К новому, 1943 году вероятный исход войны, да и судьба страны решались в грандиозной битве против немецких захватчиков на Волге. Страна и ее люди сражались изо всех сил. Томск, оставаясь в глубоком тылу, из своих небольших возможностей города областного подчинения пытался решать две задачи: эффективно производить необходимое для фронта и поддерживать физическое и моральное состояние томичей, в конечном итоге тоже направленное на обеспечение нужд обороны.

Какими заботами, кроме фронта, жил Томск в дни Сталинградской битвы – в материале «ТН».

Дым отечества за отвагу

Начавшаяся 19 ноября 1942 года масштабная операция «Уран», смысл которой был в окружении и разгроме немецких сил под Сталинградом, подходила к своему завершению. Еще многое было неясно, информация о событиях на фронте дозировалась, напряжение и тревога не спадали, но приходили письма с мест боев воинов-сибиряков. Сквозь строки обычных посланий родным от бойцов будущей 79-й гвардейской дивизии уже проступали надежда и уверенность в разгроме врага.

В разгар операции на Волге, в первые дни 1943 года, в Томске проходил набор для пополнения подшефной 150-й Сибирской добровольческой дивизии, которая уже сражалась на северо-западе в районе города Великие Луки. Надо сказать, что патриотический порыв не иссякал с самого начала войны, но после формирования в Томске крупных воинских подразделений ресурсы региона стали иссякать. Пополнению дивизии требовались физически крепкие сибиряки, годные к строевой службе, с высокой моральной закалкой. Но подходящие по всем параметрам новобранцы на тот момент работали в поле, на заводах, у станков и механизмов. Директора предприятий крайне неохотно отпускали добровольцев: да, нужно Родине, но как работать без специалистов, кто будет делать мины, снаряды, подшипники для танков, электромоторы для подводных лодок? Набор в дивизию шел со скрипом, и тогда городские власти, расставляя приоритеты, приняли решение о жесткой разнарядке: Кировский район – 75 человек, Вокзальный – 45… Дело пошло, и новое пополнение было спешно оправлено на фронт.

В конце января по радио передали благодарность от Верховного главнокомандующего всем частям, действовавшим в районе Великих Лук. 959 воинов 150-й дивизии, в том числе и томичи, были награждены орденами и медалями Советского Союза. А уже в апреле 1943 года 150-я Сибирская стрелковая дивизия за стойкость в обороне, мужество и отвагу в наступлении была преобразована в 22-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Узнав об успехах дивизии, томичи выслали своим землякам, томскому полку желанный и дорогой подарок – целый вагон махорки.

Глагол жег сердца

Кстати, местное радио в Томске жители слушали не только для информации: помимо сводок с фронтов и рассказов о трудовых достижениях томичей, редакция радиовещания широко транслировала различные формы литературно-музыкальных передач. В них звучали произведения советских композиторов, классиков, проза и стихи знаменитых писателей в живом и талантливом исполнении студентов эвакуированного Ленинградского театрального института. Режиссерами выпусков были их маститые учителя – профессора Н.Е. Серебряков и М.С. Друскин. Для многих томичей радиопередачи были целительной психологической поддержкой и разгрузкой в разные минуты жизни. Люди ждали полюбившихся артистов, писали заявки, живо реагировали на репертуар. Понимая важность вклада актеров в душевное равновесие людей, городские власти даже премировали всю творческую группу дефицитными отрезами материала на костюмы. Доброе, душевное слово имело свою цену.

Впрочем, вообще отношение к людям науки и искусства было в Томске особенным. Да и все понимали, что людей науки и творчества нужно беречь как уникальное народное достояние. С началом войны здесь оказалось несколько эвакуированных вузов, училищ, театров и организаций. Потому среди самых важных задач остро стоял вопрос о состоянии бытового обслуживания. Мало было только разместить людей, необходимо было создать приемлемые условия для жизни.

В январе 1943 года городские власти отмечали, что удалось добиться существенного улучшения общественного питания для работников науки, литературы и искусства. По пропускам работали столовые, ученых, творческих работников и членов их семей кормили полноценными обедами, было улучшено снабжение качественными продуктами. Вместе с тем были проблемы с полным отовариванием продовольственных и промтоварных карточек – не хватало фондов, бывали перебои с хлебом, овощами, рыбой, трудно решался жилищный вопрос.

Все эти проблемы возникали из-за недоработок в организации снабжения и общепита, в столовых были нередки случаи воровства продуктов персоналом. Потому власти принимали оперативные решения: ругали, наказывали нерадивых чиновников и ставили проблемы снабжения интеллигенции на особый контроль. Грозными постановлениями ликвидировалась задолженность по хлебу и мясу, нуждающихся стремились обеспечить продуктами и лекарствами. Томичи старались позаботиться обо всех, делились буквально всем: «…выделить до 1 февраля 1943 года из ресурсов города для работников науки, литературы и искусства 1 500 кг мыла и 3 тонны квашеной капусты» или «…оказать материальную помощь академику Белецкому и его сотруднику доценту Самарину. Обеспечить их жирами, сахаром или конфетами, керосином, дровами, кроме того, выделить академику Белецкому одну пару валенок и одну пару обуви».

В тех случаях, когда у города взять что-либо было уже невозможно, требовали табак, мануфактуру, обувь у областных организаций снабжения фондов.

 

Победа духа

Но высокопрофессиональное томское радио не только оповещало и отвлекало от страха за жизнь и здоровье близких людей на фронте, оно было рупором важных акций, которые затевались в городе. В самый разгар действий советских войск по окружению шестой армии вермахта под Сталинградом в Томске была объявлена неделя помощи ленинградцам, о чем и оповестили дикторы томского радио. Гордясь защитниками города на Неве, совершающими беспримерный подвиг, томичи инициативой снизу решили оказать им помощь выпуском дополнительной продукции фронту. То есть работой поверх и без того напряженного плана за счет сильно урезанного отдыха сделать и отправить в фонд обороны нужную поддержку для ленинградцев.

Неделя помощи городу трех революций проходила как раз в момент, когда на Волге развивались действия по ликвидации Сталинградского котла. В результате операции «Кольцо» немецкая группировка была рассечена и уничтожена. В последний день января 1943 года фашистское командование во главе с фельдмаршалом Паулюсом сдалось в плен. В Томске вести с Волги встречали с невероятным воодушевлением и ликованием, подкрепляя радость самоотверженной высоко­производительной работой. Неделя ударной помощи Ленинграду была дополнена в том числе и новыми вкладами в фонд строительства сибирской эскадрильи самолетов «За родину».

В невероятном количестве зимних проблем, когда нужно было оперативно решать вопросы со снабжением водой и электроэнергией томские госпитали, а население – дровами, помогать выполнять предельно жесткие производственные планы и бороться за качество продукции, в Томске думали… об искусстве. В феврале 1943 года стали мечтать об организации выставки художника Щеглова «Дневник Отечественной войны» и финансировании выставки «Томск – фронту». Ведь не одним днем жили, а творчество – вечно, и в этом великая победа человеческого духа.

В эти же дни в Томске представляли к почетному званию заслуженного деятеля науки и техники группу ученых индустриального института (ныне – ТПУ) – профессоров И.А. Молчанова, И.Н. Бутакова, И.В. Геблера, М.К. Коровина, Ф.Н. Шахова за многочисленные достижения в годы войны по подготовке кад­ров для промышленности, разработке рудной базы для заводов Кузбасса, за открытия месторождений бурого угля, торфа, изобретения приборов, оборудования и новых материалов.

Трудами ученых тоже был выкован меч, наш, сибирский, надежный и смертоносный, врученный от Томска воинам-освободителям. Коренной перелом в войне – победа в Сталинградской битве – стал возможен благодаря частичке беззаветного труда и героизма наших земляков – на фронте и в тылу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

68 − 61 =