Сергей Мирошников:
о векторах внешней политики

Новая авторская статья премьер-министра РФ Владимира Путина вышла в минувший понедельник, 27 февраля, на страницах газеты «Московские новости». Своим мнением о прочитанном с «ТН» поделился доцент кафедры мировой политики ИФ ТГУ Сергей Мирошников.

Сергей Мирошников

– Речь о внешней политике Владимир Путин начинает с описания ситуации «арабской весны»: говорит о том, кому могли быть выгодны эти события и кто в действительности за ними стоял. Затем автор говорит о региональных проблемах, начиная с Азиатско-Тихоокеанского региона, что примечательно. А вот о новых механизмах и инструментах внешней политики речь заходит только в конце статьи. Такое построение текста наводит на мысль, что мы опять, к сожалению, начинаем поиск внешнего врага. А это весьма спорная тактика в современном глобальном мире…

Порадовал тот факт, что в политической риторике появился термин «мягкая сила» (этот инструмент западные страны стали использовать еще в 1970-е годы). Тактика мягкой силы – продвижение экономических интересов новыми методами: более широким использованием экономических и информационных рычагов, улучшением имиджа страны, созданием положительного образа русского человека, русской культуры. Одним из главных инструментов этой силы традиционно являются СМИ. Во время правления Дмитрия Медведева, например, заработал канал Russia Today, который сегодня начинает оказывать информационное воздействие на мир. Его продвижение можно отнести к успехам нашей внешней политики. Но это, пожалуй, и все.

Но были во внешней политике России последних лет и промахи: из статьи, к сожалению, не ясно, вынесли ли мы из них уроки. Так, например, Россия продолжает опираться на диктаторские режимы, которые по определению не могут существовать долго. В результате – с естественным исчезновением таких режимов мы утрачиваем свое влияние в этих странах и регионах. Эта тема не получила продолжения в выступлении премьер-министра.

Сегодня в арсенале российской внешней политики продолжают преобладать стандартные формы воздействия советской дипломатии. Премьер-министр упоминает о том, что надо развивать дипломатическо-экономические формы взаимодействия. Но это потребует структурного изменения институтов внешней политики. В структуре наших посольств за рубежом экономический блок минимальный – в лучшем случае десятая часть. В посольствах других стран ситуация совершенно иная, к примеру в посольствах США экономический отдел составляет три четвертых всего состава. И нам, чтобы перестроить работу, необходима не только политическая воля, но и хорошо подготовленные экономисты-международники, которых сегодня не хватает.

То есть в статье действительно обозначен ряд перспективных векторов развития российской внешней политики, но механизмы, инструменты их реализации остаются туманными и неясными.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *