Самая большая радость – встретить пациентку через много лет

Галина СтарохаУ доктора Галины Староха – открытая улыбка. Разговаривая с ней, легко представить, как она во время обхода входит в палату и пациентки тянутся к ней, улыбаются в ответ, глядят с надеждой. А в глазах каждой прячется огромная тревога, застывший вопрос: «Доктор, а может, ошибка? Может, у меня не онкология?» Вслух слово «рак» женщины не произносят почти никогда, словно боясь притянуть недоброе.

Свою врачебную специальность Галина Староха выбрала один раз и навсегда. С третьего курса мединститута занималась в кружке онкологии. Студенты делали доклады, вместе с врачами вели осмотр больных, присутствовали на несложных операциях. В то время стать онкологом можно было, не иначе как пройдя интернатуру по хирургии. Да, хирургию считают мужским делом. «Но ведь бывают исключения! Почему бы мне не стать одной из них?» – думала она.

После мединститута и интернатуры в сентябре 1981-го начинающий врач пришла в областной онкологический диспансер и работает в нем 33 года. Только со временем оставила приемы в поликлинике, полностью переключившись на стационар. В 1984-м прошла специализацию по онкогинекологии.

– Я онкогинеколог и никем больше себя не представляю, – говорит она.

– Но ведь нелегко? Неизлечимые случаи, слезы, людское горе. Бывало ли у вас настроение бросить все и уйти из профессии?

– Никогда. Я всегда ее любила. Другое дело, что бывают периоды, когда накапливается усталость. И хочется в отпуск уйти, и есть тяжелые больные, которых надо «тянуть» до выписки. Чтобы восстановить силы, гуляю, хожу пешком, провожу время с маленькими внучками. Но разочарования, мыслей, что не то занятие выбрал, не было никогда.

На вопрос о том, что для нее в работе самое радостное, Галина Степановна отвечает:

– Ощущение, что ты помог человеку, когда видишь своего пациента спустя несколько лет. Много лет назад молодые женщины в палатах рыдали и говорили, что у них дети, которым два, три года. А потом, спустя годы, попадают в другое отделение нашей большой больницы (стационар онкодиспансера размещается на базе ОКБ), подходят, здороваются. «Я такая-то, лечилась у вас. Вы помните, у меня дочь была – три годика, так я ее отдала замуж, вот фотографии внуков». Я и забыла уже эту пациентку, но так приятно!

Был случай, когда коллеги обратились: «У вас была больная с третьей стадией рака, вы ее выписали и говорили, что прогноз пятилетний. А сейчас она лежит в кардиологии, и нужна ваша консультация». А ведь 25 лет прошло! Кто-то же должен помогать этим пациентам! В этом своя целесообразность и своя нужность. Я ее ощущаю.

В то же время с опытом ты понимаешь, что не всегда можешь помочь. Ты уже заранее можешь предполагать, что болезнь у пациента будет прогрессировать и все твои усилия направлены только на продление жизни и улучшение ее качества. Понимая это, мы все равно стараемся бороться. Без лечения пациент будет испытывать тяжкие мучения, боль. А с лечением, с нашими стараниями увеличиваются светлые промежутки, удлиняется ремиссия. Да, химиотерапия переносится тяжело. Но она дает пусть полтора, пусть два года жизни. А без лечения и этого бы не было! Может, и двух-трех месяцев не было бы.

Разговор о ней самой заслуженный врач России Галина Староха старается использовать как еще одну возможность убедить, донести до томичек понимание необходимости заботы о самих себе:

— К сожалению, запущенных случаев у нас не становится меньше. Не обращаются к врачу, сидят дома до последнего. «Не шла, потому что боялась: вдруг вы у меня что-то найдете». Внимание к себе зависит от культуры человека, от менталитета. Когда мы объясняем, что раз в год надо обязательно сходить к гинекологу, встречаемся с такой наивностью: «Зачем я пойду? Я не молодая, мужа схоронила, ни с кем не живу… Что мне там показывать?» А рак шейки матки тем и коварен, что на первых стадиях процесса никак не проявляется. Только визуально можно увидеть, и то не всегда. Помогает цитология.

В январе 2008 года указом президента Галине Старохе присвоили звание «Заслуженный врач России». Она часто общается с коллегами из-за рубежа. Несколько месяцев назад Галина Степановна побывала в командировке в государственной больнице Рамбам израильского города Хайфа. Она видит, что принципы и подходы лечения у наших врачей те же самые, методы диагностики те же самые. Однако на Западе лучше три вещи: условия для пациентов, техника и лекарственное обеспечение. Там не имеют понятия о том, что такое дженерики (дешевые аналоги медпрепаратов), там хорошее оборудование, обилие одноразовых материалов.

– Хотелось бы, чтобы все это было и у нас, в Томской области, ? говорит онкогинеколог Галина Староха. ? Уже сейчас совместные усилия и поддержка губернатора Томской области, Департамента здравоохранения Томской области и администрации Томского онкодиспансера приносят свои плоды. В последние 2 года в нашей областной онкологии наблюдаются положительные изменения: существенно улучшилась материально-техническая база, произошло становление онкологической службы, наблюдается рост заработной платы специалистов. Все эти меры, несомненно, приносят положительные результаты. Однако остается еще много вопросов, решение которых требует огромных совместных усилий власти и медицинских работников. Хотелось бы, чтобы в Томске наконец появился территориально единый диспансер с хирургическим и радиологическим отделениями, которого мы и наши пациенты ждем много лет. Тогда легче было бы выполнять нашу основную задачу – помогать людям. Другой задачи нет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *