Спасет ли томскую старину статус исторического поселения

Статей на сайте: 94

В прошлый четверг любители старины отмечали Международный день охраны памятников и исторических мест. И в тот же день Томск завалило снегом. Но опрокинувшаяся на город стихия не помешала общественникам протоптать на заметенных улицах тропинки к Российско-немецкому дому. Именно там защитники зодчества провели круглый стол о будущем томского прошлого. Главной темой – ожидаемо – стало затянувшееся утверждение границ исторического поселения и печальные для томской архитектуры последствия, к которым, по мнению неравнодушных горожан, и привела эта проволочка.

В предыдущих сериях

В 2010 году Томск получил статус исторического поселения федерального значения. Однако у города нет документов, которые по закону должны быть у каждого такого поселения. В 2016 году мэрия Томска обратилась к компании «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские» (Москва), чтобы разработать проект границ и предмет охраны: без этого невозможно получить необходимую документацию.

Готовый проект мэрию не устроил: по мнению чиновников, в него попали «лишние» территории, что может затормозить развитие Томска. Начались суды.

В 2018 году ситуация накалилась настолько, что в нее пришлось вмешаться областной власти. Градостроительный совет при губернаторе принял решение: проект следует доработать с участием томских специалистов и общественников. В начале 2019 года Владимир Путин поручил Томской области утвердить проект границ исторического поселения до конца весны.

– Президент поставил перед нами срок – до 31 мая, и я не сомневаюсь, что поручение будет выполнено, – сказал губернатор Сергей Жвачкин в интервью агентству «Интерфакс». – Есть замечательный проект, принятие которого тормозили бюрократические проволочки. Проволочки распутали. Я убежден, что утверждение исторических границ Томска пойдет на пользу городу. Мы разговаривали с мэром, общественными организациями – границы исторического поселения будут утверждены в ближайшие два месяца.

Когда регламент не гарантия

Итак, проект границ исторического поселения на финишной прямой. Однако медлительность стоила Томску слишком дорого: за это время город успел потерять несколько исторических зданий. Об этом говорили участники круг­лого стола «Томск исторический. Будущее прошлого», который состоялся 18 апреля в Российско-немецком доме.

Председатель Томского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Мария Бокова взяла слово первой. По словам общественницы, в Томске снова поднялась волна зачистки исторических территорий под новое строительство. Последний проект зон охраны был принят в 2012 году, однако это не помешало заинтересованным лицам находить лазейки в жестких регламентах.

– Самовольные трактовки регламентов привели к тому, что на месте деревянных домов появляются бетонные монстры, – отметила Мария Бокова. – Например, Шишкова, 13: на месте деревянного дома появилось три железобетонных. Снесли дом на Бакунина, 12, в сердце исторического Томска. По проекту там будет реконструкция. Но дома-то нет. Что реконструировать? Получается, это новое строительство, которое в режимной зоне запрещено. Если такое происходит на старейшей улице, то что говорить о периферии? Мы считаем необходимым ввести мораторий на выдачу разрешений на строительство и реконструкцию в исторических районах до утверждения границ исторического поселения, то есть до 31 мая.

Журналист и краевед Сергей Мальцев продолжил начатый Боковой список утраченных и находящихся под угрозой построек. Речь зашла об ул. Розы Люксембург, 65, где вместо снесенного дома появился новый, более высокий.

– На данный момент эти изменения законны, но они были бы вне закона, если бы проект границ исторического поселения был утвержден, как положено, с 1 января 2017 года, – пояснил Мальцев. – К примеру, для этой территории сейчас действуют регламенты, позволяющие строить дома высотой не более 12 метров. А если бы были утверждены границы поселения, то высота была бы ограничена 9 метрами до карниза.

В печальный список попали дома на проспектах Ленина, Кирова, улицах Белинского, Шишкова, Заливной, Советской, Красноармейской, переулках Ванцетти, Спортивном, Московском тракте. В некоторых местах новые или проектируемые здания полностью перекрывают видовые точки, которые формируют облик исторического центра.

История под прицелом

Больное место – улица Бакунина. Томские экскурсоводы Екатерина Кирсанова и Елена Ерофеева рассказали: гостей города часто неприятно удивляет запах канализации, который окутывает район, а также состояние старинной булыжной мостовой, которая местами засыпана асфальтовой крошкой. Кроме того, здесь появляется все больше новоделов.

Депутат областной Думы Галина Немцева добавила, что получила ответ мэрии на свой запрос о дальнейшей судьбе старейшей томской улицы. В нем говорится, что питерская фирма разработает проект капремонта ул. Бакунина в 2019 году.

– На градостроительном совете проект обсуждать не планируют, это следует из ответа мэрии, – добавила депутат. – Думаю, мы должны выразить свою обеспокоенность этим фактом и попросить, чтобы проект обсудили с общественностью, экспертами и только потом утверждали. У меня оказалось на руках техзадание к проекту, так вот здесь даже не учитывается ремонт канализации. Это вызывает настороженность.

Когда смотришь на город с Воскресенской горы, видишь: когда-то Томск был явно пространственно целостным, теперь же он распадается. Мы говорим: этот дом остался, а тот – снесли… Есть такое понятие – ткань городской застройки. И когда мы теряем хоть один дом, в этой ткани образуются дыры.

Томск получил статус исторического поселения. Я бы назвал это иначе – пространство исторической памяти российского государства. Когда вы спорите о границах исторического поселения и обсуждаете, можно ли туда впихнуть ТЦ, – это одно. А когда вы пытаетесь увязать границы пространства исторической памяти, то встает вопрос: а ты вообще патриот своего города, страны?

Томск – это один большой исторический памятник, только у него много авторов. И когда вы идете по улице, то вы идете по интерьеру памятника. На улице Бакунина это очень хорошо чувствуется. И когда какой-то человек сносит деревянное здание и собирается построить что-то из другого материала, другого масштаба, он разрушает сложившийся интерьер и историческую память.

Сергей Кавтарадзе,
искусствовед, историк архитектуры (Москва)

О чем молчат печные трубы

Обсудили общественники и городскую программу «Дом за рубль», которая действует с 2016 года и позволяет инвесторам восстанавливать деревянные дома, а взамен получать существенную льготу за их аренду.

Председатель комитета по сохранению исторического наследия департамента архитектуры и градостроительства горадминистрации Никита Кирсанов рассказал, что программа не является выходом из тупика. Однако она позволила восстановить несколько домов, возродить интерес к зодчеству и спрос на реставраторов.

– Проект создал альтернативу бюджетным вложениям в ремонт и реконструкцию памятников, – отметил он. – На данный момент мы передали инвесторам 23 объекта, еще два на стадии заключения договоров. В девяти домах идут работы, один введен в эксплуатацию – речь про улицу Пушкина, 5. Нас многие упрекали, что получился новодел. Но там изначально от дома мало что осталось. Не совсем удачно сложилось с домом на Фрунзе, 32а. Инвестор изменил оконные проемы, хотя сам сруб практически подлинный. В итоге дом получился настолько глянцевым, что приходится доказывать, что это был именно капремонт, а не воссоздание. Успешный пример – Кирова, 27а. Здесь сохранено практически 70% аутентичных элементов: бревна, наличники. ­Пушкина, 24, – еще один удачный пример. Здесь не сохранился сруб, но инвестор бережно подошел к декору, почистил, склеил и вернул на место все, что можно было вернуть.

Но не все смотрят на «Дом за рубль» так позитивно. Председатель правления томского филиала Союза архитекторов России Сергей Худяков отметил, что инвесторы берут дома на красной линии – это выгодно для бизнес-проектов. А здания, спрятанные в глубине города, вряд ли дождутся новых хозяев.

– Мы делаем парадную картинку, но теряем Татарскую слободу, Заливную, Болото. Вещи надо называть своими именами, – отметил он. – Пока истинной реставрации здесь нет. К примеру, мы знаем, что у всех домов было печное отопление. Но ни на одном из них я в итоге не увидел печных труб.

Откуда дровишки?

Обсуждение длилось больше двух часов. Помимо экспертов и краеведов сказать пару слов в защиту зодчества успели и простые томичи. В итоге все согласились с тем, что нужно рекомендовать властям сформировать концепцию развития исторического центра и запретить новое строительство в режимных зонах до принятия границ исторического поселения.

А через пару дней на ул. Гоголя, 24, мародеры на глазах у всех разобрали на дрова крышу дома из «списка-701». Мэрия обратилась в полицию, та начала доследственную проверку…

Впрочем, так ли это все удивительно в городе, где люди привыкли называть свое историческое наследие деревяшками?

Фото: Евгений Тамбовцев

RSS статьи.  Cсылка на статью: 

Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 53 = 56