Здесь все как в профессиональном театре: билеты, аншлаги, поклонники, гастроли. Правда, в роли актеров выступают местные пенсионеры, домохозяйки, газовики, педагоги, культработники. Самым колоритным из самодеятельной труппы по фактуре, тембру голоса, манерам можно назвать Николая Макара. Сам он считает себя играющим певцом.

 

Когда Николай Александрович выходит на сцену, мигом преображается.

– Перед прошлогодним фестивалем я сидел за кулисами, чуть ли не дремал, а вокруг все бегали, суетились. Меня спрашивают: «Ты почему такой спокойный?» Отвечаю: «Профессио­налу остается только ждать своего выхода». На самом деле, когда я на сцене, забываю все вокруг, – признается самодеятельный артист. – Даже зрителей не вижу: я проживаю жизнь своего героя, поэтому все волнения и тревоги уходят прочь. Они возвращаются уже после отыгранного спектакля. Тогда, кстати, мне поставили десять баллов за профессионализм.

Отпускают ли его роли после долгих репетиций и выступлений?

– Я научился абстрагироваться от своих героев, – не скрывает Николай Макар. – И никогда не путаю одно с другим. У меня есть ключевые слова и хорошая память.

Самодеятельный артист частенько выступает со своей супругой Татьяной Степановной, для которой сцена стала родной площадкой с молодости, потому как приходилось выступать в роли конферансье, петь в хоре.

– В сельских клубах ведь театра не было, а были концертные сборники, поэтому приходилось петь, танцевать, вести торжества, – вспоминает прошлое Татьяна Макар. – Когда Николай Александрович приехал в Парабель, ему пришлось помогать мне как культурному работнику. И дети пошли по нашим стопам. Старшая дочь окончила Кемеровскую академию культуры.

 

Театр-феникс

Бессменным руководителем самодеятельной труппы остается режиссер народного драматического театра РДК села Парабель Ольга Маношкина. В следующем году этому творческому коллективу исполнится 15 лет после второго рождения: в 2005-м его возродили после 20 лет забвения. Что заставило реанимировать труппу?

– Просто я переехала со Шпалозавода в Парабель, – смеется Ольга Анатольевна. – Там еще с революционных времен был театр. В Нарымский край попала по распределению и проработала там больше 20 лет. Не думала, что уеду в Парабель, но меня сильно просили остаться. Когда возрождали театр, первое, что я сделала, обошла старый состав, но многие не согласились. Я их понимаю, ведь изменились жизненные приоритеты, физическое состояние людей.

 

Мегрэ, на сцену!

Среди преданных театральному искусству был следователь уголовного розыска Александр Веселков. Можно только удивляться тому, где он находил время на репетиции и участие в спектаклях.

– Да по-всякому приходилось выкручиваться, – не скрывает Александр Федосеевич. – Я и танцами увлекался, но их пришлось забросить, а вот с театром расстаться не смог. Я вообще-то с 1974 года хожу в театральную студию. Перед армией сыграл роль бригадира нефтяников – тогда это актуально было. После службы вернулся – и опять в студию. Мы с агитбригадой мотались по колхозам-совхозам на катерах, теплоходе «Родина», разыгрывали там небольшие пьески.

Александр Веселков признается: ему все равно кого играть, он полностью полагается на вкус режиссера. И Ольга Маношкина, зная темперамент своих актеров, ищет под них соответствующий литературный материал.

– Александр Федосеевич, к примеру, характерные роли играет, – поясняет режиссер. – Он сам по себе жизнелюбивый человек, в нем очень много позитива, что полностью соответствует его фамилии. Мне он запомнился в спектакле «А зори здесь тихие».

Но самым любимым и популярным автором для парабельских народников стал Антон Павлович. К Чехову они возвращаются постоянно. В числе любимых – «Юбилей и другие шутки Антоши Чехонте». Сыгранный по этой пьесе спектакль парабельские актеры привозили в Томск на областной конкурс. И победили. Диплом за лучшую мужскую роль первого плана – коллежского асессора – получил тогда Александр Веселков. К ответственной постановке парабельцы готовились, как говорят все ее участники, до седьмого пота. Долго работали и над словом, и над интонацией – здесь всё как в профессиональном театре.

 

Играем классику

– Мы очень любим этот спектакль, – продолжает Ольга Маношкина. – Где только не побывали с ним! Вывозили в Колпашево, Кедровый, Каргасок.

По словам режиссера, репертуар является зеркалом любого коллектива. Парабельцы об этом всегда помнят, и на малохудожественные мелочи не размениваются. Среди любимчиков, помимо Чехова, Шукшин и Зощенко. Но бывают в театре и откровенные фарсы, например «Тетки» по Александру Коровкину.

