Сказано на «Эхе»

Константин Сонин, проректор Российской экономической школы, профессор, в программе «Эхономика» (Томск), 23 марта:

– Очень трудно связать себя каким-то обещанием. Человек говорит: «Все, я с завтрашнего дня буду много бегать и мало есть, и тогда я похудею». Но он знает, что назавтра он об этом обещании может забыть или на его выполнение у него может не быть времени… Чтобы этого избежать, он пишет у себя в блоге: «Все, обещаю с завтрашнего дня бегать и каждый раз, возвращаясь, буду писать об этом», чтобы друзья могли его подкалывать. Вступление страны в ВТО – это примерно из этой же категории. Основная угроза для граждан страны – это то, что лоббисты каких-то предприятий ставят некие барьеры для входа на российский рынок иностранных фирм, и в результате граждане платят более высокую цену за товар более низкого качества. Когда страна вступает в ВТО, она публично говорит: мы обязываемся.

Ирина Петровская, телекритик, в программе «Человек из телевизора», 24 марта:

– Телевизионные ведущие часто считают своим долгом спрашивать у своих гостей: «Крещены ли вы? Веруете ли вы?» – и в зависимости от ответа демонстрируют собственное отношение, сами признаются в том, что они веруют, посещают в воскресенье церковь, ходят к причастию. Причем это довольно странно звучит, особенно в исполнении тех персонажей, которым, в принципе, надо, наверное, отмаливать свою вину и грехи за то, что они делают в течение многих лет. Все такие воцерковленные, все такие православные, и главное, что требуют того же от своих гостей. И когда, не дай господь, кто-то говорит: «Я, знаете ли, атеист», смотрят на него, как на какого-то изгоя. И это такой бред, особенно если учесть, что у нас церковь отделена от государства, и уж тем более от государственного телевидения. Даже мне кажется, в неправильной сексуальной ориентации сегодня проще признаться, чем сказать, что ты атеист.

Алексей Венедиктов, главный редактор «Эха Москвы», в программе «Без посредников», 23 марта:

– Мы испытываем давление и властей, и слушателей, и политических партий, и оппозиции. Это нормально, когда они давят, потому что они преследуют свои интересы на таком замечательном радио. Всем хочется на «Эхе Москвы» выглядеть белыми и пушистыми. Мы это осознаем. И вопрос не в том, что есть давление, а вопрос в том, как это давление конвертировать в хороший продукт. Меня часто упрекают, мол, «ходишь и туда, и сюда…». Но моя задача – привести в эфире совершенно разные мнения разных людей. Для этого я, как главный редактор, буду ходить и разговаривать со всеми, это профессиональная обязанность. И не надо говорить «нерукопожатный». Я уже говорил: мы, как хирурги. Вам привозят человека с пулей, вы же не выясняете его профессию, его интересы, бьет ли он своих дочерей, есть ли у него вообще дочери. Нет, вы вынимаете пулю, потом… его дело.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *