Родители считают, что их шестилетний сын погиб из-за врачебной ошибки

Даниил Сергиенко на прогулке в лесу с группой ребят из нулевого класса. Мальчик очень любил гулять и с радостью готовился к школе

19 февраля исполнилось девять дней после смерти мальчика Даниила Сергиенко из села Вороново Кожевниковского района. А вчера его родители передали в областную прокуратуру документы и заявление с просьбой разобраться в причинах гибели сына. По их версии, смерть ребенка стала следствием врачебной ошибки.

 

– С пятницы на субботу у Данечки началась рвота, – вспоминает Анна Сорокова, мама мальчика. – Ночью он спал спокойно, утром бегал, играл. А вечером смотрю: плачет. «Что такое, Данечка?» – «Живот болит». Вызвали поселкового фельдшера. Та пощупала живот, заподозрила аппендицит и отправила нас на машине скорой помощи в Кожевниковскую ЦРБ. Там девушка-хирург тоже помяла Дане животик, но сказала, что надо посоветоваться с педиатром. За врачом послали скорую, это ведь был выходной, и он находился дома. Врач приехал, зашел в кабинет, одежду не снял, сел в кресло напротив кушетки и стал спрашивать Даню, что случилось. «Я сильно блювал», – ответил сын. Врач стал к нему цепляться: «Это что за слово такое – блювал?!» Данечка растерялся. Я его еще по дороге в больницу успокаивала: «Не бойся, Данечка, доктор тебя просто посмотрит, и все будет хорошо». А доктор вместо того, чтобы посмотреть, к словам придирался. Ни на анализы не отправил, ни живот не потрогал. Послушал – и все. «Ничего страшного, – сказал. – Обычная кишечная инфекция». Посоветовал принимать «но-шпу» и «смекту». На той же машине нас вернули домой…

– В понедельник вечером Дане стало совсем плохо, – продолжает Анна. – Поднялась до 38 температура. Сына все время рвало. Мы попросили знакомых, чтобы они увезли нас в Томск к родственникам. В машине у Данечки была страшная рвота. В Томске вызвали скорую, и сына госпитализировали в четвертую детскую больницу. Врачи нам сразу сказали, что положение тяжелое: аппендицит разорвался и начался перитонит. Но мы не теряли надежды.

– Данечка жил еще десять дней, – переводит дыхание Анна. – Врачи пытались его спасти, но не получилось. 11 февраля он умер. Через три дня мы его похоронили здесь, в деревне. Кладбище у нас близко от дома, на косогоре… Данечка был очень хороший ребенок, посещал нулевой класс, готовился к школе. Его все село любило. Мы с мужем не можем понять, как опытный педиатр из ЦРБ мог перепутать аппендицит с кишечной инфекцией? Мы обязательно обратимся в областную прокуратуру, чтобы они разобрались. У нас в районе правды не добьешься…

 От редакции

Как сообщили «ТВ» в областном департаменте здравоохранения, по факту гибели мальчика проводится служебная проверка. Проведение проверки поручено и следователям Шегарского межрайонного следственного отдела. По словам старшего помощника руководителя СУ СК по ТО Елены Лебедевой, следователи выяснят, есть ли в действиях врачей Кожевниковской ЦРБ состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ (халатность, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, повлекшее по неосторожности смерть человека).

Комментарии

Сергей Литавин, заместитель главврача Кожевниковской ЦРБ по лечебной работе:

– Врач, который проводил осмотр мальчика, имеет высшую категорию и более чем 30-летний опыт работы. При внешнем осмотре он не обнаружил никаких признаков воспаления аппендикса, а в своей рекомендации написал: при ухудшении состояния – вызов скорой помощи. Почему мама в течение трех дней тянула с обращением к врачам, в результате чего ребенок так поздно попал в городскую больницу – непонятно. Все документы по этому случаю мы передали в областной департамент здравоохранения.

Андрей Караваев, главный врач городской детской больницы № 4:

– Ребенка к нам доставили в очень запущенном состоянии: аппендикс давно разорвался, полный живот гноя. Наши врачи пытались спасти мальчика, но они не всесильны. В таких ситуациях все решает время. Я бы не стал вот так сразу обвинять районного педиатра: при первом внешнем осмотре ошибиться может любой. Жаль, что родители только на четвертый день привезли ребенка в город. Такие дети, конечно, не должны погибать.

Анна Сорокова и Игорь Сергиенко 15 лет состоят в гражданском браке. Анна работает дояркой, Игорь водителем. У них двое детей: 13-летняя Даша и 6-летний Даниил. После трагедии в семье осталась только дочь.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *