Татьяна Воробьева, юрист, руководитель Сибирского центра медицинского права

Татьяна Воробьева:
о цене врачебных ошибок

Татьяна Воробьева, юрист, руководитель Сибирского центра медицинского права:

Татьяна Воробьева, юрист, руководитель Сибирского центра медицинского права
Татьяна Воробьева, юрист, руководитель Сибирского центра медицинского права

– По решению районного суда Шегарская ЦРБ должна выплатить семье 300 тыс. рублей. Истец (мама девочки, которой медсестра ввела 10-кратную дозу вакцины от туберкулеза) заявлял компенсацию в 1 млн рублей. Многим решение суда показалось неадекватным и даже бесчеловечным. Но это как посмотреть. Если с эмоциональной точки зрения, то более чем в три раза уменьшить сумму выплаты – это слишком. Если же оценить защиту прав пациента в развитии, все не так уж плохо. Как юрист, я вижу небольшой, но прогресс.

Какую позицию занимали врачи еще два года назад? ЛПУ даже при очевидной ошибке настаивали: не виноваты. К тому же, попав в судебные жернова, давили на жалость: «Денег нет, с чего выплачивать?»

Что осталось на прежнем уровне? Суммы компенсации за незначительный, средний и тяжкий вред здоровью в российском законодательстве не определены. Поэтому истцы берут их, по сути, с потолка, доказывая в суде, что именно на эту сумму пациент и настрадался. ЛПУ по-прежнему упирают на свою нищету. А суды, увы, выносят решения «по убеждению», редко обосновывая, почему сумма компенсации стала в разы меньше.

Что изменилось? Процессов, спровоцированных врачебными ошибками, стало больше. Появляются примеры, когда медики еще до судебных тяжб соглашаются: виноваты (Шегарский случай). Бывает, еще до суда заключается мировое соглашение, и стороны договариваются о размере компенсации (как раз эту стадию переговорных отношений нужно развивать). И серьезное достижение последних двух лет – средний размер компенсации за вред здоровью, причиненный в результате врачебной ошибки, в регионе наконец-то вырос. Ранее, сколько бы истцы ни заявляли, больше 100 тыс. руб­лей суд не назначал. Сегодня средний размер компенсации по «медицинским делам» уже 200 тыс. рублей. В Шегарском районе вот 300 тыс. Но если бы это дело рассматривали в Новосибирске, уверяю, суд удовлетворил бы исковые требования полностью. И не потому, что в соседнем регионе здоровье и жизнь граждан оценивается дороже. У нас недостаточно правоприменительной практики. А именно она позволяет судьям принимать решение уже без оглядки на безденежье ЛПУ, на власть, а опираясь на профессиональный опыт и собственную базу. Чем чаще граждане будут отстаивать свои права, тем этой практики будет больше, и размер компенсации изменится. И вот когда серьезные суммы, как дамоклов меч, повиснут над ЛПУ, тогда врачи к исполнению своих обязанностей будут подходить более ответственно.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *