За станками стояли подростки, им приходилось вставать на ящики, чтобы дотянуться до рычагов управления

Население Томска в годы войны выросло на треть, а промышленность – в несколько раз

В начале августа 1941 года обстановка на фронте от Ледовитого океана до Черного моря становилась все более сложной. Даже несмотря на скупую информацию из сводок Совинформбюро, было понятно, что противник неумолимо захватывает все новые и новые районы и города, а наши войска отступают. Из репродукторов преимущественно звучало: «…тяжелые оборонительные бои». Смоленское сражение, начало Ленинградской оборонительной операции, оборона Киева, Одессы, оборона Крыма. И хотя советские войска отчаянно сопротивлялись и кое-где заставляли немцев приостанавливать железный натиск (под Старой Руссой, Ярцево), а бомбардировщики 81-й дивизии дальней авиации даже бомбили Берлин, враг неумолимо продвигался по нашей земле.

Два месяца, и ни днем больше

С 21 июля гражданские организации Томска перешли на режим военного времени. Было прекращено производство некоторых видов гражданской продукции. В соответствии с планами Государственного совета обороны (ГКО) и Совета по эвакуации многие тыловые города были сориентированы на выпуск продукции для определенного рода войск. В Новосибирске делали самолеты и помогали летчикам, в Челябинске и Свердловске – танки, в Ижевске изготавливали пушки и шефствовали над артиллеристами. Томск силами имеющейся промышленности был более нацелен на помощь войскам связи. На местных предприятиях был размещен заказ на производство изделий для связистов – провод, катушки, инструмент, укладки, кошки, карабины, фонари.

Небольшие предприятия местной промышленности и артели (всего 56) стали отправлять на фронт в условиях жесточайшего дефицита фондов на материалы малые партии различных изделий. Сырьем было то, что под рукой: древесина, металл, продукты сельского хозяйства. Весовой завод изготавливал топоры, катушки, котелки чугунные, ремесленное училище № 10 – инструмент (плоскогубцы, пилы), артель «Канат» – веревку. Артель «Бондарь» клепала бочки, спичфабрика – тару для снарядов, «коктейль Молотова», артель «Культспорт» – лыжи, ложки деревянные, белье, артель «Единение» – гимнастерки, телогрейки, ватники. В целом все, что могли производить томские умельцы штучно, от деревянных протезов до сухарей.

Война ненадолго, думали многие, ведь наши скоро прогонят врага. Но, как известно, ситуация на фронте стремительно менялась. Уверенность в скорой победе над Германией у томичей окончательно растаяла с появлением первых эвакуированных. Крупные предприятия с европейской части страны демонтировали в спешке, грузили оборудование и эвакуировали вместе с инженерно-техническим персоналом, рабочими, семьями буквально перед приходом фашистов. В пути эшелоны не раз подвергались бомбежкам, среди людей были жертвы, а выживших пугала еще и неизвестность – что ждет впереди?

В августе в провинциальный Томск – конечную точку тупикового ответвления Транссиба – стали прибывать эшелоны с оборудованием крупных заводов и фабрик с западных частей страны. Первыми пришли вагоны Гомельской фанерной фабрики, затем – «Пневматика» и часть огромного завода «Электросила» из Ленинграда.

Осенью поток эвакуированных предприятий и учреждений буквально затопил город. Каждый день приходили новые грузы из Москвы – «Москабель», «Электропровод», спасенное чудом оборудование из Харькова, Конотопа, оптико-механический завод № 355 из Загорска, завод № 353 из Изюма. Надо сказать, что приходили эшелоны адресно, по разнарядке Сов­наркома и СТО. Ныне известно, что только в сибирских городах по плану было размещено более 500 предприятий. Но были случаи, что предприятие сваливалось как снег на голову: завод радиомашин имени Лепсе из Москвы следовал в Алма-Ату, но часть эшелонов по воле неизвестного стрелочника пошла в Сибирь. По пути следования заводчан никто не ждал. В перегруженном Новосибирске руководству завода посоветовали: направляйтесь в Томск, там всех принимают. И верно: завод, ныне знаменитый ТЭТЗ, что на площади Кирова, был принят и размещен.

Помимо этого, в Томске нашли приют и помощь не только эвакуированные заводы, вузы и НИИ, но и Управление искусств при СНК СССР, Всесоюзный комитет по физкультуре и спорту, Наркомат торговли.

Для большинства предприятий был установлен предельно жесткий срок: через два месяца начать выпуск военной номенклатуры – от мин до электромоторов к танкам и подлодкам…

Нетрудно представить, что каждый прибывавший завод требовал к себе особого отношения и грозил местным властям карами небесными за неисполнение директивы руководства страны. И Томск не подвел.

Волей и энтузиазмом

Прежде всего возникла проб­лема с размещением: томским властям, не готовым полностью принять всю эту массу производств и полсотни тысяч людей, но отвечавшим за это головой, приходилось проявлять чудеса изворотливости. Некоторые из эвакуированных предприятий были слиты друг с другом или с томскими предприятиями. Часть заводов сохранили старые названия («Манометр»), а часть позднее получили новые: ГПЗ-5, ТЭМЗ, ТИЗ. Кто-то из «чужих» заводов попал на родственные профили, как гомельская спичфабрика «Везувий» в объятия к томской «спичке».