– Парабельцам так понравился этот спектакль, что просят повторить его снова и снова, – не скрывает удовлетворения Александр Веселков. – Сработало и сарафанное радио: те, кто не сходил на премьеру сразу, загорелись желанием посмотреть постановку, потому что уж очень интересна сама пьеса.

 

Зритель «облико морале»

Сегодняшний состав народного театра, если всех собрать, насчитывает до трех десятков человек. В одном спектакле может быть занято до 8–12 человек, которым от 15 до 70 лет. Сцена затягивает. Например, 30-летняя Ольга Елкова сходила в декретный отпуск, подрастила детишек и вновь вернулась на сцену. Привлекают опытные артисты и своих отпрысков. У Александра Веселкова внук нередко читал стихи, играл в небольших пьесах. Правда, сейчас он переживает переходный возраст, поэтому становится сдержаннее на публике.

Важно ли иметь такой театр в глубинке? На этот вопрос Ольга Маношкина отвечает, не задумываясь:

– Важно. Театр ведь не только развлекает, он заставляет задумываться. Конечно, мы тоже стараемся предусмотреть в репертуаре побольше веселья и отдыха, внести заряд энергии, но и к серьезным жанрам обращаемся. Почему выбираем Чехова? Потому что здесь и юмор, и гениальная драматургия, сочетающая все, что нужно и театру, и зрителю. Чтобы он немножко и поплакал, и посмеялся, и духовно обогатился. Парабельцы на улицах останавливают, просят повторных выступлений.

Самодеятельные актеры прекрасно отдают себе отчет в том, что они выступают для земляков и потому выкладываются по полной. Все прекрасно понимают, что позволить себе культпоход в областной театр большинство зрителей не могут: одна дорога зай­мет целый день. А ведь публике на Томском Севере тоже хочется и отдыха, и общения, и обсуждения очередного спектакля.

Уже больше 50 лет играет в народном театре Анатолий Шабуров. Он впервые поднялся на сцену в качестве секретаря комсомольской организации поселка Шпалозавод и напрочь забыл все слова. А сейчас, замечает ветеран, он готов выйти хоть на трибуну ООН.

– И такие преображения случились со всеми моими товарищами. В жизни много экзаменов, но такого жесткого, как сцена, еще поискать нужно. Поднялся на метр, будь на высоте, – убежден самодеятельный артист. – И не нужно ждать снисхождения от зрителя – работай, вкалывай. Но, когда получается результат, зал замирает.

Народный театр делает упор на классику, и все, что «ниже пояса», здесь под запретом. Это принципиально: Парабель не столица, в глубинке свой зритель.

– Выбирая очередную пьесу, я прежде всего обращаю внимание на то, насколько она соответствует возможностям коллектива, нравится ли ему и, самое главное, примет ли ее зритель, – подчеркивает Ольга Анатольевна. – Мы же для него работаем.

Недавно режиссер решила «похулиганить», предложив для постановки пьесу «Мужики летят на пироги», которая получила первое место на всенародном конкурсе и широко ставится на сценических площадках страны. В спектакле задействован молодежный состав театра, и была в нем одна рискованная сцена. Так вот зрители сделали актерам замечание: надо было обозначить возрастной ценз «18+». И хотя все было в пределах норм морали, парабельцы негативно отреагировали на клубничный намек. Вот такая она, парабельская публика, очень требовательная и интеллигентная. 

 

Занавес открывается

В эту субботу у артистов ответственное выступление в разговорном жанре, а в ноябре театр повезет на областную «Маску» новую постановку.

– Хотим показать спектакль по трем рассказам Чехова. Параллельно будем восстанавливать старые работы и готовиться к юбилею театра, который запланирован на первый квартал следующего года, – делится творческими планами режиссер.

А еще парабельцы хотят реанимировать деревенскую комедию «Любовь зла, или К гадалке не ходи». Это легкая, с минимумом декораций пьеса. В Год театра самодеятельные артисты намерены побывать с ней во всех уголках Парабельского района.

– Мы уже дали четыре спектакля в деревнях и два в Парабели, – рассказывает Ольга Маношкина. – Хотим восстановить еще «Теток» Коровкина, но многое зависит от актеров. Кто-то заболел, кто-то не восстановился, тогда спектакль просто откладываем. Дублеров ведь у нас нет – для народного театра это большая рос­кошь.

Парабельский драматический коллектив также с нетерпением ждут в Колпашеве. Там, утверждает режиссер, пожалуй, самый воспитанный зритель. А Кедровый! Сцены тамошних дворцов культуры идеально подходят для декораций. Так что дороги у народного театра нынче дальние – к гадалке не ходи.

Фото: Евгений Тамбовцев, архив театра

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 1 = 1