из которых – Петр Корсаков.

Томский журналист Эдуард Стойлов в своем очерке «Как провожают пароходы» отмечал: «Главная трудность укладки вала заключается в том, что семиметровая громадина-ось, которая подсоединяется к дизелю, не должна отклоняться в сторону более чем на ноль целых три десятых миллиметра. Чтобы достичь такой точности, на установку оси уходит два дня. Сначала сантиметр в одну сторону, затем сантиметр в другую. Потом пойдут миллиметры, а после этого хоть не дыши, чтобы не сбить настройку. Можно сказать, электронная точность, которой можно достичь, определенно имея талант. Ведь эту громадину Корсакову подают краном, а там какая точность…»

Начальник механосборочного цеха Михаил Горшков говорил: «Корсаков – универсал. Строительство теплохода – дело труднейшее. На него только моторы готовые ставят да еще кое-какие детали вроде батарей отопления. Остальное здесь все делают сами – от корпуса до клотика, на котором бьется под ветром флаг. И любую работу Корсаков может делать».

 

Всё на совесть

Петр Корсаков обладал характерной для настоящего рабочего смекалкой, имел сноровку талантливого мастерового, был безотказным, ответственным в работе, инициатива, поиск были чертами его характера. Высочайший профессионал, он все делал на совесть, внес немало рационализаторских предложений, обладал несомненным авторитетом в коллективе.

В начале восьмой пятилетки Петр Ефимович обратился к работникам завода с призывом досрочно выполнить государственный план по ремонту судов. Свою пятилетку он выполнил за три года. В 1971 году за выдающиеся достижения в выполнении заданий пятилетнего плана Корсакову было присвоено звание Героя Социалистического Труда. Он был единственным работником в Западно-Сибирском пароходстве, удостоенным этой высокой награды.

Но слава и почет не изменили речника. Он и в 9-й пятилетке оставался ударником, был членом партийного бюро завода, депутатом райсовета, но в президиумах старался не засиживаться. Работа для него всегда была на первом месте. Он проработал на Самусьской РЭБ флота более 50 лет. Профиль завода постепенно менялся – из ремонтно-эксплуатационной базы он превратился в предприятие, ориентированное в основном на судостроение. Пассажирские теплоходы, сухогрузы, заправочные и очистительные станции – все это теперь строилось в Самуськах. Менялось оснащение, материальная база, коллектив пополнялся квалифицированными кадрами, и это побуждало Петра Корсакова соответствовать новым требованиям. До самой пенсии он оставался востребованным и уважаемым специалистом.

Много внимания уделял молодежи, наставничеству. На заводе был создан совет наставников, председателем которого его назначили. Во главу угла была поставлена помощь молодым судостроителям в выполнении принятых соцобязательств, вовлечение их в школы рабочей молодежи, спорт, кружки художественной самодеятельности и т.д. С начала организации наставничества было подготовлено 50 молодых квалифицированных специалистов, 25 человек повысили свою квалификацию, 68 человек были рекомендованы к назначению на более высокую должность.

 

В ногу с молодыми

После выхода на пенсию Петр Ефимович не утратил контактов со своим предприятием. Когда появлялась срочная работа, его приглашали, и он никогда не отказывался. По-прежнему много внимания уделял молодежи.

– Я знал Петра Ефимовича очень хорошо, – рассказывает бывший заместитель директора завода по кадрам Евгений Верзаков. – Помимо того что это высочайший профессионал, он еще и прекрасный наставник, очень внимательный, доброжелательный человек. Уже будучи на пенсии, часто приходил в школу, ФЗУ, встречался с ребятами, рассказывал о войне, о предприятии. Он пользовался большим авторитетом среди сельчан. И никогда не кичился своим званием.

Евгений Алексеевич вспомнил, что жил Корсаков в частном доме, и когда по улице прокладывали водопровод, он сам вместе с рабочими лазил по траншеям, чтобы ускорить дело. Хотя был уже герой.

– А бывало, он сидит на лавочке, – продолжает вспоминать Верзаков, – кто-то идет мимо, он обязательно поздоровается, поинтересуется, как дела, здоровье. Неравнодушный был человек.

Большой портрет Героя Социа­листического Труда Петра Корсакова висит в здании администрации завода. Его прислали из Москвы после вручения самусьскому рабочему-судостроителю высокого звания. А на здании дома, где жил Петр Ефимович, размещена мемориальная доска в его честь. Как знак глубокого уважения к человеку, который своим трудом вписал яркую страницу в историю завода и поселка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

67 − = 62