Скромный подвиг

Томич Андрей Моторыкин до последнего спасал людей из разбившегося самолета, но героем себя не считает

Обычно геофизик Андрей Моторыкин ездил из Томска в Сургут на поезде. Но в этот раз ему понадобилось как можно скорее попасть на работу, в «Сургутнефтегаз», поэтому полетел самолетом. Это был тот самый Ан-24, который до пункта назначения так и не дотянул. 11 июля он совершил жесткую посадку в 14 км от Стрежевого, приводнившись на Обь. Погибло 7 человек, 18 пострадало.

В самолете Андрею досталось место в первом ряду. Справа сидела семья Косициных с двухлетним ребенком, сиденье слева было свободным. В полете молодой человек задремал, а проснулся от того, что стюардесса Виктория Новак пристегивается в соседнем кресле и просит сделать то же самое остальных. Она объяснила Андрею: «Проблемы с двигателем, идем на вынужденную посадку».

– Паники не было, все сидели тихо, – вспоминает Моторыкин. – После приводнения пассажирам первых трех рядов повезло – мы совсем не пострадали. Остальным было хуже.

 

Дело рук других утопающих

Первый аварийный выход открыть не удалось – двери заклинило. Людям пришлось выбираться через люк в кабине пилотов. Сначала эвакуировали семью Косициных. Елена, бабушка двухлетнего малыша, позже вспоминала, что вытащить ребенка помог именно Андрей. Началась давка, Моторыкину пришлось взобраться на крышу самолета и уже оттуда помогать остальным покинуть салон. В это время пилоты смогли открыть двери второго аварийного выхода и стали звать на помощь – нужно было отнести к берегу женщину, которая была без сознания.

– Они кричали: «Помогите кто-нибудь! Тут еще пострадавшие!», – Моторыкин будто вновь переживает те минуты. – Я спрыгнул с крыши, взял на руки эту женщину… Я делал искусственное дыхание, но было бесполезно…

Что было дальше, Андрей помнит смутно. Вместе со спасателями вытаскивал людей. Помогал выбираться пассажирам с переломанными ногами, другими травмами…

– Хлестал сильный ливень, а люди летели в футболках, – перебирает в памяти Андрей. – Они лежали на берегу, раненые, и просили что-нибудь из одежды. Мерзли. Нужно было доставать багаж…

 

Без вести пропавший

Андрей снял и отдал кому-то свою кофту. Затем стал искать рюкзаки и чемоданы в самолете. Достал вещи из своей сумки и раздал пострадавшим. В самолете нашелся чей-то спальный мешок, чья-то одежда… Вместе со спасателями Моторыкин заносил пострадавших и погибших в вертолет и даже не заметил, как остальных пассажиров увозили по реке. Спасатели приняли Андрея за одного из рыбаков, а пассажира Моторыкина причислили к без вести пропавшим.

– Я даже не сообразил, что нужно куда-то уезжать, – объясняет Андрей. – Было много других дел… Я и не думал покидать место.

Для себя он успел сделать только одно – позвонить родителям. Попросил у кого-то телефон – его сильно промок, хотел предупредить маму о случившемся до того, как она узнает все из новостей…

 

Ежедневные мысли

Сегодня, спустя месяц после той трагедии, Андрей – человек известный. В региональном управлении МЧС на минувшей неделе ему вручили почетную грамоту и часы с гравировкой от губернатора Томской области. Сейчас в ведомстве готовят документы на представление Моторыкина к государственной награде. Его показывают по телевизору, он устало дает интервью за интервью, отвечая на одни и те же вопросы. При слове «герой» морщится:

– Не понимаю, почему акцентируют внимание на мне. Помогал не только я. Это и стюардесса Виктория Новак, и Павел Кузнецов из Сургута, и другие люди, которых я не знаю. Вероятно, дело в том, что я оставался там до самого конца.

На вопрос о том, часто ли думает о случившемся, отвечает – ежедневно.

– Не проходит и дня, чтобы кто-то не спросил про самолет. Постоянно встречаю друзей, знакомых, все хотят что-то узнать… – помолчав, добавляет: – О погибших думаю часто. О том, что и я мог сидеть там, где они. Раньше мне всегда попадались места в средней и хвостовой части, а вот в начале – впервые…

 

Почетную грамоту и часы с гравировкой от губернатора Андрею Моторыкину вручили 11 августа – спустя ровно месяц со дня трагедии под Стрежевым

«Не понимаю, почему акцентируют внимание на мне. Помогал не только я. Это и стюардесса Виктория Новак, и Павел Кузнецов из Сургута, и другие люди, которых я не знаю. Вероятно, дело в том, что я оставался там до самого конца».

Андрей Моторыкин, 24 года, геофизик «Сургутнефтегаза»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *