Сергей Иванников: театр кукол – дело темное

Статей на сайте: 16445
Сергей Иванников

Сергей Иванников родился в 1962 году в Новосибирске. Окончил Новосибирский архитектурный институт. Начинал бутафором в Новосибирском театре кукол. Был главным художником в Тамбовском и Абаканском театрах кукол. В 2000 году создал и возглавил в Новосибирске Театр марионеток. Ставил спектакли как приглашенный режиссер в разных городах России. С 2015 года занимает должности главного режиссера и главного художника томского областного театра куклы и актера «Скоморох». Заслуженный деятель искусств Республики Хакасии, лауреат Государственной премии РФ, дважды лауреат национальной премии «Золотая маска».

Второй год подряд спектакли театра куклы и актера «Скоморох» выдвигаются на главную театральную премию страны «Золотая маска». Прошлой весной на победу сразу в трех номинациях претендовала «Панночка» в постановке Владимира Бирюкова. В этом году в фестивальной афише – «Сказка о рыбаке и рыбке» главного режиссера Сергея Иванникова. Томская постановка представлена в номинациях «Спектакль», «Работа художника» и «Работа режиссера». «ТН» пообщались с режиссером о его спектаклях, творческих планах и мистике в театре.

Долой нежности!

– Сергей Валерьевич, с удивлением обнаружила в списке ваших увлечений хард-рок. Надо же, любите жесткую музыку и при этом занимаетесь таким нежным и трепетным делом, как театр кукол…

– Насчет нежности и трепетности я бы поспорил. Большинство людей ошибочно воспринимают его как детский и несерьезный. И ошибочно называют кукольным театром. Это театр кукол. Многие режиссеры работают исключительно с детским репертуаром. А ведь театр кукол – самый мощный по воздействию и богатый по возможностям.

– Знаю нескольких взрослых людей, которые принципиально не ходят в «Скоморох». Объясняют это тем, что куклы внушают им непонятный подсознательный страх.

– А вы никогда не задумывались, почему многие дети боятся клоунов? Я хорошо помню свою детскую настороженность по отношению к этому веселому дядечке, который почему-то непонятно одет и ярко разрисован. Есть подсознательный страх, потому что он скрывает свое лицо под маской. С куклами вообще история темная. Есть разные предположения и версии о том, когда, где и зачем они появились. Но сказать наверняка по сей день не может никто. А уж мистическая связь между артистом и куклой как между живой и мертвой материей – совсем необъяснимое явление. Когда актер хорошо владеет профессиональной техникой, глядя на куклу, ты забываешь, что за темной ширмой стоит человек, который ею управляет.

– Но вы, судя по всему, человек не суеверный, если беретесь за постановку мистических произведений?

– Каким бы скептиком ты ни был, когда работаешь над спектаклями по Гоголю, Пушкину, действительно что-то притягиваешь. С «Пиковой дамой», правда, все обошлось относительно мирно – только платье главной героини один раз чуть не потеряли. А когда ставил «Панночку» в Абакане, острых впечатлений мы с артистами получили по полной программе. На сцене сами собой загорались и гасли свечи, на актеров валились непонятные болезни. Однажды пропал гроб с ростовой куклой – дублем актрисы. Весь театр перевернули, пока его нашли.

Так что осторожность в работе с мистическими авторами не помешает. Надо уметь с ними договариваться. Трепетно относиться к их текстам, стараться не обижать. Если я что-то меняю, заранее мысленно извиняюсь: вы уж не обижайтесь, дорогой автор, за некоторые вольности, но нам это очень нужно для спектакля. В большинстве случаев авторы были не против, даже кое-какие постановочные ходы во сне подсказывали (улыбается). Когда глубоко погружаешься в материал, постоянно находишься во внутреннем диалоге с автором, случается, что идеи приходят посреди ночи. Тогда подскакиваешь, зажигаешь лампу и начинаешь делать какие-то пометки, наброски…

Когда авантюра удалась

– Предложение возглавить «Скоморох» в качестве главного режиссера вы приняли не сразу. Договорились с директором, что сначала поставите спектакль, только потом дадите окончательный ответ. Какие обстоятельства могли повлиять на ваше решение не в пользу «Скомороха»?

– Я думаю, получив такое серьезное предложение, нельзя нестись в театр сломя голову с настроем «возьмусь за все что угодно». Это мое глубокое убеждение. Сначала нужно войти в повседневную жизнь театра, проникнуться его атмосферой, подробно познакомиться с труппой и цехами. Потому что одно дело, когда ты приезжаешь на разовую постановку, и совсем другое – если планируешь строить с коллективом длительные отношения. Для меня главное – люди, команда. Чтобы тебе было с ними комфортно жить и работать, и им с тобой – тоже. С коллективом «Скомороха» у нас складываются, как мне кажется, благоприятные отношения. И момент притирки, который неизбежен, продолжается.

– У вас получился довольно любопытный роман с театром: о подмостках вы никогда не мечтали, в режиссуру пришли в сознательном возрасте, имея на руках совсем другую профессию…

– Театр сам тебя выбирает. Или не выбирает. После армии загорелся выучиться на архитектора. Что благополучно и сделал. Театр – это был чистой воды случай. Но случай счастливый. Уже потом я вспомнил, какое огромное впечатление на меня в детстве произвел первый кукольный спектакль. И с каким удовольствием я в пионерлагере ходил в театральный кружок. Получается, эта тема всегда меня интересовала, просто я того не осознавал.

– От отсутствия режиссерского образования не страдаете?

– Театральный диплом – абстрактная вещь. Можно окончить самый лучший вуз, а успехов в режиссуре так и не добиться. У меня был свой бесценный опыт: я общался с мастерами – режиссерами-кукольниками, присутствовал на репетициях, наблюдал, как они работают. Архитектура тоже помогает в работе.

Секрет «Маски»

– Ваши постановки уже не первый раз выдвигаются на «Золотую маску». Такое ощущение, что вы знаете какой-то секрет.

– Цели попасть в афишу фестиваля я перед собой никогда не ставил. Затевать спектакль и думать о том, получу ли я за нее «маску», неприлично и глупо. К тому же никогда не знаешь наверняка, что получится на выходе. Всегда есть риск. Другое дело, что ты же не хочешь сделать плохой спектакль. Мне доводилось быть членом жюри «Золотой маски». Чувствовал я себя, надо признаться, не очень комфортно – не люблю брать на себя роль вершителя судеб. Могу сказать точно: халтура на этом фестивале не прокатывает, в афишу попадают только сильные спектакли. А вот когда жюри выбирает лучших среди лучших – здесь включается элемент везения, случая.

– Какую тему в ближайшее время хотите исследовать как режиссер?

– Войны и мира. Это очень актуальная тема. Изучая различные материалы, обнаружил мнение о том, что войны, как бы парадоксально и чудовищно это ни звучало, время от времени нужны человечеству. Для нравственного очищения людей, потому что они активизируют в нас лучшие качества: патриотизм, чувство ответственности. Для прогресса человечества, который обязательно следует за периодом упадка. Все это неоднозначно, провокационно, спорно…

Анастасия Журавлева

Фото: Артем Изофатов

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги:
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

64 − = 61