В томском агрохолдинге «ТДС-групп» убеждены, что постепенный переход к органическому земледелию – это вопрос национальной безопасности.

Реально виртуальная уборочная

Настроение земледельцев в этот долгий сезон меняется, как сибирская погода и курс евро. В начале осени пошли дожди и затормозили уборку. С вопросами к аграриям лучше было не подходить.

А во второй декаде сентября выглянуло почти летнее солнышко и опять вырос курс евро. В «ТДС-групп», крупном томском агрохолдинге, лидере отечественного органического земледелия, резко вырос уровень оптимизма и разговорчивости.

В прошлом году ТДС-групп отправило за рубеж продукции на 9 миллионов евро. В этом году, когда только в Томской области агрохолдинг нарастил объемы посевных площадей до 10 тысяч гектаров, объемы отгрузки будут еще выше. А рублевая выручка точно будет больше, учитывая, какими темпами растет курс евро. Ведь 85% процентов органического рапса, гороха, пшеницы и других культур, которые производят в агрохолдинге, идут на экспорт, в Европу. Доля томской ТДС-групп в российском экспорте органики – львиная. 80 процентов!

Как получилось, что Томская область стала российским лидером органического земледелия, сложно объяснить. Так звезды сошлись. Партнеры из Украины, Казахстана, России 7 лет назад увидели в зоне рискованного земледелия огромное количество дешевых, заброшенных, давно не видевших гербицидов полей. Земля, на которой несколько лет не применялись удобрения – главное условие при производстве органической продукции. Постоянно расширяющийся рынок сбыта тоже был в наличии – в Европе, где земля истощена и напичкана пестицидами на много лет вперед. Попробовали – получилось!

– Спрос на органику в богатой Европе понятен, – говорю я исполнительному директору «ТДС-групп» Антону Крыцыну. – Но в России, где живет много бедных и очень бедных людей, у органических продуктов просто нет перспектив?

– Не согласен, – говорит Крыцын. – Мы все придем к органическому земледелию, потому что это вопрос выживания нации. Тот же глифосат, который уничтожает все живое на земле, и которым обрабатывают российские поля, имеет свойство накапливаться в почве. А мыши, на которых в ходе эксперимента воздействовали этим пестицидом, уже в пятом поколении теряли способности к воспроизводству. Так что если мы хотим жить дальше – поворот к органике неизбежен.

Антон Сергеевич щелкает мышкой, чтобы посмотреть на большом экране, как идет уборка на полях агрохолдинга в Красноярском крае. Все комбайны «ТДС-групп» оснащены GPS-навигаторами и по трекингу на спутниковой карте видно, какие поля уже убраны, какие в процессе, а где еще трактор «Джон Дир» не ходил.

– Вы хоть на полях бываете? – интересуюсь.

– Конечно, – улыбается потомок алтайских металлургов и выпускник международного факультета управления ТГУ. – Три дня в неделю! Я механик в душе, агроном по призванию, а с механизаторами все равно надо поговорить. Одного общего чата, где даешь дневные задания, все равно недостаточно.

Кадры за кадром

Новая техника, технологии, цифровая жизнь вроде и пришли в сибирскую деревню, а люди из нее уже уехали. Продолжают уезжать по инерции. В той же ТДС-групп молодые кадры самая главная проблема. Старики-механизаторы уже не могут работать, молодежь уже не хочет. На уборку томские аграрии вынуждены привлекать гастарбайтеров из ближнего зарубежья. При том что в уборочную зарплата у механизатора – больше 100 тысяч рублей. Даже в зимнее межсезонье, когда только отгрузка-погрузка продукции и подготовка техники к полевым работам, средняя зарплата все равно колеблется на уровне 30 тысяч. В агрохолдинге строят жилье для молодых специалистов, обучают и переобучают – а все равно профессионалов не хватает.

– Хорошо, что есть понимание кадровой проблемы в областной администрации, что органическую продукцию начал немного субсидировать областной бюджет, – говорит Крыцын. – Но 38 органических хозяйств на всю Россию и сотые доли процента в общем объеме сельскохозяйственного производства – это, конечно, крайне мало.

Зато практически с полного ноля легче подниматься: каждый год доля сертифицированной органики в России вырастает примерно на четверть. Именно сертифицированной, потому что многочисленные приставки БИО и зеленые листочки на продукции совсем не означают, что продукция действительно органическая. Чтобы проходить регулярно процедуру лицензирования органическому сельхозпроизводителю надо периодически тратить несколько миллионов рублей. Мелкие фермеры и предприятия на это просто не способны.

– Мы стали не только производящим, но и объединяющим, обучающим центром для производителей органики, – рассказывает Крыцын. – Мы помогаем войти в систему органического земледелия тем фермерам и мелким хозяйствам, которые самостоятельно это сделать не могут.

Новый федеральный закон № 280 «Об органической продукции…» легализовал и защитил в России производителей органики. Но его правоприменение иногда сложно стыкуется с другими подзаконными актами. Россельхознадзор, например, в некоторых регионах требует обработать фумигаторами продукцию, которая отправляется на экспорт. Так, согласно инструкции, с помощью ядовитых газов уничтожают возможных жучков и паучков. Но производители и получатели органики категорически против. На этапе отправки теряется весь органический смысл земледелия.

Одна надежда, что здравый смысл в российских чиновниках и законодателях еще не потерян.

СПРАВКА

Органическое земледелие в России получило официальный статус с января 2020 года. Теперь, только предприятия прошедшие через систему специального лицензирования сертифицированными организациями могут размещать на своей продукции специальный знак: белый лист на зеленом фоне с надписью по русский и латиницей: ОРГАНИК (ORGANIC).

Автор: Андрей Остров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 + 7 =