Сорокалетнего томича обвинили по 46 эпизодам сексуального насилия над подростками

– Этот человек производил исключительно благоприятное впечатление. Образованный, неглупый, с чувством юмора. Друзья говорили о нем: «Душа компании!» Было очень легко поверить, что он способен броситься на помощь ближнему, отложив все свои дела. Ответственный, надежный… Заботливый муж и отец двух приемных детей, – помощник прокурора Октябрьского района Евгения Махсудова с трудом совмещает положительную характеристику с приговором суда. – Все замечательно, если не знать, что этот приятный мужчина осужден к 12 годам колонии строгого режима за преступление против несовершеннолетних. Пока еще приговор не вступил в законную силу и будет обжалован в кассации.

Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 12-летнего возраста, наказываются лишением свободы на срок от 7 до 15 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 20 лет или без такового и с ограничением свободы на срок до 2 лет либо без такового.

 

Хочешь порулить?

Зима 2008-го. Сорокалетний Виталий Васильевич (здесь и далее имена изменены) ехал на личном автомобиле по окраине города. Заметил мальчика, голосующего у дороги. Остановился. Оказалось, ребенок опоздал на автобус и теперь пытается вернуться домой на попутке. Живет в пригороде. Виталий Васильевич решил подвезти. Дорогой познакомились и разговорились. Одиннадцатилетний Толик воспринял как должное великодушное предложение взрослого дяденьки дать порулить автомобилем. (В его большой и не очень богатой семье о машине не могли даже мечтать!) Виталий Васильевич посадил ребенка к себе на колени – нельзя же, в самом деле, доверить пацану руль… Короткий урок вождения закончился уговорами вступить в сексуальную связь. Нет, взрослый не угрожал. Нашел нужные слова, заверил, что больно не будет, пообещал денег. Мальчик согласился.

После Виталий Васильевич подвез его до поселка, как и обещал. Высадил у магазина, чтобы не привлекать лишнего внимания. И уехал. Толя ничего дома не рассказал – стыдно. Все ведь случилось уже, не поправишь. Еще и ругать будут.

Земляника оптом

На этом история до поры до времени приостановилась. И, возможно, еще долго не всплывала наружу, если бы мальчика не перевели из обычной школы в школу-интернат. Здесь у него появился друг – одноклассник Кирилл. Они легко сошлись: спокойный, немного замкнутый Толик и живой, бойкий Кирюха. Удачно дополнив друг дружку, они стали лидерами в классе, заставив сверстников уважать себя и даже побаиваться.

Летом Кирилл продавал у трассы землянику. Остановилась машина, мужчина купил ягоды. Потом приехал еще, дал свой телефон, пообещав стать постоянным покупателем. Однажды подвез. И предложил порулить…

Схема соблазнения у Виталия Васильевича разнообразием не отличалась. И во второй раз сработала даже успешнее, чем в первый. Кирилл быстро понял, что «взрослые» отношения могут быть взаимовыгодными. Случалось, он сам звонил Виталию Васильевичу с просьбой куда-нибудь подвезти. Тот шел навстречу – просто так. И денег время от времени подкидывал. Когда начались занятия, стал приезжать к интернату. И тут случайно встретил Толю, давнего своего знакомого.

Расширение территории

Отношения завязались «на троих». Ситуация была скользкой, но имела в глазах мальчишек свои плюсы. Подросткам льстил ореол исключительности: одноклассники видели, что за ними частенько приезжает машина (в среде интернатовских этим могли похвастаться не многие). Но дядя Виталий в разговорах до поры до времени фигурировал как «мамин друг» или «знакомый таксист». Пока не предложил приятелям подыскать для своих забав еще кого-нибудь. А он заплатит.

Мальчишки оказались старательными, но неумелыми поставщиками. По классу поползли возбужденные разговоры про какого-то знакомого, про деньги… Учителя насторожились. А прислушавшись повнимательнее, серьезно встревожились.

– Впоследствии дети рассказали, что предложения, исходившие от двоих приятелей, звучали достаточно жестко. Все было названо своими именами, – рассказывает гособвинитель Евгения Махсудова. – Одноклассники отнеслись по-разному: кто-то не обратил внимания, кто-то воспринял как угрозу, однако согласных вступить в сексуальные отношения не нашлось. Один мальчик настолько испугался, что начал убегать из интерната. В класс входил не иначе как в сопровождении учителя.

Педагоги сообщили о своих подозрениях руководству интерната.

Задержать без лишнего шума

– Этому учебному учреждению, можно сказать, повезло, – добавляет второй гособвинитель по этому делу Родион Сваровский. – Заместителем директора здесь работает женщина, служившая в свое время в милиции. Навыки следователя у нее сочетаются с чутким и бережным отношением к воспитанникам, она пользуется их безусловным доверием. Педагог взяла дело в свои руки. Поговорила с ребятишками, выяснила, что разговоры имеют под собой очень серьезные основания. И сообщила в правоохранительные органы.

Полицейские задержали автомобиль Виталия Васильевича на трассе под предлогом проверки документов. В салоне находилось несколько ребятишек. Произошло это в апреле 2011-го. 1 июня было возбуждено уголовное дело.

Закрытый процесс

– Судебный процесс шел трудно, – продолжает Родион Сваровский. – В деле – 46 эпизодов. Заседания, естественно, проводились в закрытом режиме. Но для Анатолия и Кирилла зал все равно был полон народу: подсудимый, его адвокаты, двое гособвинителей, судья, секретарь, конвоиры… Начинали задавать общие вопросы – дети путались. Спрашивали более конкретно – мальчишки замыкались в себе: «Нет, нет, ничего не было…» Естественно, этим умело пользовались защитники подсудимого, стремясь доказать, что нестыковки в показаниях вызваны не забывчивостью и стыдом, а обыкновенным враньем. И здесь нам опять очень помогла заместитель директора интерната. Она постоянно приезжала вместе с мальчишками и, хотя не могла войти в зал, сидела за дверью. Благодаря этой психологической поддержке дети, в конце концов, начали сообщать детали, и картина преступления была восстановлена во всех подробностях.

Подсудимый давал показания спокойно и очень продуманно. Ссылался на свои многочисленные командировки, на отсутствие в городе, даже на болезни… Все это необходимо было проверять. Свою вину он не признавал и не признает до сих пор. Его позиция: он сам рос в интернате, жалеет ребятишек, которые вынуждены жить в таких же условиях. Хотел немного порадовать: покатать на машине, денег карманных подбросить… Но суд не согласился с подобной версией. В итоге приговор: виновен по статье 134 УК РФ «половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста».

– Не знаю, какая реабилитация еще возможна в этом случае, – продолжает Сваровский. – Судьбу мальчишкам он сломал, это однозначно. Не мог справиться с собой в силу психического отклонения, но вел себя открыто, цинично, прекрасно осознавая последствия своего поведения. Так что приговор считаю вполне заслуженным. Мы, как государственные обвинители, просили 13 лет. Отдельного внимания заслуживает в этой истории позиция педагогов. Они не попытались все замять и не выносить сор из избы. Именно благодаря их человеческой принципиальности удалось пресечь тяжкое преступление и оградить от сексуальных посягательств других воспитанников.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *