Стас Старовойтов: Смотрю на себя и думаю: «Мальчик, куда ты полез!»

Статей на сайте: 16967

Стас Старовойтов – единственный пока стендапер из Томска, которого знают все почитатели нового комедийного жанра. Он был первым, кто рискнул честно (а по-другому в стендапе не получается) заговорить на федеральных шоу о глубине сибирских руд, невыносимой легкости провинциального бытия, жене и дочке. Впрочем, амплуа семейного комика тут же дало трещину. Развод открыл новые творческие и личные перспективы. О чем мы и поговорили со Стасом во время его очередного приезда в Томск.

Уровень не понижается. Расширяется

– Есть мнение, что первым стендапером России был Евгений Гришковец. А на твой взгляд, кто стал первопроходцем?

– Александр Незлобин. Во всяком случае, он первый, кто позиционировал свои выступления как стендап. Хотя с тем же успехом можно было бы назвать стендаперами некоторых более ранних артистов юмористического жанра. Яна Арлазорова, например. В свои монологи он включал непосредственное общение с залом. Насчет Гришковца я бы поспорил. Его выступления имеют более театральную форму, вызывают большее эстетическое уважение. Это круче стендапа. Там есть драматургия. Я бы все-таки называл выступления Гришковца не стендапом, а моноспектаклем.

– В твоих первых выступлениях фигурировали хорошо знакомые каждому томичу названия фирм, места в городе и прочие приметы сибирского колорита. Потом реалии провинциального быта исчезли. Когда ты по своим внутренним ощущениям перестал быть комиком из провинции?

– Обойтись без реалий томского быта не получилось бы. Материал для работы стендапер берет из окружающей его действительности. На тот момент это был мой жизненный багаж. После переезда в Москву он перестал подпитываться, и томская тема логично сошла на нет. Произошло это, наверное, года три назад.

– А еще со временем из твоих выступлений ушли шутки про жену, тещу, ты перестал быть семейным комиком. Как ты сам охарактеризуешь свое амплуа на сегодняшний день?

– Мне кажется, у стендапера не должно быть амплуа. Вернее, оно заложено в самом определении жанра – комик. Но у каждого стендапера должен быть свой comedy voice – свой голос. Собственный взгляд на какие-то конкретные явления жизни и способы его выражения. Чтобы то, о чем уже миллионы раз говорили до тебя другие комики, звучало свежо, смешно, ярко, оригинально, остроумно. Есть ли у меня свой comedy voice?.. Не уверен. Я еще в поиске.

– Образование стедаперу помогает?

– И не помогает, и не мешает. Оно дает большее поле для деятельности. Кто-то из известных западных комиков выдал классную формулу: комедия – это невежество, помноженное на наглость. Когда ты не разбираешься в каком-то предмете, но нагло и уверенно про это говоришь, получается, как правило, очень смешно. Если же ты хорошо образован, достаточно начитан, пользуешься большим набором тем и языковых приемов, это делает твои выступления более сочными, меткими, образными. Потому что у тебя способ донесения шуток другой.

– Сегодня уровень откровенности стендаперов зашкаливает. Раньше они признавались со сцены в супружеской измене, сейчас вываливают различные физиологические подробности. Есть предел этой откровенности?

– Я бы не сказал, что уровень откровенности повышается. Скорее, расширяется. Когда ты переходишь определенную границу и затрагиваешь в монологах интимные для каждого человека вещи, рано или поздно будешь говорить о том, как ты пукаешь, какаешь и прочее. По большому счету, почему бы нет, это тоже неотъемлемая часть нашей жизни. Другое дело, что из этого должен родиться текст, вызывающий смех. Иначе бессмысленно касаться таких тем.

«В Томске они должны быть. Но почему-то нету»

– Как тебе кажется, если когда-нибудь появится номинация «Лучший стендапер года», в какой сфере она будет вручаться? В шоу-бизнесе? Или это какая-то окололитературная премия?

– «Большая книга» (национальная литературная премия. – Прим. ред.) нам точно не светит (улыбается). Трудно предположить… Возможно, что-то из серии вечерника «Юмор FM».

– Большая у вас конкуренция? Сколько примерно стендап-комиков в Москве?

Сложно прикинуть. По всей стране, наверное, тысячи полторы наберется. Но прирост происходит постоянный. Каждый год в Москве проходит стендап-фестиваль «Открытый микрофон». Последний раз он собрал около тысячи участников со всей России. Были, кстати, ребята из Томска. Но про них ничего сказать не могу. Собственно, как и про остальных участников. Я этот фестиваль уже давно не смотрю. Мне тяжело потреблять такое количество юмора.

Из какой географической точки выходят самые лучшие комики?

– Беларусь представлена большим количеством успешных стендаперов. В Питере много интересных самобытных ребят. По идее, они должны быть и в Томске. Но почему-то нету.

– Если попытаться составить карту выступлений стендапера, где вашего брата лучше всего принимают?

– Я бы не стал делить на «лучше/хуже принимают». У разных городов и регионов есть своя специфика восприятия. Ее нужно учитывать. В Казани, например, с ее мусульманским обществом шутки про сексуальные и тем более про гомосексуальные отношения не прокатывают. В Норильске совершенно особенная публика. Открытая до наглости, как я это называю. В Томске раз на раз не приходится. У меня было здесь два сольника: один прошел на ура, на втором принимали прохладно. Может быть, это от времени года зависит…

Стендап (англ. stand up) – комедийный жанр, когда комик выступает перед живой аудиторией, обычно общаясь напрямую со зрителем. Часто для стендапа организуются специальные клубы. Выступающего называют стендап-комиком, комиком или стендапером. В его репертуар, как правило, входят авторские монологи, короткие шутки, истории и импровизация с залом.

– Тебе важно во время выступления видеть лица людей, которые пришли тебя послушать?

– Помню, однажды выступал в большом северном промышленном городе с плохой экологией. Зал был темен, лиц было не видно, я остановился на секундочку, и мне стало страшно. Темнота, и в этой темноте кашляют люди: в партере, в амфитеатре, на балконе…

Не очень люблю смотреть в зал. Наши люди эмоции скрывать не склонны. Можешь на­ткнуться на такое лицо, по которому начнешь судить обо всем зале. А это не всегда справедливо. Я не любитель вступать в диалог с залом помимо запланированного сценарием. Не раз сталкивался с тем, что публика пассивно агрессивна. Не знаю, с чем это связано. Может, с ценой на билеты. Они пришли, чтобы получить за выложенную ими сумму определенную эмоцию, уровень шуток ждут соответствующий. Если начинаешь лепить со сцены все что в голову взбредет, не прокатывает.

– Юмор делится на мужской и женский?

– Только с точки зрения восприятия. У меня есть теория, основанная на личных наблюдениях. Женщины прямую критику не воспринимают. Если хочешь насмешить женскую аудиторию, монолог должен нести подтекст «Девчонки, вы такие чудачки, так много косячите. Но мы вас за это и любим». Действует стопроцентно. Или когда мужчина-стендапер стебется над своей девушкой. Срабатывает перенос: «Мы не хотим быть предметом осмеяния, но над твоей бабой с удовольствием поржем».

Если говорить про девушек-стендаперов: наше общество сформировано так, что женщине сложно зайти на определенные темы, которые самые выигрышные, но они негласно считаются мужскими – политика, семейные отношения, секс. Приходится шутить про мужиков-козлов и неудачно купленные сапоги. Российской женщине вообще сложно быть красивой и смешной одновременно. Она слишком много сил положила на то, чтобы в наших реалиях оставаться красивой и женственной.

Отвергаешь – обоснуй!

– Допускаешь, что когда-нибудь тебе будет неловко за то, чем ты занимаешься сегодня?

– Мне и сейчас бывает стыдно. Смотришь иногда свои старые записи и думаешь: «Мальчик, куда ты полез?» С другой стороны, это работа, которая позволяет мне обеспечивать себя и свою семью. И я делаю ее честно.

– Не тянет уйти в какую-нибудь академическую сферу?

– Тянет, конечно. У стендапа, при всем моем хорошем к нему отношении, нет культурной ценности. Хотелось бы попробовать себя в литературе, музыке, театре. Хотелось бы ощутить, что я занимаюсь по-настоящему серьезным делом. Уже несколько лет вынашиваю идею проекта «Комики читают». Пробный заплыв был. На одном мероприятии мы с ребятами из стендапа читали Довлатова, эксперимент прошел на ура. Другое дело, что нужно найти под этот проект литературного редактора. И команду единомышленников. Пока чаще встречаю непонимание: «Нужно просто читать книгу и всё? И шутить не надо? А в чем тогда смысл?» Смысл есть. В том, как ты будешь работать со словом, какие смысловые оценки и акценты расставишь. Из этого будет строиться твое выступление.

– Драматические артисты говорят: заставить публику смеяться легко, а вот заставить плакать…

– Вот с этим поспорю. Заставить человека плакать легче. Грусть, тоска, жалость и прочие эмоции, выбивающие из нас слезу, универсальные. Заплачем мы примерно по одному и тому же поводу. А понятие того, что достойно смеха, у всех разное. Много зависит от уровня образованности, менталитета, от того, как человек воспринимает этот мир. И вообще, русским людям страдать легче и понятнее. Это наша национальная черта.

– Случалось такое, что люди скупую слезу пускали во время твоих монологов?

– До слез никогда не доводил. Моя мечта – построить концерт так, чтобы люди заплакали в конце. А потом снять это настроение какой-нибудь глубокой и остроумной фразой за жизнь, чтобы все улыбнулись. От такого эмоционального контраста у людей останется приятное послевкусие. Они придут домой в умиротворенном настроении, будут ночью хорошо спать и увидят красивые сны.

– Допустим, появилась возможность делать по жизни только то, что нравится. Чего бы тебе хотелось?

– Философствовать в больших количествах. И чтобы это пользовалось успехом. Такой интеллектуальный стендап замутить. Хотелось бы иметь возможность не только смешить людей, но и подгрузить им собственные размышления. И чтобы они их разделили. А если нет, то отвергли. Но обоснованно (улыбается).

Автор: Иван Шмелев

RSS статьи.  Cсылка на статью: 

Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

67 + = 71