Путешественник из Стрежевого Владимир Салмин добрался до места гибели группы Дятлова и уверен, что ничего паранормального с туристами 60 лет назад не произошло.

Гибель свердловских студентов до сих пор официально остается тайной: выдвигаются самые невероятные версии: от сбежавших зэка до инопланетян. Точку в этом вопросе решил поставить Следственный комитет РФ, вновь возбудивший уголовное дело по событиям 60-летней давности. Месяц назад из экспедиции в труднодоступные места Северного Урала вернулся стрежевчанин Владимир Салмин.

Маршрут в квадрате

В прошлом году он вошел в состав Томского отделения Русского географического общества как мотопутешественник. А вообще Владимир Салмин уже давно считается своим парнем в группе мототуристов и снегоходчиков. Сегодня в это сообщество входят около трехсот человек, оно объединяет жителей северных районов России – ХМАО и города Стрежевого.

На подготовку к экспедиции у экстремалов ушло примерно полгода. Кроме Владимира в группу вошли еще десять человек из Нижневартовска и один – из Сургута. Все довольно опытные снегоходчики и путешественники: самому молодому – 36 лет, а старшему – 58.

Оставив позади уйму организационных формальностей, таких как разрешение на посещение Печоро-Илычского заповедника, где находится плато Маньпупунер и где без проводников не обойтись, северяне отправились в путь по Северной широтной дороге до Ивделя. Именно из этой точки в 1959 году выходила экспедиция Дятлова.

– Мы разбились по двойкам: одна машина – один прицеп, а в нем два снегохода. Мне предстояло забрать товарища из Сургута, – рассказывает Владимир Салмин. – Каждый взял с собой запас топлива от 120 до 140 л бензина в зависимости от марки снегохода. После ночевки в Ивделе рано утром, 1 марта, на шести машинах с прицепами мы отправились на север Свердловской области. Углубились на сто с лишним километров до деревни Бурмантово. Там нас уже ждал провод­ник, член Ханты-Мансийского отделения РГО Дмитрий Сотников.

Пересев на снегоходы, колонна двинулась на север. Ехали по буранице вдоль горных рек, по лесу. Скорость была небольшой, до 30 км в час. Частенько группа останавливалась из-за того, что бураница была крутой, сани скакали, из них вылетали то канистры с бензином, то мешки с продуктами.

Первую сотню километров преодолели за восемь часов и к вечеру добрались до базы геологов Арбынья. Она расположена в 110 км от перевала Дятлова и в 50 – от плато Маньпупунер. Туда группа выдвинулась утром следующего дня, взяв в проводники манси Рудольфа.

По словам Владимира Салмина, если посмотреть на карту России, то весь маршрут экспедиции проходил по квадрату, в который вошли четыре субъекта – Ханты-Мансийский округ, Коми, Пермский край и Свердловская область.

– Там такие нехоженые леса, глухая тайга, горы – без провод­ника ни за что не разобраться. Мало того, там никакой связи, кроме спутниковой, нет. Вместе с Рудольфом мы двинулись на плато Маньпупунер, – продолжает Владимир Вениаминович. – От его избушки до плато оставалось километров сорок. Мы все время двигались по лесу и где-то на полпути, километров через двадцать, стали потихоньку подниматься в горы. Снег стал плотным, как бетон, а деревья словно закованы в снежный панцирь. Погода нам благоволила: стоял ясный день, голубое небо, открывалась панорама на горы, холмы, тайгу – горизонт просматривался на десятки километров. Было ощущение счастья и полного восторга.

Стартовав с базы, расположенной на землях Ханты-Мансийского автономного округа, путешественники оказались на территории Республики Коми. Здесь они добрались до истока великой северной реки Печоры и поехали дальше. На пути увидели знак, установленный на границе между Европой и Азией.

Столпы земли русской

А дорога тем временем уходила все выше и выше в горы. Плато Маньпупунер относится к геологическим памятникам, поэтому передвигаться на технике там запрещено.

– Поднявшись на 300 метров, мы увидели их – столбы выветривания, называемые в простонародье пупами, идолами, болванами. От великанов-красавцев шла такая мощь, каждый из восьми столбов был высотой от 30 до 40 метров, – делится впечатлениями наш собеседник. – Мы были в восторге, который каждый из нас не раз переживал в детстве. Это и радость, и гордость – за Урал, Россию. С собой я захватил флаг Стрежевого, Томской области и Томского отделения РГО, а еще кубинскую сигару. Мы пустили ее по кругу, хотя в группе почти никто не курил…

Собрались в обратный путь. Проведенные на плато два часа пролетели словно пять минут. Когда на склоне соседней горы увидели группу туристов, сильно удивились: мы-то на снегоходах, а они на лыжах, как и дятловцы, точно повторяли их маршрут.

Странности начинаются

Следующим утром экспедиция северян в сопровождении манси выдвинулась в район горы Отор­тен. Там между горой Холатчахль (гора мертвецов – пер. с манси) и безымянной высотой 905 находится перевал Дятлова.

Путь в 140 км все время пролегал по тайге – красивый лес, всюду пушистый снег. Но красота эта оказалась обманчивой: как только кто-то из путешественников сходил с извилистой бураницы, мгновенно утопал в снежной каше. Выбраться самостоятельно бедолаге было не под силу, поэтому на помощь ему приходили всей гурьбой. В дороге снегоходчики провели часов 15. На ночлег они остановились в избушке, которую в народе именуют базой Ильича. С рассветом еще одно построение.

– Выйдя из леса, увидели перевал Дятлова, нам предстоял затяжной подъем на высоту около 800 метров, – рассказывает Владимир Салмин. – Погода стала постепенно меняться: если до этого было яркое солнце и чистое небо, то ближе к вершине усилился ветер, ухудшилась видимость. Я был замыкающим, мой буран перевернулся, хотя скорость была небольшой. Закрадывалось чувство необъяснимой тревоги, и не потому, что здесь погибли дятловцы, было в этом что-то аномальное. На вершине скалы попробовал снимать на камеру. И хотя прибор показывал всего минус шесть, руки замерзли вмиг, их обжигало так, как при сорока градусах. Пришлось от видео­съемки отказаться.

На одной из скал, недалеко от места трагедии, в память о погибшей группе северяне увидели большую мемориальную плиту и несколько поменьше – о тех людях, кто навсегда остался в этих горах в разные годы. В укрытии под плитой находился маленький сундук, в нем лежали конфеты, пряники и старая потрепанная тетрадь.

– Все, кто заходит на эту вершину, записывают в тетрадь свои фамилии, ребята тоже записали, – вспоминает путешественник. – В общей сложности мы находились там несколько минут, но никакого эмоционального подъема от посещения перевала не испытали, за исключением того, что достигли поставленной цели в своем маршруте. Не сговариваясь, мы поспешили оттуда убраться. Когда стали спускаться с горы, как-то и ветер поутих, и погода устаканилась, и тревога ушла. Я привез домой камушек с перевала, хочу отдать его в городской музей.

Сибиряки покорили перевал Дятлова, хотя манси всегда преду­преждают туристов, что эта гора не всех к себе пускает. Нередко путники подходят к ее низовью, а подняться наверх им мешают сильнейший, сбивающий с ног ветер и нулевая видимость.

Вернувшись в избушку Ильича, вспоминая за чаем свое восхождение, путешественники признались, что каждый там, наверху, испытал чувство необъяснимой тревоги.

Одна из двадцати версий

После посещения перевала и разговора с проводниками у Владимира Салмина сформировалось свое мнение о случившемся. Он считает, что дятловцы совершили две трагические ошибки: они поднимались на перевал в 15.00 – в феврале на севере это уже конец дня. Второй момент – группа начала восхождение при 30-градусном морозе и сильнейшем, обжигающем ветре. Зачем?

Путешественник согласен с версией, по которой студенты поднялись на склон, а там, между скалами, образовалась снежная шапка, напоминающая собой полочку (козырек). Именно под ней они поставили палатку, подрубив основу ледорубами. Ночью эта полка съехала, накрыв, словно дорожной плитой, туристов. Отсюда у них такие сложные физические повреждения. В темноте люди пытались выбраться из спальников, разрезав изнутри брезент, и в ужасе устремились вниз к лесу, где просто утонули в глубоком снегу. А птицы и звери потом сделали свое дело.

 

СПРАВКА «ТН»

Владимир Салмин родился в Самаре. После окончания высшего военного училища в Саратове проходил службу на командных должностях в Управлении внутренних войск по Северному Кавказу и Закавказью МВД СССР. В 1990 году после увольнения переехал в Стрежевой. Служил в органах внутренних дел, затем – в налоговой инспекции. С ноября 2014 года работает заместителем мэра Стрежевого, курирует социальные вопросы.

 

Автор: Татьяна Александрова

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 1 = 8