Марина Крайнова

Фото: Артем Изофатов

_J0A8656

Почему у легкой промышленности не бывает легких времен

Директор ООО «Ронокс» Станислав Олтаржевский (он же – глава Ассоциации предприятий легкой промышленности Томской области) в обувном бизнесе с 1992 года. С 1998 года существует хорошо известный томичам «Ронокс». Так что Станислав Русланович может с полным знанием дела сказать: в этом сегменте отечественной промышленности бывали разные времена, кроме легких. В том числе и в СССР. Вот и сейчас ситуация не очень простая. Зато весьма интересная. На тех предприятиях, где у руля стоят не просто крепкие хозяйственники, а еще и талантливые коммерсанты, дела идут неплохо.

Во глубине сибирских…

Отличные производственники часто теряются в пучине рынка. Предприятия, которые возглавляют такие руководители, увы, обречены если не на гибель, то на вечную борьбу за выживание. Чуть заштормило в экономике – и пошло-поехало. А штормит у нас регулярно. И выживать (а тем более развиваться) могут только те, у кого баланс счастливо соблюден. В Томске, по словам Станислава Олтаржевского, дела идут вполне успешно у компаний «Царина», «Том-Текс» (бренд «Милослава»), «Этноарт»…

Вечная томская проблема (хотя уже, скорее, данность для нашего региона) – глубокая провинциальность. Очень немногим, и «Ронокс» в их числе, удается выйти за пределы областного рынка. Но при этом есть у нас вполне конкурентоспособные товары, уверяет глава Ассоциации предприятий легкой промышленности Томской области. Конкурентоспособные как по качеству, так и по цене. Импортозамещение в легкой промышленности – это не какое-то прекрасное далеко. А девальвация – не всегда плохо. В Китае, например, тоже кризис. Оптовая цена на качественную китайскую обувь сейчас может быть выше, чем на аналогичную российскую. Высокий спрос и дешевый рубль – положительные стороны. Но остаются такие минусы, как дороговизна кредитов, высокие цены на оборудование, слабая протекционистская политика государства в отличие от того же Китая. И извечный российский сумбур.

Длинные кредиты и низкие проценты по-прежнему производственникам только снятся. Станислав Русланович недоумевает: почему кредит в 12% считается льготным? А сколько документов заполнять надо! И с залогами проблема. Еще хорошо, если у предприятия (как у того же «Ронокса») есть своя недвижимость, а если фирма арендует цеха? Без кредитов нельзя, обувь – товар сезонный, от старта до выручки проходит полгода. Наличие посредников еще больше замедляет процесс.

В выигрыше оказываются те, кто имеет собственную торговую сеть. В этом случае «Ронокс» идет на шаг впереди конкурентов. Ну как идет… Шел бы, если бы они были. В Томске обувью никто всерьез не занимается, если не считать производство домашних тапочек и немногочисленных частников, тачающих сапоги на заказ. «Ронокс» же имеет торговые точки не только в Томской области, но и в Ханты-Мансийске, Нижневартовске, Стрежевом и Новосибирске. Производство – 3 тыс. пар в месяц. Причем, несмотря на похвальное стремление к торговой экспансии, главную ставку компания делает на насыщение местного рынка. На него уходит порядка 40% производимой продукции.

_J0A8618

Импортозамещение за валюту

Спрос на российскую обувь сейчас неплохой. Особенно на женскую. И «Ронокс», традиционно обувавший сильную половину человечества, рвет гендерные предрассудки и активно осваивает дамскую нишу. От босоножек до сапожек на натуральном меху. Натуральные материалы – это то, за что потребители выбирают роноксовскую обувь.

– С кожей не все просто,– вздыхает Станислав Олтаржевский. – Качественную отечественную вообще не достать – производители, не стесняясь, говорят, что работают прежде всего на импорт, а своим – что останется. Это безобразие будет продолжаться до тех пор, пока не будет решено обложить их такой пошлиной, чтобы стало выгодно в первую очередь продавать для российского производителя, а потом уже за границу! Еще недавно достаточно было сделать один звонок – и через 10–15 дней получить сырье. А теперь… С нового года не вся партия пришла! И это притом что предоплата полная. О каких-то отсрочках и речи нет. С Турцией, конечно, тоже проблемы. Мех покупаем в основном австралийский либо новозеландский. В России есть хорошие фабрики, но стабильности в сырье нет: одна шкура идеальная, другую можно выбрасывать.

_J0A8772

Милые девушки приносят в директорский кабинет все новые и новые коробки с дамской обувью – бренд Lady Ronox. А его хозяин увлеченно рассказывает, почему подошвы их сапог и ботинок не скользят, никогда не растрескиваются, почему им не страшен мороз. А вот по агрессивным средам – мазуту или бензину – в обуви на такой подошве гулять определенно не стоит – уйдете босиком!

_J0A8876

Попутно Олтаржевский еще раз объясняет, какая головная боль возникает при создании новых моделей и как быстро все вопросы решаются в Китае.

– Там проблему можно решить во время обеда, – говорит Станислав Русланович. – Как-то раз мы сидели в ресторане, и несколько раз приносили усовершенствованные образцы подошвы. Фабрики там строят кустами – в одной провинции делают обувь, в другой – унитазы и так далее. То, что нам нужно собирать по всей стране, у них в соседнем квартале.

Ладно еще если в стране. Значительная часть обувной фурнитуры и составляющих – импорт. А значит, валюта. Со станками то же самое.

_J0A8675

_J0A8671

Станислав Олтаржевский общается с коллегами из российских регионов и может легко ответить за всю отрасль: 40% оборудования, на котором работают отечественные обувщики, имеет возраст 20 и более лет, еще 40% – от 10 до 15 лет. И только 20% техники младше 10 лет.

– Мы за последнее время смогли приобрести только два новых станка, – говорит директор «Ронокса». – И окупаются они очень непросто. Взять такие кредиты, которые позволили бы поменять структуру производства, приобрести высокопроизводительное современное оборудование, пока нереально.

От людей не спрячешься

И все же Станислав Олтаржевский настроен более чем позитивно. И перспективы своего предприятия оценивает высоко. Компания развивается, обувь продается, о «Роноксе» в Томске знают даже дети: детскую и подростковую обувь можно смело отнести к успешным линейкам. За последнее время фабрика смогла увеличить производство вдвое.

Совсем недавно на предприятии был огромный дефицит кадров.

– Пришлось поездить по заграницам, по разным фабрикам, посмотреть, как они с этим справляются, – рассказывает Станислав Олтаржевский. – Пришел к выводу: у каждого квалифицированного рабочего должно быть два-три толковых помощника. Есть участки, где люди овладевают профессией за год-полтора, а есть и такие, где человек, у которого руки откуда надо растут, обучается за день-два. Благодаря такому подходу мы на ровном месте сумели поднять производство месяцев за восемь.

Однако такая оптимизация ни в коем случае не в ущерб качеству. Сейчас, на пике спроса, можно было бы воспользоваться ситуацией и, грубо говоря, навариться на вале. Однако «Ронокс» идет другим путем.

– Мы решили делать ровно столько, чтобы получалось хорошо, – поясняет директор компании. – Когда товар проходит целую цепочку посредников, брак можно спрятать: один другому продал, тот тому-то перепродал, и так раз пять. И ты можешь не знать, какие у тебя проблемы. Мы оптом не торгуем, делаем товар только для своей сети. У нас если проблемы есть, то они выскакивают очень быстро. Ничего не спрячешь, мы про каждую плохую пару знаем!

Хорошую обувь не только директор, но и каждый работник компании узнает в лицо. На томичах – тем более.

День работников текстильной и легкой промышленности отмечается в России ежегодно во второе воскресенье июня.

_J0A8815

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 + 4 =