О влиянии коронавирусной инфекции на коррупцию

Борьба с коррупцией сейчас в тренде. От масштаба фигур, попавших в поле зрения правоохранительных структур, порой оторопь берет. Даже ковид ей не помеха. Силовики в масках задерживают крупных чиновников в масках, а судьи выносят постановления об арестах, соблюдая социальную дистанцию.

Но случается, руководители предприятий, нарушившие отдельные положения антикоррупционного законодательства (конечно, речь идет не о «расстрельных» статьях, за которыми маячат большие сроки и мощные конфискации), в свое оправдание ссылаются именно на необходимость соблюдать ограничения, связанные с пандемией. С таким феноменом недавно столкнулись в прокуратуре Советского района. Сейчас административное дело находится на рассмотрении в суде.

Чудище обло, озорно и лаяй

Коррупция многолика, как и меры противодействия ей. Но руководителям предприятий чаще всего приходится сталкиваться со статьей 12 ФЗ «О противодействии коррупции» – той, что касается ограничений и обязанности, которые налагаются на бывшего государственного или муниципального служащего, по тем или иным причинам завершившего государеву службу, при дальнейшем трудоустройстве. А также со статьей 19.29 КоАП РФ, что устанавливает ответственность работодателя за их нарушения.

По требованиям закона гражданин, замещавший должность государственной или муниципальной службы, включенную в установленный соответствующим указом президента РФ перечень, должен в течение двух лет после увольнения получать согласие комиссии по соблюдению требований к служебному поведению в своем бывшем ведомстве при новом трудоустройстве.

Почему эта мера направлена на предотвращение коррупции? Например, чтобы чиновник не создавал протекции какой-либо организации в обмен на трудоустройство и высокую зарплату после отставки. С другой стороны, успешная государственная служба не должна приводить к запрету на профессию для хорошего специалиста. Опыт и знания бывшего чиновника вполне могут быть востребованы в бизнесе. Но система трудоустройства должна быть прозрачной. Поэтому и предусмотрены штрафы именно за неинформирование комиссий, а не за сам факт трудоустройства.

Кадры решают всё

Поэтому отвечает – рублем – именно работодатель Каждый кадровик знает: принимаешь на работу бывшего чиновника – сообщи в 10-дневный срок по его ведомству. Профессионалы говорят: от греха подальше – на любого. Есть, конечно, особый список, в котором указывается конкретный перечень должностей, но опытные люди знают: напишешь лишнюю бумажку – не переломишься, а не напишешь нужную – горя не оберешься. Штрафы-то немаленькие: 20 и 50 тысяч на руководителя и сотни тысяч – на организацию. Тем не менее в пресс-релизах прокуратуры Томской области мы не так уж редко встречаем сообщения о таких нарушениях. Последнее было буквально на днях.

«По результатам проверки прокуратуры Советского района города Томска организация судом оштрафована за незаконное привлечение к трудовой деятельности бывшего государственного служащего.

Прокуратура проверила исполнение законодательства о противодействии коррупции при трудоустройстве бывших государственных и муниципальных служащих.

В целях предотвращения совершения коррупционных правонарушений на работодателя законом возложена обязанность при заключении трудового договора с бывшим государственным или муниципальным служащим в течение двух лет после его увольнения с гражданской службы сообщать об этом в государственный орган по последнему месту его службы.

Однако проверка показала, что общество с ограниченной ответственностью при привлечении к трудовой деятельности бывшего сотрудника региональной службы судебных приставов уведомление о его трудоустройстве в УФССП России по Томской области не направило.

В этой связи прокурор района возбудил в отношении общества дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.29 КоАП РФ (незаконное привлечение к трудовой деятельности бывшего государственного служащего).

Виновной организации назначено наказание в виде административного штрафа в размере 50 тыс. рублей» (постановление мирового судьи Кировского судебного района Новосибирска вступило в законную силу).

Синей птицы не стало меньше…

За комментариями мы обратились к прокурору Советского района Олегу Фрикелю.

– Олег Александрович, насколько часто встречаются такие правонарушения?

– Я бы не сказал, что часто, но тревожит тот факт, что их не становится меньше, несмотря на то что нормы закона действуют достаточно давно, уже сложилась судебная практика, этой теме уделяется немалое внимание и в средствах массовой информации. Тем не менее прокуратурой Советского района города Томска при проведении проверок (а подобные проверки работодателей на предмет соблюдения правил трудоустройства госслужащих проводятся на системной основе) выявляются нарушения закона. В 2019 году по статье 19.29 КоАП прокурором было возбуждено пять административных производств в отношении работодателей, не сообщивших о приеме на работу госслужащих по их прежнему месту работы, в связи с чем должностные и юридические лица были привлечены к административной ответственности – штрафам в размере 20 и 50 тысяч рублей соответственно на общую сумму 140 тысяч рублей. В 2020 году работа по этому направлению продолжена, и вновь мы выявили пять предприятий, принявших в штат работников, ранее занимавших должности государственной службы, в отношении которых работодатель не исполнил предусмотренную законодательством о противодействии коррупции обязанность. А ведь до конца года еще полтора месяца… И да, к ответственности привлечены все руководители, общая сумма назначенных штрафов составила 190 тысяч рублей.

– Что за история с организацией, которой послать уведомление по бывшему месту службы помешала коронавирусная инфекция? Всех свалил коварный вирус?

– Нет, там суть в другом. Речь идет о бывшем сотруднике регионального подразделения Федеральной налоговой службы России, занимавшем довольно ответственный пост. Он был принят заместителем генерального директора по правовым вопросам в одно из ООО. О чем в ФНС не было сообщено в 10-дневный срок, как это предусмотрено законом. Работниками прокуратуры было установлено, что трудовой договор был заключен 6 апреля, а уведомление направлено только 24 апреля. В свое оправдание руководство ООО ссылается на то, что фактически новый сотрудник приступил к своим обязанностям только 12 мая, к тому же в этот период в Томской области действовали ограничительные меры. Но почта-то работала, да и закон обязывает работодателя сообщать о трудоустройстве в 10-дневный срок с момента заключения договора, а не вступления его в силу. Вот такая история с ковидом. Хотелось бы отметить, что прокуратура в обязательном порядке оценивает любое выявленное административное правонарушение через призму малозначительности, урегулированной статьей 2.9 КоАП РФ. Но здесь не тот случай. Существует сложившаяся судебная практика.

– И чем она закончилась?

– Пока дело рассматривается судом.

Олег Фрикель всегда отмечает, что цель прокуратуры – не столько покарать виновных, сколько предостеречь от совершения правонарушения. Нигилисты считают, что антикоррупционные законы – это всего лишь формальная отмазка, никакого отношения к реальной жизни и реальным ворам и взяточникам не имеющая. Ну что ж. Ваши убеждения – это ваше личное дело. А дело прокурора – следить, как эти законы исполняются. И, поверьте, к нему он относится со всей ответственностью.

Гражданин, ранее замещавший должности государственной или муниципальной службы, в течение двух лет после увольнения с соответствующей службы обязан при заключении трудового договора (гражданско-правового договора на выполнение работ (оказание услуг) стоимостью более 100 000 руб. в месяц) сообщать работодателю сведения о последнем месте своей службы. Такой вывод следует из положений ч. 2 ст. 64.1 ТК РФ, ч. 2 ст. 12 Федерального закона от 25.12.2008 № 273-ФЗ.

Автор: Марина Крайнова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 20 = 30