27 января в музее Освенцима пройдут мероприятия, посвященные памяти узников фашизма. В боях только за этот район, где располагался лагерь, погибли свыше 200 советских солдат и офицеров. А первыми из освободителей вошли шестеро разведчиков, среди которых был томич и еврей по национальности Леонтий Брандт.

ЗОЖ в тылу и за линией фронта

…На фронт он попал в 17 лет, хотя призывались тогда парни и девушки с 18. Юноша работал к тому времени сначала на эвакуированном Загорском заводе оптики, который разместили прямо в главном корпусе ТГУ, а потом на ТЭМЗе, где делали минометы. И постоянно вместе с друзьями ходил в военкомат, и в конце концов его взяли, потому что он был хорошим лыжником, а тогда как раз такие спортивные парни требовались. Так он стал командиром отделения в женском лыжном батальоне Томского артиллерийского полка 150-й стрелковой Сибирской добровольческой дивизии (потом она стала 22-й гвардейской). Тут, правда, надо сказать, что Леонтий вдобавок к такому преимуществу, как спортивный разряд по лыжам, еще до призыва окончил курсы младших командиров.

Тем не менее на войну вместе с женским батальоном, когда тому пришел приказ выступать, его не отправили, а направили «добирать» возраст в Бийскую школу снайперов. Там его ждали другие испытания, опять-таки как командира отделения, – в школу снайперов брали в основном охотников, многие из которых по возрасту Леонтию годились в отцы и даже в деды. А когда наконец он попал на фронт, то попросился в разведку. И его взяли. Помогло то, что сибиряк, спортсмен, да к тому же маленький, то есть незаметный, и… некурящий – важные для разведчика обстоятельства. Последнее – особенно.

– Представьте, – рассказывал Леонтий Вениаминович, – как тяжело курящему разведчику лежать многими часами на нейтральной полосе или идти в тыл к немцам! Курить нельзя – можешь выдать и себя, и других. А не курить – мучение. К тому же я неплохо понимал немецкий, это тоже сыграло свою роль. Иногда мы по несколько дней наблюдали за немцами, прислушивались к разговорам… Меня часто посылали и на нейтральную полосу, и в тыл к немцам. И один такой поход для меня закончился очень плохо: я подорвался на мине-попрыгушке. Спасла меня хорошая реакция: я услышал щелчок и мгновенно упал на землю, закрыв голову руками. Но меня все равно ранило – когда взрывается мина-попрыгушка, осколков всегда очень много. Один из них сидит у меня возле виска до сих пор – врачи сказали, что вытаскивать его очень опасно. Главное, глаза остались целы. Пробыв в госпитале около месяца, я вернулся в свою часть и служил в ней до самого конца войны.

Увидели страшное

…Так случилось, что томич в числе других шестерых солдат первым вошел в Освенцим, когда из него только что бежали немцы. Вот что он сказал об этом.

– Пробыли там совсем недолго – освободили и пошли дальше, мы же разведка. Поэтому видели немного. Но то состояние, в котором находились оставшиеся в живых узники, поражало. Это были просто ходячие скелеты, иногда даже было невозможно понять, женщина перед тобой или мужчина, взрослый или ребенок. Уж чего мы только не насмотрелись, освобождая территории на той же Украине, – сожженные деревни, трупы на улицах, виселицы… Но это было самое страшное. Хотя, как потом я понял, тем бойцам, кто шел за нами и увидел полусгоревшие трупы в печах, горы обуви, в том числе детской, на складах лагеря, было еще тяжелее – они прочувствовали этот ад на земле.

…Войну разведчик-томич закончил в Праге. Причем эти самые последние дни стали для него лично очень драматическими.

– Именно в последних боях погибло несколько моих друзей-разведчиков, – рассказывал Леонтий Вениаминович. – Мы попали в засаду, и мне очень повезло, что я остался в живых. А они также прошли всю войну и не дожили до Победы совсем чуть-чуть. Это было особенно тяжело…

Освенцим освобожден 27 января 1945 года советскими войсками. День освобождения лагеря установлен ООН как Международный день памяти жертв Холокоста.

Вечером после войны

После Победы бывший разведчик учился на воинских офицерских курсах в Ленинграде, а затем был направлен в Германию, где прослужил в контингенте советских войск еще четыре года. Там ему повезло сняться в массовке на съемках фильма «Падение Берлина», куда его направили в числе других солдат и офицеров. Причем повезло дважды – познакомился и подружился с легендарным артистом Борисом Андреевым, игравшим в фильме главную роль. Тот увидел, что Леонтий все время ходит с фотоаппаратом, и захотел познакомиться, так как тоже с детства увлекался фотографией. Через 20 с лишним лет, когда Андреев приезжал в Томск на гастроли, они вновь встретились, вспоминали прошлое, сфотографировались на память.

…Удивительно, но при очень непростой, а часто и драматической жизни и судьбе Леонтий Вениаминович всегда оставался оптимистом, человеком, как говорится, легким на подъем. Он всю жизнь занимался спортом, на лыжах ходил и после 90 лет. Плавал и любил танцевать, особенно под музыку своей молодости в исполнении духового оркестра.

Пражская весна Брандта

На один из юбилеев Победы его, как воина, участвовавшего в освобождении Чехословакии и Польши, пригласили в обе эти страны. И он, конечно после парада Победы в Москве, принял чешское предложение, поехал в Прагу.

– Ко мне прикрепили куратора, – рассказывал он мне, – девушку, которая повсюду нас сопровождала. И всем говорила, что я русский офицер, который освобождал Прагу. Услышав это, все сразу начинали улыбаться и готовы были сделать для нашей делегации все, что угодно. Такой известности у меня никогда в жизни не было! Приятно было, конечно. Люди везде были доброжелательные, спокойные, на русский язык реагировали очень хорошо. В первый день мы гуляли по городу, побывали на Ольшанском кладбище, где похоронены наши солдаты. Кладбище тогда было очень ухоженное, возле памятника лежало много живых цветов. Отвечая на вопросы окружающих, я рассказал, что сибиряк, что участвовал в боях за чешскую столицу, что освобождал Освенцим. И что среди моих наград есть две медали от правительств этих стран за его освобождение – польская и израильская, а еще – награды за освобождение Польши и Украины. Молодым советовал лучше учить историю.

Как оказалось, этот совет бывшего ветерана Великой Отечественной войны, томича, участника боев за освобождение от фашистов Украины, Чехословакии и сражения за Берлин не устарел и сегодня.

Автор: Соломон Выгон

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 + 1 =