Серпом по экспорту

TNews804_14

Кто запретил продавать за рубеж томские кристаллы, которые стоят дороже золота

За один кубический миллиметр 15 долларов. Несколько десятков тысяч долларов за один слиток… Изделия ООО «Лаборатория оптических кристаллов» стоят дороже золота, но у зарубежных партнеров всегда был на них спрос – аналоги есть только в Америке, но там они в три раза дороже. В начале 2014 года соотношение продаж в компании на внешнем и внутреннем рынке было 60 к 40, но к осени – из-за введения санкций и антисанкций – за рубеж стало уходить лишь 20% продукции. А к 2015 году этот ручеек пересох вовсе: оптические кристаллы вошли в список товаров и технологий двойного назначения, которые «могут быть использованы при создании вооружений и военной техники и в отношении которых осуществляется экспортный контроль». Закавыка в том, что у томского ноу-хау вообще нет нападающего потенциала. Если его и можно применить в оборонке, так только для защиты самолетов от переносных ракетниц – традиционного оружия террористов.

TNews804_14_2

Всевидящее око

Производство оптических кристаллов для твердотельных лазеров находится на базе Томского приборного завода. Оно занимает четыре этажа – по 500 «квадратов» каждый. Поэтапно открывалось с 2010 года и стоило около 20 млн рублей. А до этого было больше десяти лет труда двух томских физиков – Александра Грибенюкова и Виктора Гинсара. Простыми словами суть их ноу-хау можно объяснить следующим образом. Лазеры имеют определенную длину волны. Как, допустим, свет от обычной электрической лампочки. Если искусственно поменять длину волны, то можно создать массу приборов с новыми свойствами. Это как если обычный свет пропустить через ультрафиолетовый фильтр и использовать, скажем, для определения подлинности денежных купюр. Томичи как раз и придумали такой преобразователь для лазера: оптический кристалл перестраивает луч на нужную частоту. Есть даже отдельная отрасль науки – фотоника, изучающая использование светового излучения в различных оптических элементах и устройствах.

– Эти устройства могут совершить революцию в самых разных областях! – директор «Лаборатории оптических кристаллов» (ЛОК) Дмитрий Сафьянов явно воодушевлен. – Берем функцию мониторинга природных и промышленных объектов. Представьте, что есть некий прибор, который устанавливается на вертолет и во время облета сканирует лазером поверхность земли для обнаружения утечек в нефте- и газопроводах. Наш кристалл, дающий нужную для сканирования длину волн, является базовым элементом этой системы. Или, например, неинвазивная диагностика в медицине: человек выдыхает воздух в специальную кювету, и она исследуется с помощью оптической системы, в основе которой также наш кристалл. В инфракрасном диапазоне можно обнаружить следы заболеваний на ранних стадиях – рака, сахарного диабета и т.д. Критически важной можно назвать и технологию поиска людей под завалами: лазер точно определит место, где искать оставшихся в живых.

Ракета сходит с ума

Всех этих чудесных приборов пока не существует, но десятки лабораторий по всему миру стараются приблизить их появление. Без преобразователя, помогающего получить качественно новые виды излучения, исследования в этой области невозможны. Поэтому именно научные организации покупали продукцию «Лаборатории оптических кристаллов». Из Томска заказы уходили в Западную Европу, Японию, Китай. Годовая выручка компании составляла 20–25 млн рублей.

– Системы и приборы на базе таких источников за пределы лабораторной практики вы­шли только в США – оптические кристаллы стали основной для систем антитеррористического характера, – поясняет Дмитрий Сафьянов. – Смысл их в том, что на самолет устанавливается специальное устройство, которое может выдавать тепловые помехи, и ракета с наведением по теп­лу теряет цель. Можно сказать, сходит с ума…

Особенно это актуально для авиа­транспорта, работающего в зонах военных конфликтов на Ближнем Востоке. Ведь переносные зенитки особенно любят террористы: положил на плечо, бабахнул вслед улетающему лайнеру, и привет… По американским данным, с начала 1970-х годов огнем ПЗРК поражено около 40 гражданских самолетов и вертолетов, при этом погибло более 1 тыс. человек. Не удивительно, что в США продажа систем, сводящих ракеты с ума, стала крупным рынком с годовым объемом около 2 млрд долларов. В России такие технологии пока разрабатываются – на базе специализированного самарского НИИ «Экран». Кристаллы Самара закупает у томичей, потому что в мире, собственно говоря, есть всего два производства – в американском Нью-Джерси и в Томске. Кстати, наше изделие при аналогичном качестве примерно в три раза дешевле.

– Но кто-то умный в Москве, кто именно, я не знаю, решил, что наш товар имеет двойное назначение, то есть может использоваться и в мирных, и в военных целях. Хотя вообще-то между понятиями «оборона» и «нападение» есть огромная разница! Наши кристаллы никак не могут быть использованы для создания оружия по причине очень малой мощности, – говорит Дмитрий Сафьянов.

Убить можно и лопатой

История начала развиваться в октябре 2014 года, когда в действие вступила новая редакция указа Президента РФ от 17.12.2011 №1661 «Об утверждении Списка товаров и технологий двойного назначения, которые могут быть использованы при создании вооружений и военной техники и в отношении которых осуществляется экспортный контроль». В нее вошли новые пунк­ты, касающиеся нелинейно-оптических материалов.

– Экспортировать теоретически мы могли, но для этого нужно было получить специальную лицензию. Мы отправили документы и полгода ждали ответа. Потом пришел отказ. Формулировка нас, мягко говоря, удивила, – Сафьянов разворачивает документ от Федеральной службы по техническому и экспортному контролю РФ.

В письме, датированном июлем этого года, сказано: «По результатам проведения государственной экспертизы установлены значительные риски использования указанной продукции для производства (ремонта) вооружения и военной техники, а также несанкционированного реэкспорта ее в третьи страны, в том числе на Украину. (…) Вашей организации отказано в выдаче лицензии для поставки в Литву» (запрос «ЛОК» касался возможности сделки с литовской компанией Optolita UAB. – Прим. авт.).

– Конечно, это вряд ли сознательная диверсия: мне кажется, нас просто подмахнули в общий список, не особо вникая в детали, – считает Дмитрий. – Это, знаете, как с лопатой: теоретически ее можно рассматривать как оружие, потому что ею можно убить. Но вообще-то чаще всего люди копают ею землю. А что получилось в итоге… В какой-то момент мы можем просто потерять уникальную томскую технологию, конкурентоспособную на мировом рынке. Потому что поставки внутри страны могут стать для нас недостаточными: спрос российских научных лабораторий ограничен, для опытов им требуется всего несколько граммов изделия. Кроме того, работа с бюджетными организациями – это определенный риск: в этом году мы получили деньги по контрактам прошлого года только в мае, потому что так устроен бюджетный процесс. Пока был экспорт, мы выравнивали этот кассовый разрыв, и он не так бил по экономике предприятия, но сейчас сохранение коллектива из 30 человек находится под угрозой: люди не могут получать зарплату раз в полгода… Есть вариант развивать на нашей базе производство конечных приборов для медицины, косметологии, неразрушающего контроля и так далее, но для этого необходимо 20–30 млн руб­лей инвестиций и два-три года на разработку, в течении которых тоже нужно как-то продержаться на плаву.

К поиску консенсуса с федеральными органами власти подключились томский и федеральный бизнес-омбудсмены, о проблеме уже осведомлены региональная торгово-промышленная палата, профильные заместители губернатора Томской области. «Томские новости» будут следить за развитием ситуации.

слиток
Кристаллы ZGP (соединение цинка, германия и фосфора) используются для получения лазерного излучения редких спектральных диапазонов: среднего инфракрасного и субмиллиметрового (терагерцевого). Раньше создание твердотельных лазеров с такими параметрами считалось невозможным. Полный цикл производства одного слитка кристаллов занимает почти два месяца. Материалы синтезируются в готовое соединение при температуре свыше 1000 °C

 

 

ЦИФРА

Емкость мирового рынка оптических приборов в ближайшие годы может достигнуть 50  млрд долларов.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *