Крупнейший томский обувщик о том, почему люди переходят на кроссовки и как в условиях пандемии правительство поддержало отечественного производителя

Производственникам со стажем не привыкать к экономическим штормам: они пережили дефолт 1998 года, несколько финансовых кризисов уже в новом тысячелетии и вот очередная напасть, вызванная пандемией коронавируса.

О том, как на очередной вызов отреагировала томская компания, редакции «ТН» рассказал директор ООО «Ронокс» Станислав Олтаржевский.

 

Компас для бизнеса

– Когда объявили о пандемии коронавируса в России, мы должны были лететь на выставку в Китай, – вспоминает апрель 2020-го руководитель. – Но границы быстро закрыли, билеты аннулировали, все мероприятия и встречи отменили. Было довольно трудно понять, как в дальнейшем все это вновь начнет работать.

На мой взгляд, самая большая сложность в бизнесе заключается в том, что, когда у тебя нет определенности и четких координат, ты не понимаешь, в каком направлении двигаться и что делать. Согласитесь, ведь, чтобы куда-то идти, нужно знать, где север, а где юг. Когда же у тебя нет этого компаса, а лишь один большой провал, можно впасть в панику, остановить производство.

«Ронокс» тоже притормозил, повесив замок на своей фабрике.

– В общей сложности мы четыре недели просидели на изоляции, а когда вышли, не до конца понимали текущую ситуацию, – продолжает Станислав Русланович. – Во-первых, были отменены не только зарубежные поездки и выставки, но и отечественные. Что делать в такой ситуации – сидеть сложа руки? Нет: мы научились оформлять заказы по Интернету. И тут пошли всевозможные казусы, потому что товар на картинке и в реальности в большинстве случаев не совпадал. Раньше ведь наши технологи на местах отбирали изделия для будущих коллекций, тщательно проверяя колодку, готовую модель в целом.

 

Метка для законопослушных

Но не только коронавирус протестировал на стойкость оте­чественную обувную отрасль. Этой весной обувщики испытали на себе еще одно нововведение – вступил в силу закон о маркировке обуви. Теперь все операции должны осуществляться только с помощью электронного документооборота (ЭДО) и регистрироваться в системе «Честный знак», а розничные магазины обязаны продавать и принимать от поставщиков только маркированную обувь. Но из-за пандемии действие закона перенесли на 1 июля.

– Все эти нововведения оказались действительными только для лояльных производителей, – констатирует руководитель «Ронокса». – Мы заплатили бешеные деньги за установку программного обеспечения, создали дополнительные рабочие места. У всех сразу поменялась схема налогообложения: теперь маркированную обувь нельзя продавать по ЕНВД, а только с суммы дохода или с оборота. Например, ко мне обращаются оптовики, но я не могу продать им свой товар, если они не зарегистрированы в системе «Честный знак». Ведь в таком случае вся партия будет висеть на мне. Считаю, что маркировка обу­ви должна распространяться на всех игроков рынка, но пока его правила соблюдают лишь добропорядочные продавцы и производители обуви.

 

Из весны в осень

А что сегодня происходит на самом «Роноксе»? После четырех недель изоляции рабочие вновь вернулись в цеха и спокойно приступили к созданию зимней коллекции, а офисные сотрудники тем временем продолжили трудиться дистанционно. Несмотря на простой производственников, фирменные торговые точки в Томске и Стрежевом благодаря политике областной администрации продолжали работать. Чего нельзя сказать про другие регионы: например, в Нижневартовске, Ханты-Мансийске, Новосибирске магазины «Ронокса» не работали, и, как следствие, товар там остался нераспроданным.

– Из-за того что самоизоляция попала на пик весеннего сезона – апрель-май, вся весенняя коллекция плавно перетекла в осень, поэтому дефицита обуви в этом сегменте нет, – утверждает руководитель «Ронокса».

Но впереди зима и последующие за ней времена года. Что будет в моде? Пока отечественные обувные сети очень сдержанны в заказах товара. По оценке экспертов, они практически вдвое сокращают объемы, что непременно отразится на сезонах будущего года.

– Все оптовики сжимают коллекции: если раньше они брали широкий ассортимент, предоставляя покупателю безграничный выбор, то теперь такой роскоши не будет, – прогнозирует Станислав Олтаржевский. – В любом ассортименте подразу­меваются «ударные модели» и те, что «должны быть». Так вот от тех, что «должны быть», мы отказались. Но самое интересное, что наибольший провал по-прежнему наблюдается в каблучной обуви: люди перестали ее брать, основательно переходя в комфорт. Мы сейчас наблюдаем одновременно резкий рост спроса на кроссовочную обувь и резкое падение спроса на сапоги с высоким голенищем.

Кроме избирательности потребителя нельзя забывать про ценовой сегмент: на сегодняшний день только за счет курсовой разницы валют обувь подорожала на 30%. Но реальное повышение цены произойдет лишь в следующем году, потому как большая часть закупок была проведена по старым ценам.

Из-за этого сейчас наблюдается спрос на отечественную обувь. Благо в России имеются собственные фабрики, в частности в Москве и в Ростове. И торгуют они по вполне адекватным ценам, но их рост обязательно произойдет в следующем году. А пока федеральные обувные сети распродают старые коллекции и очень аккуратны в заказе новых. Многие закупают лишь 30–40% от объемов прошлого года. «Ронокс» заказал 55%. Объемы, по словам Станислава Олтаржевского, заметно сократились в силу того, что некоторые фабрики в Китае и Турции закрылись вообще или сузили свой ассортимент до минимума. Сегодня никто уже не отдает сырье в рассрочку, всё отгружается только по предоплате. К слову, товарные перевозки продолжают действовать, несмотря на закрытые границы для рядовых граждан. Но если раньше срок поставок не превышал 17–20 дней, то теперь готовые изделия или фурнитуру из-за рубежа следует ожидать не раньше 1,5–2 месяцев.

 

ЦИФРА

На 30% подорожали импортные поставки сырья и материалов для производства обуви.

 

В поход за обновками

Уже не первый год «Ронокс» предлагает своим покупателям не только обувь для всей семьи, но и одежду. Покупатели это оценили. Сегодня их вниманию предложены качественные товары из Турции, Китая, России, Киргизии. В магазинах выставлены линейки мужских и женских пуховиков на разную температуру и длину, а также куртки, ветровки, свитера, кардиганы, платья, шапки, шарфы.

– Мы работаем напрямую с фабриками, поэтому стоимость изделий не завышаем, – подчеркивает директор предприятия. – Стараемся работать открыто, продавая качественный товар. Кроме того, у нас есть обратная связь с покупателями, поэтому о всех недочетах мне сразу же докладывают мои помощники.

 

Стресс-тест для отечественного производителя

Если подводить предварительные итоги деятельности компании в текущем году, то, по словам Станислава Олтаржевского, провал в работе, безусловно, был, но сейчас все выровнялось.

– Роста нет, но и падения тоже нет, – констатирует руководитель «Ронокса». – Кстати, это касается не только нашей фабрики. Я не знаю ни о каких банкротствах и на других томских предприятиях, относящихся к легкой промышленности. Да, некоторые обувные фабрики в России, из тех, что были сильно закредитованы, закрылись, а все остальные живы и продолжают работать. Например, в Томске ключевые игроки даже добавили в росте. Взять ту же «Царину» – эта компания ведет политику импортозамещения и за счет 30-процентного роста валют смогла получить прибыль и нарастить объемы. Мне кажется, что прошли те времена, когда предприятия сами закрываются. Некоторые, наоборот, идут на расширение производственных площадей в связи с тем, что люди отказываются от импорта и переходят на отечественную продукцию.

Станислав Олтаржевский признается, что сохранить устойчивость оте­чественной промышленности помогло Правительство РФ. Выработанные государством антикризисные меры поддержки коснулись самого широкого спектра предприятий реального сектора экономики. В частности, «Ронокс» вошел в программу, предусматривающую предоставление субсидии в размере одного МРОТ на каждого сотрудника при гарантии сохранения рабочего места.

– Раньше на отечественные классификаторы видов экономической деятельности никто не обращал внимания, а в кризис они очень нас поддержали, – подчеркивает руководитель компании «Ронокс». – Нам грех жаловаться: в октябре мы получили последние суммы по компенсации заработной платы и оборотной деятельности.

Оценивая прошедшие девять месяцев 2020 года, предприниматель признается, что подобного опыта поддержки бизнеса в России еще не было.

– Сейчас наблюдается оживление рынка, но это нехорошее движение, потому что население вкладывает средства в дорогостоящие покупки – квартиры, автомобили, что обязательно приведет к сжиманию рынка одежды, обуви, бытовой техники, ведь после подъема спроса всегда следует спад – законов экономики никто не отменял, – подчеркивает Станислав Олтаржевский. – Главное, чтобы в этих нереально сложных условиях все его участники соблюдали одинаковые правила игры.

Фото: Евгений Тамбовцев

На правах рекламы

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 9 = 1