Понтонер Михаил Ефанов заменил раненого командира и переправил батальон пехоты с пушками через Днепр

Общеизвестно, без командира в бою – никуда. А если он ранен или убит? Тогда его заменяет тот, кто в стрессовой ситуации готов нести ответственность за исход сражения. Рядовой понтонно-мостового батальона томич Михаил Ефанов во время форсирования Днепра, под огнем противника заменил раненого командира отделения и взял командование на себя. Благодаря его отваге и самоотверженности удалось переправить на левый берег великой реки батальон пехоты и шесть орудий. А когда во время перевозки танка вышел из строя катер-буксировщик, Ефанов вновь не побоялся возглавить солдат, дав команду грести веслами. Так вручную бойцы-понтонеры доставили тяжелую машину до места. За эти подвиги смелый сибиряк был удостоен звания Героя Советского Союза.

 

Вещмешок – последняя надежда

Михаил Ефанов родился в 1910 году в деревне Чердаты Зырянского района в семье крестьянина. Окончил четыре класса сельской школы. После этого работал по найму. С 1935 по 1941 год был заведующим пекарней ОРСа Зырянского леспромхоза. Призван в армию в первый день начала войны – 22 июня 1941 года. На фронте – с января 1942 года. Служить сибиряку выпало рядовым 40-го ордена Красной Звезды отдельного моторизированного понтонно-мостового батальона 7-й гвардейской армии Степного фронта.

В 1943 году, после серии крупных военных неудач, немецкое командование планировало организованно отойти за Днепр, чтобы под прикрытием широко разрекламированного Геббельсом «Восточного вала» собраться с силами и остановить неудержимый поток наступающей Красной армии.

В руководстве РККА понимали – нельзя дать немцам возможность опомниться. Если противник перегруппируется, отдохнет, наберется сил, выбить его с насиженных мест будет уже непросто. Нужно было в кратчайшие сроки во что бы то ни стало, форсировав великую реку, отогнать немцев дальше. В этой ситуации резко возрастала роль саперов, понтонных подразделений инженерных войск Красной армии. А с ними было тяжеловато. Армия непрерывно наступала. Сказывались и усталость, и нехватка горючего, ГСМ, специального понтонного оборудования, квалифицированных кадров. Верховное командование РККА начало серьезное наращивание таких подразделений. Все делалось и для повышения их технической оснащенности.

В начале сентября 1943 года в состав инженерных войск были включены девять специальных отрядов подводных работ, сыгравших большую роль в подъеме затопленных на реках переправочных средств и введении их в строй. Хотя, чего греха таить, переправочных средств все равно остро не хватало. Форсирование великой реки многими подразделениями проходило с помощью подручных материалов, проще говоря, всего, что плавает. Хорошо, если бойцам удавалось срубить какое-нибудь дерево и соорудить подобие плота. Или найти в окрестных селениях что-нибудь деревянное. Отыскать рыбацкую лодку было вообще несказанной удачей. Ведь во время отступления немцы старались уничтожить за собой все, что могло помочь в форсировании Днепра. Часто нашим пехотинцам в ледяной осенней воде приходилось рассчитывать лишь на свой набитый чем придется вещмешок, выполняющий роль поплавка.

 

Понтоны нужны как воздух

Во второй половине сентября 1943 года инженерно-саперные части соединений усилили 30 сформированными отдельными корпусными саперными батальонами. К октябрю 1943 года в инженерную группировку, находящуюся на Днепре, были включены вновь созданные 7-я понтонно-мостовая бригада, 4-й отдельный моторизованный понтонно-мостовой полк и девять батальонов собак-миноискателей. Были в нашей армии и такие. Их использование в этом районе объяснялось тем, что немцы, отступая, активно минировали берега Днепра, препятствуя тем самым его форсированию Красной армией.

Командовал организацией и перегруппировкой инженерных войск, сосредоточением основных переправочных средств начальник инженерных войск Красной армии генерал-полковник инженерных войск М.П. Воробьев, который в сентябре – начале октября 1943 года находился в частях, действующих на юго-западном направлении.

24 сентября 1943 года части 7-й гвардейской армии генерала М.С. Шумилова вышли к Днепру, который предстояло форсировать. Это был район у села Бородаевка Днепропетровской области. Река в этом месте виделась широкой, по оценкам специалистов, не менее 900 метров. Левый берег пологий, изобилующий лиманами, местами болотистый. В русле реки находилось множество островов, поросших высокой травой, камышом, кустами.

Помня о важности быстроты действий, Шумилов решил с ходу форсировать Днепр. Но делать это вообще без подготовки было опрометчиво и грозило серьезными потерями. В это время район будущей переправы посетил командующий Степным фронтом генерал армии И.С. Конев. В целом он поддержал наступательный порыв командующего 7-й армии. Но, понимая, что придется несладко, ведь немцы основательно закрепились на левом берегу, приказал придать армии 40-й отдельный механизированный понтонно-мостовой батальон. Такое специализированное подразделение должно было существенно облегчить действия пехоте, танкам, артиллерии. Помочь им десантироваться с минимумом потерь.

Прибывшие на место понтонеры начали срочно готовиться к переправе частей армии на западный берег. С утра 26 сентября началась напряженная работа по сборке парома. Дело осложнялось тем, что она проходила под непрерывным артиллерийско-минометным обстрелом, бомбежкой. Но саперы трудились, невзирая на трудности. Был среди них и сибиряк Михаил Ефанов.

 

«К веслам!»

Вот как подвиг томича описывается в его наградном листе: «Во время сборки парома для форсирования Днепра был ранен командир отделения. Рядовой Ефанов принял командование расчетом на себя и в исключительно трудных условиях под непрерывным артиллерийским, пулеметным огнем и бомбардировкой противника переправил батальон пехоты и шесть противотанковых пушек, проявив при этом отвагу и героизм. 28 сентября 1943 года расчет под командованием рядового Ефанова, работая без отдыха, переправил десант на понтоне в количестве 500 человек с их вооружением». И так было почти каждый день. Сотни солдат, вооружение, переправленные на западный берег Днепра. И это отнюдь не в летней теплой воде.

Начался октябрь. В первый день этого месяца произошел еще один случай, который тоже смело можно назвать подвигом, отраженным в наградном листе героя. Его описывает в своем исследовании «Золотые звезды: томичи – Герои Советского Союза» историк Игорь Кузнецов: «Паром с танком и подразделением пехотинцев на буксире катера направился к западному берегу. На середине реки вдруг заглох мотор – то ли в него попал осколок, то ли случилась поломка. Паром стало относить, и, конечно же, не попал бы он к месту высадки. Рядовой Ефанов, оценив обстановку, принял смелое решение. Обрезав буксирный трос, он скомандовал своим понтонерам: «К веслам!» Борясь с течением реки, саперы подвели паром к берегу и высадили танк и пехоту там, где их ждали».

В общем, труд понтонеров в форсировании Днепра командование не могло не оценить. За эту операцию многие из них были представлены к высшим и высоким наградам правительства. Например, звания Героя Советского Союза был удостоен командир батальона майор И.Е. Андзауров, некоторые командиры рот, взводов, отделений. Среди них и рядовые солдаты, такие как Михаил Карпович Ефанов. Звание Героя Советского Союза было присвоено ему указом от 20 декабря 1943 года.

В декабре 1945 года Михаил Ефанов уволился в запас в звании младшего сержанта. Работал инструктором Зырянского райкома партии, директором хозрасчетного хозяйства, начальником автотранспортного стройучастка. С 1960 года жил в Новосибирске. Умер 13 октября 1962 года. Похоронен на Заельцовском кладбище в Новосибирске.

Кроме ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» Ефанов также награжден медалями «За боевые заслуги», «За отвагу». В селе Зырянском Зырянского района Томской области в честь героя названа улица.

Андрей Суров

Рисунок: Анастасия Хартулярий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

94 − = 84