Для ГПЗ нашли подходящее место – Северный военный городок. Но большинство производств стали размещать где придется – в главном корпусе ТГУ, зданиях политеха, пединститута, Доме науки, казармах, конюшнях, в цехах местной промышленности и храмах.

К новому году Томск «разбогател» на более чем три десятка крупных индустриальных предприятий, 16 НИИ, полтора десятка правительственных учреждений.

Так выглядел «коктейль Молотова» – противотанковая зажигательная смесь, которую производила для фронта томская спичфабрика

Но разместить новоприбывших – лишь малая часть задачи. Жесткие сроки ввода эвакуированных предприятий в строй требовали срочного строительства пригодных цехов и помещений. Положение усугублялось тем, что транспорта и строительных материалов практически не было. Нередки были случаи, когда рабочие на железных листах, впрягаясь в постромки, сами тащили станки весом не в одну тонну, как, например, работники завода «Фрезер» от станции Томск-1 к улице Вершинина. Кирпичи для стен цехов вообще распределяли поштучно, достать цемент или транспорт – невероятная удача… Город настойчиво искал пути решения проблемы, в некоторых случаях станки ставились прямо на улице, а стены и крышу достраивали уже после запуска производства. Для решения проблемы с проживанием прибывших была развернута беспрецедентная кампания по уплотнению фонда, одновременно разворачивалось строительство жилья – как правило, рабочие выходили на стройку по окончании своей основной работы.

Отсутствие подъездных путей вынудило начать строительство узкоколеек. Строили их преимущественно студентки томских вузов. До 500 девушек каждый день, в осеннюю непогоду, а затем и в наступившую стужу долбили землю, разносили балласт и шпалы, вручную, юными руками укладывали рельсы. За короткое время было построено 24 километра, а по ул. Розы Люксембург до ТЭЦ-1 ходил поезд от ветки мельницы с углем для электростанции. Колея связала все предприятия города. Для нужд строительства по плану трудовой мобилизации каждый район города направлял до тысячи работников, включая заводы, организации и учебные заведения. И не только рабочие руки каменщиков и плотников: для скоростного строительства только завода «Электросила» каждый день десятки организаций города делились чем могли, выделяя из скудных возможностей пиломатериалы, столярку, бетономешалки, сварочные аппараты, пилы, метизы, балласт, рельсы, и даже помогали улучшить питание в столовой.

Главное, что отмечали современники: томичи и приезжие работали с душевным подъемом, откликаясь на все призывы властей города, с огромным желанием помочь фронту, родным и близким, ушедшим воевать.

Четыре ватта на метр

Но более всего власти города тревожил образовавшийся дефицит электроэнергии. Шел постоянный поиск новых источников. В ход шло все, что могло дать электричество, – локомобили, котлы, привезенные заводами локальные электростанции. Для ГПЗ, уговорив Томскую железную дорогу, установили энергопоезд из паровоза ФД производительностью 17–18 тонн пара. Для спичфабрики у Наркомлеса запросили локомобиль мощностью 350 лошадиных сил. Для фанерной фабрики у Томской железной дороги попросили передачи двух паровозов с паросъемом не менее 10 тонн.

В целях строжайшей экономии значительной части предприятий («пищевка», местные производства) запретили пользоваться городскими сетями в часы вечернего максимума, а для всего населения ввели нормы освещения на один метр площади. Для жилья – 4 ватта, для общественных зданий – 8, для столовых и бань – не более 6 ватт. Самой популярной стала лампочка в 15 ватт. Несмотря на то что путем строжайшей экономии заводы все-таки получали электроэнергию для основных производств, все же было решено начать строительство крупной ТЭЦ. И такая беспримерная работа начнется в 1943 году силами горожан.

Сделано в Томске

К середине осени враг захватил Киев, замкнул кольцо вокруг Ленинграда и был на подступах к Москве.

Трудовой подвиг для тыла стал нормой: перевыполнение планов по выпуску продукции шло под лозунгом «Каждому работать за двоих, за троих для быстрейшего разгрома фашизма».

Уже в ноябре стала выходить продукция с эвакуированных заводов и фабрик. В ноябре появился первый томский подшипник, а к концу года уже половина новых предприятий наладили производство. «Лампочка» выдала первую тысячу самолетных ламп, «Электросила» – первый двигатель… В начале 1942 года усилиями жителей в прошлом захолустного городка на фронт потоком пошли военные изделия – секретные мины М-8 (снаряды к «катюшам»), запалы к гранатам Ф-1 и РГ-41, миноискатели, радио­оборудование, бинокли, противогазы, артиллерийские прицелы и еще десятки наименований литерного списка. Коллективным вкладом томичей стал выпуск зажигательных противотанковых бутылок. Химзавод делал запалы, «спичка» поставила спички и бертолетову соль, Главсахар отпустил две тонны сахара, «ликерка» передала 600 тысяч пробок, а вот городские комсомольцы собрали более полумиллиона бутылок.

Автор: Анатолий Алексеев
Фото из буклета «Томск – вклад в Победу»,
Музей истории Томска,
Томский областной краеведческий музей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

72 + = 73