Шансы сохранить ТГПУ у Томска еще остаются, а судьба вузовских филиалов уже решена

В понедельник, 19 ноября, в Министерстве образования и науки РФ пройдет заседание межведомственной комиссии под руководством замминистра Климова. Комиссия рассмотрит доводы томичей и если согласится с ними, то предложит Томску до конца декабря написать стратегию развития ТГПУ, доказывающую, что вуз может достичь требуемых показателей, чтобы его можно было исключить из списка неэффективных. Полгода после этого деятельность ТГПУ будет тщательно мониториться. Точно такая же перспектива и у Томского сельхозинститута – филиала НГАУ. Успеют ТГПУ и сельхозинститут в установленное время дотянуть себя до требуемой министерством планки – останутся на образовательной карте России. А на нет и суда нет…

– Если требуемые показатели не будут достигнуты, регион будет нести полную ответственность – так и сказали, – сообщил «ТН» Алексей Пушкаренко, официальный представитель региона на состоявшемся 12 ноября в Минобрнауки совещании.

На этом заседании рабочей группы решалась судьба неэффективных вузов и филиалов Томской области. В черный список попали ТГПУ, асиновский и стрежевской филиалы ТГАСУ, Томский сельскохозяйственный институт – филиал НГАУ, томский филиал Новосибирской государственной академии водного транспорта, а также еще целый ряд филиалов томских вузов в других регионах – в ЯНАО, Новосибирской, Кемеровской областях… Впрочем, при любом решении уже понятно, что предполагаемые изменения кардинально изменят жизнь сотен преподавателей вузов и тысяч молодых людей…

По мнению ряда федеральных экспертов, «главная проблема вузов – в отсрочках от армейской службы», а также в том, что «в образовании чересчур много бюджетников». Поэтому «решено просто закрыть вузы, которые чиновники признают неэффективными по бог знает каким критериям».

 Обжалованию не подлежит

Томичи – участники совещания в министерстве 12 ноября отмечают крайнюю жесткость московских чиновников при обсуждении темы:

– Нам не было задано ни одного вопроса, – говорит директор сельхозинститута Александр Чеглоков. – С руководителями вузов вообще не разговаривали, апеллировали только к официальному представителю области. Не принимались никакие аргументы! И сразу дали понять: «Как мы решили, так и будет, отыграть назад невозможно – хоть недоразумение, хоть ошибка…» И пусть даже речь идет об одном из лучших педвузов страны – с этим, кстати, согласились практически все члены рабочей группы.

– В качестве возможного решения нам предложили три варианта: либо ТГПУ входит в состав ТГУ, либо становится филиалом Московского или Санкт-Петербургского госуниверситетов, либо путь регион берет вуз на свой бюджет – эту идею продавливали особенно настойчиво, – рассказывает официальный представитель региона на том совещании Алексей Пушкаренко. – Мы доказывали, что сельхозинститут очень нужен региону, а присоединение ТГПУ к другому университету нецелесообразно, что он должен сохранить самостоятельность, что это вуз не регионального, а межрегионального значения. Судя по всему, нам удалось убедить рабочую группу в искренней заинтересованности региона в сохранении этих двух вузов.

Ликвидация сети

Итак, пока удалось отсрочить реорганизацию (читай – ликвидацию) с шансом на благополучный исход двух учреждений – ТГПУ и сельхоз­института. Но уже очевидно, что на территории области жертвами министерского мониторинга падут филиал Новосибирской академии водного транспорта, стрежевской и асиновский филиалы ТГАСУ (правда, вуз и так собирался их закрывать), а также большинство филиалов наших вузов в других регионах. Таковых всего 15: у ТГАСУ – в Белове, Ленинске-Кузнецком и Новокузнецке, у ТУСУРа – один в ХМАО и три в ЯНАО, у ТПУ – в Новокузнецке и Юрге, у ТГУ – в Новосибирске, Прокопьевске, Юрге и Улан-Удэ (обучаются там в общей сложности, по данным на 2011 год, около 7,5 тыс. человек). Только три из них не попали в черный список: филиал политехнического в Юрге, архитектурно-строительного в Ленинске-Кузнецком и ТГУ в Новосибирске.

– Сейчас университеты бьются только за спасение эффективных филиалов, – говорит Алексей Пушкаренко.

Критерии оценки эффективности-2012*

*Мониторинг проводился по 53 показателям. Почему для оценки эффективности были выбраны именно эти пять критериев, никто не понимает.

– Наверное, будут какие-то разъяснения… – неуверенно говорят руководители томского образования и добавляют: – До нас доходит информация, что в будущем году мониторить вузы будут по каким-то другим показателям… Причем будут проверять и частные университеты и тоже закрывать…

Сказано

Валерий Обухов, ректор ТГПУ:

– Результаты мониторинга для нас совершенно неожиданны, и это не наши ошибки, мы свои показатели считали правильно, и они были значительно выше пороговых значений по всем позициям, включая международную деятельность. Считаю, что это недоразумение – исключительно технические ошибки в работе составителей рейтинга. Например, по площадям мы просто не смогли занести в электронную анкету последние данные: программа не позволила.

Наша справка

По всей России в категорию неэффективных попали 27% вузов и 48% филиалов (если учитывать обследованные, но исключенные из мониторинга вузы, учредителями которых являются Генпрокуратура, Верховный суд, Высший арбитражный суд, МВД, Министерство по делам ГО и ЧС, Минюст, ФСИН, Федеральная таможенная служба, а также ряд учреждений за пределами РФ, то получится 25 и 45% соответственно). Судя по всему, ликвидировать собираются практически всю филиальную сеть.

Цифры и факты

  •  Почти треть студентов ТГПУ иногородние.
  • Профессор ТГПУ Сергей Одинцов входит в десятку самых цитируемых ученых России.
  • 60–70% выпускников педагогических специальностей распределяются в школы.
  • Среди студентов Томского сельхозинститута 60% составляет молодежь из сельской местности, 95% выпускников возвращаются в село.
  • Томск занимает третье место в стране по числу иногородних студентов после Москвы и Санкт-Петербурга, их доля достигает 50–70% (в СибГМУ в прошлом году – 93%).

Из 42 педвузов неэффективными признаны 30. Не попали в черный список в основном те, что находятся в городах-миллионниках – вне зависимости от их реальной успешности. Если учесть жесткость и бескомпромиссность комиссии (можно сказать, полное неприятие любых аргументов), складывается впечатление, что министерство решило ликвидировать и систему педагогического образования в стране.

Ректор ТГПУ Валерий Обу­хов искренне встревожен:

– Я как руководитель учреждения не вправе критиковать действия учредителя, но… Знаете, есть разные классы судов – линкоры, лайнеры, катера, яхты… Использовать для прогулок авиа­носец, конечно, можно, но не оправданно. Как и оценивать эффективность всех кораблей по усредненным показателям. Считаю, общество должно сохранить педагогическое образование, особенно сейчас, когда очень серьезную тревогу вызывает состояние общего образования…

Мнения и комментарии

Что это было

Александр Гольц, военный обозреватель:

Главная проблема вузов – в отсрочках от армейской службы… Вместо того чтобы отказаться от призыва в армию (к чему вели «сердюковские» реформы), службы в которой боится подавляющее большинство граждан, решено просто закрыть вузы, которые чиновники признают неэффективными по бог знает каким критериям. Разумеется, дело совсем не в качестве образования (зачастую вполне ужасного). Просто в условиях демографической ямы сформировать вооруженные силы численностью один миллион человек невозможно в принципе. Цель операции по определению неэффективных вузов – лишить юношей из небогатых семей возможности избежать службы в армии за относительно небольшие деньги. Вот и все.

Евгений Козаченко, педагог и социальный психолог:

– Эксперты называют бюджет на текущий и следующие два года «военно ориентированным». По мнению Евгения Гонтмахера, «с таким бюджетом жить практически невозможно». Расходы на оборону вырастут с 13,9 до 18,8%, на национальную безопасность и правоохранительную деятельность – с 11,3 до 14,2%. Как говорит директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев, «доля расходов на образование, достигнув 5,1% в 2011 году, резко снизится в 2014 году – до 3,4% от всех расходов федерального бюджета. То же самое происходит с расходами на здравоохранение… к 2014 году их доля упадет до 3,2%».

Вспомним принятую при министре Филиппове Национальную доктрину образования. В 2011–2025 годах объем финансирования образования планировалось увеличить до 10% от ВВП и не менее 9% от расходной части федерального бюджета. Обещанные 9% за 12 лет ссохлись до 3,4%. Образование продолжает оставаться «приоритетной сферой» на словах…

Министр образования Ливанов сообщил, что в ближайшие три года количество вузов сократят на 20%, их филиалов – на 30%. Это заявление было сделано еще до того, как был проведен мониторинг качества образования, поэтому остается гадать, чем были продиктованы названные Ливановым цифры. Министром поставлена количественная, а не качественная задача: неважно, какие университеты, важно – сколько… Основная волна сокращений придется на следующие два года, и первыми жертвами станут педвузы.

Помимо избытка вузов чиновники видят еще одну проблему: в образовании чересчур много бюджетников… В майском интервью «РГ» Дмитрия Ливанова спрашивают, одобряет ли он идею закрытия трети вузов страны. «Дело не в количестве вузов, а в том, сколько студентов там обучается за счет государства. Я думаю, эта цифра может быть уменьшена в два раза с одновременным повышением финансирования для оставшихся мест»…

Бесплатное высшее образование сегодня получают 200–240 человек на 10 тыс. населения. Подняв планку финансирования каждого студента с 60 до 200–250 тыс. руб­лей, Дмитрий Ливанов планирует сократить количество бюджетников вдвое.

www.ej.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *