Сибирское царство

Превратится ли восточная Россия в новую опричнину?

20 апреля в «Коммерсанте» опубликован материал «Вся власть Сибири». В нем излагается редакция законопроекта о создании госкомпании (штаб-квартира во Владивостоке) по развитию 16 субъектов Восточной Сибири и Дальнего Востока – 60% территории России. Предполагается, что эти регионы будут выведены из-под федеральных законов о недрах, лесах, земле, градостроительстве, труде и гражданстве и госкомпания сможет самостоятельно раздавать лицензии на разработку недр. При этом инвестпроекты, реализуемые на востоке, получат масштабные налоговые льготы. Подчиняться гос-компания будет напрямую президенту, и госорганы не будут иметь права вмешиваться в ее дела (подробнее: kommersant.ru).

Эксперты «ТН» – о том, к чему может привести серьезное экономическое и правовое отчуждении восточных территорий страны.

Дефицит внимания

Виталий Кашпур, заведующий кафедрой социологии ТГУ

Виталий Кашпур, заведующий кафедрой социологии ТГУ:

– Сибирь действительно обделена вниманием власти. Сегодня политика в отношении Зауралья имеет редистрибутивный характер – федеральные власти больше берут, чем отдают. В результате если в начале XX века люди ехали в Сибирь за своим будущим, то сейчас мы наблюдаем сильный демографический отток в европейскую часть страны. По последним переписям населения, с 2002 по 2010 год Сибирский регион потерял около 1,5 млн человек.

На этом фоне все сильнее нарастает разрыв между региональной и общегражданской идентичностью. Люди осознают себя уже не как россияне, а как сибиряки. Неслучайно стали появляться масштабные движения в Красноярске, Новосибирске, Томске, которые вызвали отклик в Интернете и интерес российских и зарубежных исследователей. Власти уже понимают, что отсутствие политики развития Сибири неизбежно приведет к сепаратистским настроениям. Поэтому активизировавшийся интерес государства к этой территории вполне оправдан. Прежде всего этот проект преследует геополитическую цель – сохранить Восточную Сибирь и Дальний Восток как часть России, поскольку эти территории экономически менее устойчивы (даже по сравнению с Западной Сибирью) и подвержены экспансии со стороны соседей – Китая и Японии.

С этой проблемой действительно надо что-то делать, и тут я с инициаторами проекта согласен. Но решение, которое они предлагают, в большей степени бюрократическое и недостаточное – мы, как всегда, решаем проблему регионов, создавая какой-то дополнительный орган. Этого, безусловно, мало. Без серьезных изменений бюджетной политики (например, уменьшения доли налоговых отчислений в федеральный бюджет из регионов) эта схема вряд ли заработает. Пока не будет создан фундамент налоговых, бюджетных, экономических мер, создание такой компании не принесет особого эффекта.

по несвежим следам:

– Во Франции в эпоху абсолютизма Людовика XIV были созданы специальные государственные посты – интенданты по формированию капиталистической экономики, без оглядки на феодальную систему. Подчинялись такие чиновники напрямую королю. Это позволило консолидировать и увеличить политическую и экономическую мощь Франции.

Чиновник на чиновнике

Виктор Канов, заведующий кафедрой политэкономии экономического факультета ТГУ

Виктор Канов, заведующий кафедрой политэкономии экономического факультета ТГУ:

– Во-первых, наша управленческая вертикаль, при которой решение всех вопросов замыкается на одном человеке, не работает. Если управлять такой огромной страной в ручном режиме, рано или поздно начнутся сбои. Ну, проехал Путин один раз по магистрали Чита – Хабаровск, замечания какие-то сделал. Не будет же он там без конца ездить. Видимо, поэтому создается параллельная структура. Президент по-прежнему оставляет все под своим руководством, но какие-то функции он может передать своему ставленнику, который возглавит эту корпорацию. Напрашивается вывод, что полпредов оказалось недостаточно.

Рациональное зерно есть: проект рассчитан на то, чтобы закрепить в Восточной Сибири население и привлечь капитал (в том числе и иностранный). Но ведь инвестиции можно привлекать и по-другому. В конце концов, можно дать те же самые налоговые послабления. А риски у этого проекта колоссальные. Сомнения вызывает целесообразность создания госкомпании: госкорпорации уже доказали свою неэффективность. В таких структурах крутятся огромные деньги, но в то же время постоянная чехарда начальников и невероятная коррупция. В этом смысле частная компания была бы лучше, но создать частную компанию с таким количеством профилей в наших условиях практически невозможно.

Во-вторых, подобный проект может усугубить бизнес-среду, ведь льготы получат только те, кто работает с этой госкорпорацией, а значит, произойдет переток капитала (например, из Западной Сибири в Восточную), и наметится раскол в экономике.

В-третьих, 25-летнее развитие территории – это долгосрочные инвестиции, предполагающие политическую стабильность, которой у нас нет. Кто рискнет вкладывать деньги, если завтра все может кардинально поменяться?

В-четвертых, нарушается Конституция РФ, согласно которой все природные ресурсы находятся в совместном ведении Федерации и субъектов. Кроме того, некоторые республики (Саха, Якутия, Тыва) имеют свои конституции – как быть с ними?

В-пятых, создаются условия для чудовищной коррупции, чему способствует особый порядок прав пользования недрами и лесными ресурсами и регулирование градостроительной деятельности. Заявляется, что госкомпания может выдавать лицензии на разработку недр без всяких конкурсов, что является злостным нарушением антимонопольного законодательства.

С точки зрения управления тоже получается ерунда. Структура над структурой, чиновник на чиновнике, а кто работать будет? Ведь сама эта корпорация ничего производить не будет.

Я сомневаюсь, что у президента действительно есть желание развивать восточные регионы, иначе он уже давно обратил бы на них внимание.

по несвежим следам:

– Частная Ост-Индская торговая компания управляла индийской колонией, представляя Британское правительство. Несмотря на то что на всю Индию приходилась одна тысяча британских чиновников, компания была очень эффективна.

Все в карман

Людмила Шерстова, заведующая кафедрой востоковедения исторического факультета ТГУ

Людмила Шерстова, заведующая кафедрой востоковедения исторического факультета ТГУ:

– Если в ведение госкорпорации будет передана территория Восточной Сибири, задача будет стоять та же, что и в XVIII веке, – поставить ресурсы на службу императору. Но если мы все-таки принимаем во внимание, что современная Россия – не империя, а демократическое государство, возникает ряд вопросов.

Как можно объяснить особые системы управления и социальных отношений? Почему везде говорится об экономическом возрождении восточных регионов, но нигде нет ни слова о том, что получит от этого проекта местное население? Как все это увязать с Конституцией, которая гарантирует всем жителям страны одинаковые права и свободы? Как это отразится на жизни малочисленных народов, которые пользуются сегодня особыми правами на природные ресурсы и чьи земли подпадают под юрисдикцию госкомпании?

Полагаю, с созданием этой госкорпорации новые «хозяева» сразу же закрутят гайки. Не для того обособляли территорию, чтобы разводить там демократии. А в условиях формирующейся снизу национальной идентичности жесткие рамки административного руководства могут привести к диссонансу.

по несвежим следам:

– Во времена Екатерины II была попытка создания автономного Сибирского царства, несмотря на то что Сибирь уже полностью была интегрирована в экономику и социальную структуру России. Наряду с губерниями были округа со своим начальством и законами (к примеру, на территории Алтайского горного округа действовал запрет на переселение вплоть до 1865 года), которые подчинялись напрямую императрице.

Все, что добывалось в таких округах (золото, медь и другие ценные металлы), шло в карман государя. И Сибирское царство приносило колоссальные доходы: когда Екатерина говорила, что, собирая коллекцию шедевров живописи для Эрмитажа, она не потратила ни копейки из государственной казны, она говорила правду. Императрица также раздавала огромные жалования и дорогие подарки своим сподвижникам за счет сибирских недр, чем укрепляла свою власть.

Таким образом, создание особых независимых от государства территорий помогло обогатиться императорскому двору, а Россия еще раз подтвердила звание страны с колониальными владениями.

К чему все это привело? Ряд сибирских регионов был выведен из общего административного подчинения, либеральные реформы Александра обошли их стороной, и земства здесь не прижились. В результате Сибирь сильно отстала по демократическому развитию от остальных регионов.

СКАЗАНО

Алексей Кудрин, бывший министр финансов России:

– Это замедлит развитие Дальнего Востока и Забайкалья. Это одновременно легализация или легитимизация модели ручного управления экономикой, то есть мы окончательно говорим, что обычные механизмы не работают, нужно идти по какому-то другому пути, повышая роль субъективного фактора.

 

2 мысли о “Сибирское царство”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *