Масштаб личности члена-корреспондента Академии наук Героя Социалистического Труда Николая Николаевича Баранского таков, что только перечисление его заслуг и работ занимает более четырех страниц. Как выдающегося деятеля его справедливо зачисляют в свою когорту видные экономисты, государственные деятели, ученые…
Гордимся им и мы, томичи. Здесь, в Томске, в Сибири, произошло его становление как личности, сформировались его политические взгляды, проявились его организаторские способности и наметились научные предпочтения. Бунтарь, лидер, великолепный ученый, талантливый педагог…

 

Семейная традиция

Родился Николай Николаевич Баранский в Томске в 1881 году в семье учителя гимназии, которую впоследствии окончил с золотой медалью. Именно в то время проявился его активный интерес к идеям марксизма. Большое влияние на формирование взглядов юноши сыграли его отец и сестры.

Об отце Николай Баранский вспоминал так: «Отец мой, Николай Николаевич, – учитель гимназии, а затем реального училища – был человеком крупного ума и широкой натуры. При всей своей беспорядочности и противоречивости в двух отношениях он был очень упорен и постоянен: все свободное время отдавал делу народного просвещения и всю жизнь вел борьбу с “чинодральством”». Эту ненависть к формализму через всю жизнь пронес и его сын.

От отца юный Баранский унаследовал и другие похвальные качества – упорство и тягу к знаниям.

«Вспоминая то время, – писал он, – с половины 3-го до половины 12-го, когда я ложился спать, я занимался ежедневно самообразованием, причем каждый год составлял два документа. Первый – мое мировоззрение на такой-то год, и второй – что я должен сделать в ближайший год. Так и проработал VI, VII, VIII классы в гимназии и I и II курсы в университете, пока меня оттуда не выгнали за участие в политической забастовке 1901 года».

Идеи большевизма в нем поддерживали его сестры Надежда и Любовь, которые жили в Петербурге. Они были знакомы с Лениным, и позже Николай Баранский вспоминал: «Я имел несколько частных бесед с Владимиром Ильичом и Надеждой Константиновной, и они меня расспрашивали о моих сестрах, работающих в питерском «Союзе борьбы»… Через сестер я был в курсе дел нашей партии».

Неудивительно, что 11 марта 1901 года Николай Баранский оказался в рядах демонстрантов Императорского Томского университета и технологического института, протестовавших против попыток царского правительства «задушить давление передового студенчества за демократизацию учебного дела». Около двухсот участников этой демонстрации были исключены из вузов, в том числе и Николай Баранский.

Дело по душе он нашел в рабочем кружке, побуждая молодежь к открытой политической деятельности. В это время проявился его организаторский талант, он способствовал созданию в Томске большевистской партийной организации.
Особенно его политическая активность возросла после встречи с Лениным на Таммерфорской конференции, где он выступил с сообщением о работе партийной организации Сибири. После этого он уже профессиональный революционер, действующий в разных городах Сибири и трижды попадавший в тюрьму.

 

Свой выбор

После революции Баранский – в Москве, где ему удалось приложить свои силы и знания на ниве созидания. Два года тяжелой болезни отвлекли его от активной деятельности, оправившись, он приступил к работе в ВСНХ РСФСР в качестве чрезвычайного ревизора. Он объехал многие города, чтобы ознакомиться с обстановкой. Наряду с этим читал лекции для рабочих. Через некоторое время Баранский вернулся в родную Сибирь, где стал руководить экономическим отделом Сибирского революционного комитета и как заместитель заведующего Сибирского статистического управления организовал сложную в условиях Сибири перепись населений этой части страны.

Это был не первый его опыт. В том самом 1901 году, когда его исключили из университета, он не только занимался политикой, но и нашел работу в сфере статистики. Обследовал быт новоселов в одном из сел Барнаульского уезда, результатом этого явилась научная работа. Это было его первое экономико-географическое исследование.

Судьба складывалась так, что он все время возвращался в Москву. В 1921 году ЦК РКП(б) направил его на работу в только что организованную рабоче-крестьянскую инспекцию, цель которой – провести анализ существующего положения дел. У этой структуры были широкие полномочия. В стране много проблем – разруха на транспорте, топливный кризис, голод в Поволжье… Требовался тщательный и объективный анализ. Баранский много работал, чтобы представить его. Он немало сделал для становления системы советского государственного контроля. С 1921 по 1925 год он был членом коллегии Народного комиссариата рабоче-крестьянской инспекции (НК РКИ), и это позволило ему лучше узнать экономическую жизнь страны.

Но развивать экономику приходилось в условиях защиты от идеологических диверсий, для чего требовались новые кадры. В стране был открыт первый коммунистический университет им. Свердлова, на экономическую кафедру которой и рекомендовали Баранского. Ему предстояло сделать выбор. Работу в НК РКИ он совмещал с научно-педагогической деятельностью, к тому же работал над книгой. В это время Ленин предложил ему занять пост заместителя наркома РКИ. Но у Баранского были свои планы: «Услышав предложение В.И. Ленина, я стал упорно отказываться, ссылаясь на большое желание заниматься научной работой в области экономической географии. Я сказал Владимиру Ильичу, что пишу книгу по экономической географии СССР. Тогда он меня спросил: “А конспект у вас есть?” Я ответил, как это и на самом деле было: “Да, есть”. Тогда Владимир Ильич, подумав, сказал: “Ну что же, тогда это серьезно”».

 

Не скупился на идеи

Так, с 1924 года Николай Баранский целиком посвящает себя научной работе и преподаванию в области экономической географии. Размах его деятельности огромен. Он основал кафедры экономической географии в ряде вузов, в МГУ создал экономический факультет. Писал учебник для школы, редактировал журнал «География в школе». Но особую известность получил благодаря своим научным идеям. Занимался проблемами географического синтеза и, по сути, сделал переворот, предложив положить в основу преподавания и научно-исследовательской работы по экономической географии районный принцип вместо отраслевого, который существовал прежде. При этом он не противопоставлял их, а лишь доказывал, что именно такой подход является рациональным и объективным, и предлагал рассматривать район не как «статистическую однородность», а как «производственный комплекс с определенной специализацией в общегосударственном масштабе».

«Города – это как бы командный состав страны, организующий ее во всех отношениях… Как и командный состав, города имеют свою иерархию, – пишет он. – Среди них есть и младший, и средний, и высший командный состав».

Помимо новизны научной идеи такой подход имел и сугубо прикладной характер, позволявший учитывать его при государственном планировании и развитии территорий – строительстве заводов, создании сельскохозяйственных производств и так далее. А вообще, как отмечали его соратники и последователи, нет такой области экономической географии, в которую бы ученый Баранский не внес больших идей… При этом он принадлежал к тем людям, которые не только составляли ясные и четкие программы, но и сами показывали пример воплощения их в жизнь.

В 1962 году в связи с 80-летием за выдающиеся успехи в области теоретической разработки вопросов экономико-географической науки, а также плодотворную научно-педагогическую деятельность Николаю Николаевичу Баранскому было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Он был широко образованным человеком. Владел латынью, греческим, французским, английским и польским языками, великолепно знал классическую литературу. Прекрасны его человеческие качества. Он всегда помогал своим ученикам, со студентами и аспирантами держал себя как со своими товарищами, никогда не показывал своего превосходства. Щедро делился идеями и научными материалами. Был очень прямым, откровенным человеком.

 

Томский след

Умер Николай Николаевич Баранский в 1963 году, похоронен в Москве. Это событие не осталось незамеченным в Томске. Профессор ТГУ И. Разгон и заместитель председателя президиума Томского отделения Географического общества СССР А. Пугачев писали в «Красном знамени»: «Уход из жизни Н.Н. Баранского – тяжелая утрата. Томск – родина Н.Н. Баранского. Здесь прошли его юные годы, здесь он стал марксистом-большевиком. И наш город, томская общественность должны воздать должное своему выдающемуся ученому-земляку. Необходимо его именем назвать одну из улиц. Надо полагать, что и Томский государственный университет, где Н.Н. Баранский начинал свой путь большевика и ученого, отдаст должное светлой памяти нашего воспитанника».
Улица Баранского в Томске не появилась, но на доме, где он жил, установлена мемориальная доска. Память его также увековечена в названии вулкана на острове Итуруп. В Томском государственном университете его помнят и при подготовке студентов используют его богатое научное наследие.

– Почти 60 лет прошло после смерти Николая Николаевича Баранского, – говорит доцент кафедры географии геолого-географического факультета ТГУ Татьяна Ромашова, – но многие его идеи актуальны и в настоящее время. Это комплексный подход к освоению и развитию любых регионов, тесная связь теории с практикой, необходимость точных экономических расчетов до рубля при создании новых хозяйственных объектов, развитие географического мышления у управленцев, политиков и широких слоев населения. Все это востребовано и поныне, и мы стремимся этот научный багаж в полной мере донести до наших студентов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

70 − 65 =