Мнение
09.11.2018

Социальное иждивенчество

Статей на сайте: 16296

Вся Россия обсуждает слова свердловской чиновницы Ольги Глацких, адресованной к молодежи: «Государство вам ничего не должно. Оно не просило их (родителей) вас рожать». Теперь олимпийская чемпионка по гимнастике отстранена от занимаемой государственной должности директора департамента молодежной политики Свердловской области на период проведения проверки. Деятельностью департамента заинтересовался даже Следственный комитет. Между тем результаты работы Глацких входят в противоречие с ее словами, сказанными на встрече с молодыми волонтерами. Молодые семьи в Свердловской области улучшают жилищные условия, одаренные дети учатся в специальных учебных заведениях, ширится волонтерское движение…

Ольга Глацких вынуждена извиняться за сказанное: «Мне действительно стыдно за то, что я в эмоциональном состоянии выразилась некорректно и не смогла точно и правильно донести свою мысль до молодых людей, участников круглого стола. Мне хотелось подчеркнуть то, что молодые люди должны максимально использовать свой собственный потенциал, быть инициативными, используя собственные ресурсы и силы, добиваясь поставленных целей. Когда мне и моим коллегам по спорту было 12–15 лет, нас не посещали мысли, что государство всё нам должно дать. Да, как и сейчас, государство давало нам возможность реализовать себя, но нас мотивировала внутренняя гордость за великую страну, флаг которой развевался, когда мы побеждали. Учителя, тренеры и близкие всегда учили любить Родину, бороться за нее, отдавать всю свою энергию и силы для победы в спорте, в учебе и саморазвитии.

Мне бы хотелось, чтобы на моем опыте молодые чиновники, политики, общественные деятели старались очень бережно относиться к публичным высказываниям», – заключила она. 

Теперь можно рассуждать о корректности или некорректности высказывания, о том, вырвано ли оно из контекста, но резонанс возник не на пустом месте. Вопрос «легко ли быть молодым?» по-прежнему актуален, как и традиции российского социального иждивенчества. Что думают о словах чиновницы и социальном иждивенчестве наши читатели?

 

 

Сергей Кузнецов, председатель Общественного совета при Законодательной думе Томской области, первый секретарь Томского обкома ВЛКСМ в 80-х годах прошлого века

– Мне кажется, что в дискуссии о словах Ольги Глацких читается какая-то заданность. Словно кто-то нарочно раздувает эту истерию, тем более что и раздувать особо не надо: отношение россиян к чиновничеству не самое лучшее. Удивительно другое: современные коучи и бизнес-тренеры, собирающие полные олимпийские залы, за попадание к которым люди платят тысячи и тысячи рублей, говорят примерно то же самое, что и Ольга Глацких: рассчитывайте только на себя, никто вам ничего не должен. Я сам всегда говорил молодым: работайте, развивайтесь, ищите перспективы, если есть возможность возглавить большое дело или хотя бы поучаствовать в нем – делайте это. А сегодня, больше чем уверен, критикуют олимпийскую чемпионку как раз не самые деятельные и активные люди.

В своей комсомольской зрелости я писал дипломную работу в Академии общественных наук при ЦК КПСС на тему «Мотивация в комсомольской работе», где высказывал простую мысль: на БАМ и другие комсомольские стройки люди едут не только за романтикой, туманом или запахом тайги, а за вполне реальными материальными благами, а уж потом за моральным удовлетворением. Я сам за три месяца в ССО зарабатывал 1 200 рублей, а зарплата в ТИАСУРе у меня была 90 рублей. Идеально совпадал и личный интерес, и общественное благо. И радость от сделанного была. Но мы тогда ни на кого не надеялись. Когда стало ясно, что в Томской области у огромного количества молодых людей, начинающих ученых нет жилья, а в регионе простаивают строительные мощности, я вышел с инициативой: пусть те, кто хочет получить жилье за полтора-два года, поработают на наших заводах ЖБК, КПД, чтобы загрузить их в две-три смены. Помню, как один из руководителей области сказал тогда мне: «Ты что, хочешь иждивенцев воспитывать? У нас ветераны войны годами в очереди на жилье стоят!» Вот как тогда понимали социальное иждивенчество. Два года каторжного труда за собственное жилье считалось слишком легким вариантом для молодежи.

Государство должно создать условия, предоставить возможности, выстроить систему социальных лифтов, но сесть в эти лифты молодой человек должен сам. Вот о чем говорила, возможно не совсем удачно, уральская чиновница, а теперь попала как кур в ощип: припомнили ее же признание про семь классов образования, инициировали расследования. Я сам немножко занимался спортом, поэтому знаю, сколько труда, пота и слез вложено в олимпийские медали этой девчонки. Она точно не пропадет, а вот ее гонители так и останутся диванными критиками.

 

 

Лариса Кузнецова, мать троих детей

– Возмущена до предела высказываниями свердловской чиновницы. Что значит: государство не просило рожать детей и ничем теперь не обязано? Во-первых, просило, и еще как: вводили материнский капитал, увеличивали рождаемость всякими программами, предлагали льготные программы строительства жилья для молодых семей. А где жилье – там и дети сразу рождаются. Только в Томске есть и «Губернаторская ипотека», и «Бюджетный дом», и социальная ипотека, федеральные программы поддержки. И вот теперь здравствуйте, приехали – нас, оказывается, не просили!

У меня подрастает сын, ему 14, через два года военкомат возьмет его на учет как военнообязанного. Государству мой сын, получается, как защитник нужен, но государство при этом ему ничем не обязано? Нет, я знаю, что профессиональным военным грех обижаться: и зарплаты, и пенсии досрочные такие, что гражданские завидуют, но мальчишкам, которые идут служить срочную службу, рискуют жизнью на границе, да мало ли где, неужели государство ничем не обязано? Или опять скажут, как когда-то афганцам: «Мы вас туда не посылали»?

Мой муж работает и платит налоги. Мы все платим налоги. Наши дети вырастут и тоже начнут платить налоги. Взамен хотелось бы получить от государства ра­зумные законы, гарантии безопасности, другие государственные услуги. Неужели же наше государство не обязано нам это все предоставить? Мне кажется, просто в головах у некоторых чиновников все перепуталось. Это государство создано для нас, а не мы для государства.

 

 

Ирина Мелешина, архивист

– Я хотела бы вступиться за Ольгу Глацких, потому что не вижу ничего предосудительного в ее высказываниях. Наоборот, считаю, что она во многом права и высказалась совершенно искренне.

В чем ее обвиняют? В том, что посетовала на сильно запоздалую социализацию молодежи? Так это секрет Полишинеля, что у части нынешней молодежи уровень инфантилизма зашкаливает. Стиль жизни многих юношей, планирующих свое бытие, – все им должны и помногу. Начинать с гвоздя никто не хочет, подавай сразу плюшки, и послаще. Не учась с усердием, не работая, не развиваясь, получить «бочку варенья и ящик печенья», при этом требуя всемерного уважения к своей личности и высокую зарплату сразу, если вдруг личность пожелает поработать. Предположим, что наше государство в силах создать максимальную патронатную систему над ячейками общества и отпрысками, но в чем будет состоять социальная, воспитательная роль собственно семьи? Взрослеть и мудреть на трудностях, обжигаясь и побеждая, вместе, бок о бок, в любви и согласии. Значит, и дети рядом будут вырастать без иждивенческих запросов. У государства никто не спрашивает, жениться мне или не жениться? И это только у Сократа ответ философский – сделаешь ошибку в любом случае, а в жизни мало кто в порыве химии страсти думает рационально: сможет ли поднять семью и воспитать детей, не боясь за их будущее. Рассчитывают не на себя, а на других: а родители на что, а государство с его закромами?

Помню, как однажды в наш гаражный кооператив пришел молодой человек и предложил проект устройства на кровле теннисного корта. Красивая компьютерная картинка, размеры, все честь по чести. «А где средства найдешь?» – был задан ему вопрос. Ответ обезоружил: «Я не собираюсь ничего искать, мне дадут деньги по гранту, власти обязаны это делать, вы построите, а я еще что-нибудь придумаю».

Другое дело, что государство заинтересовано в позитивной демографии, люди, а не капиталы – основа экономии, и люди в свою очередь должны быть хорошо защищены социально-правовой системой. Потому что отношения общества и государства напоминают сообщающиеся сосуды или дорогу со встречным движением.

Знаю Ольгу Глацких давно, мы с ней из одного небольшого уральского города, и я, конечно, следила и гордилась ее спортивными олимпийскими успехами. Своих вершин она добивалась сама – через пот, боль, слезы. Всего достигла лично, но с помощью общества и государства.

Случилось: оступилась, ляпнула, не подумав о последствиях, накажите, но дайте возможность исправить ошибку. Но, похоже, растерзают.

Во всей этой истории, на мой взгляд, самое главное – не столько непричесанные высказывания уральской чиновницы, сколько приданный им умелым пером одиозный акцент. У нас ведь уже давно принято в СМИ, прикрываясь якобы справедливостью, безнаказанно скандально вытаскивать наружу чужие грехи, выдавая их за вселенские. Видали, какой я крутой макрейкер, нашел чиновничий ляп и обличаю власть, которая во всем виновата.

Но не оставляет ощущение, что кому-то нужен этот скандал.

Материалы подготовил
Андрей Остров

RSS статьи.  Cсылка на статью: 

Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 59 = 67